Мужское воспитание: Екатерина Попова о разнице между отцами и матерями

Наша колумнистка Екатерина Попова разбирается, чем мужское воспитание превосходит женское и стоит ли матерям учиться у отцов, или наоборот.

Мужское воспитание: Екатерина Попова о разнице между отцами и матерями Getty images

В России долг по алиментам составляет около 100 млрд рублей, лишь 10% мужчин подают заявления об опеке над детьми после развода, женщины тратят в день на уход за ребёнком и домашнюю работу почти вдвое больше времени, чем их мужья, декретный отпуск берёт едва ли не один отец из ста, но «мужское воспитание» всё ещё считается более правильным и во всех отношениях превосходящим «бабское». Мужчины утверждают, что их жёны и тёщи способны только сюсюкать и опекать, в то время как лишь они, отцы, могут превратить младенца за 18 лет в самостоятельного, уверенного в себе человека.

Почему же тогда женщины продолжают брать на себя большую часть забот о ребёнке? Ведь рядом есть эксперт, который утверждает, что может сделать это лучше. Не проще ли делегировать ему задачу, а самой заняться чем-то попроще — образованием, карьерой, творчеством? Ответ очевидный: женщины прекрасно знают, что в большинстве случаев скрывается за «мужским воспитанием», и потому стараются с ним не связываться. Но давайте поговорим подробнее о принципах, на которых основан мужской подход.

Ремнём и страхом

Это очень печально, но большинство мужчин считают, что бить ребенка — можно и даже нужно. ВОЗ и ООН могут публиковать десятки отчетов, рассказывающих, к чему приводит насилие над детьми, но всё это натыкается на суровое мужское: «Меня пороли, и ничего — не умер, человеком вырос». Некоторые отцы настаивают, что «берёзовая каша» — это даже не экстренное средство, а обязательная постоянная часть рациона любого ребенка (особенно мальчика): без этого не запомнит, не поймёт, не проникнется. Иногда насилие меняют на запугивание: ведь проще за пять минут придумать для ребенка страшную сказку, которая будет пугать его несколько лет, чем потратить несколько часов, объясняя, почему надо поступать так, а не иначе.

«Мой муж верит, что если дать плачущему ребенку по попе, то он сразу прекратит плакать и успокоится. Вот прямо в ту же секунду замолчит и пойдет чинно-благородно строить башенку из кубиков. Он не применяет, слава богу, но верит. То есть на мои уговоры-беседы с плачущим сыном он заявляет: „Дать по жопе — сразу успокоится!“»

«Мама отправила нас за книжками зимой в магазин. Мне было года три. Мы купили азбуку и какую-то сказочку. Дорога лежала через лес в 30-градусные морозы. Пока папа катил меня на санках, я листала книжки. „О, это буква А!“ — „Правильно. А следующая какая?“ — „Я не знаю“. — „Пока не скажешь, мы из леса не выйдем“. И мы не вышли, пока я не посинела. Папа привез меня домой. А на следующий или в тот же день меня отправили с мамой на скорой в больницу. Там мы пролежали несколько недель».

«Папа ребёночка сожрал самые вкусные конфеты из детского подарка и вместо конфет завернул в фантики камушки, несколько старых ластиков и кусочки пластилина. Потом положил подарок на прежнее место. А когда пятилетний ребенок, найдя всё это, сильно рыдал, папа объяснил: Дед Мороз конфеты приносит только хорошим деточкам, а плохим — камушки. Вот вспомни-ка, сколько раз в прошедшем году ты себя плохо вел? Вот ровно столько конфет и превратились поэтому в камни. Это, говорит, тебе такой урок от Деда Мороза на будущий год».

«Дочь приходит от бывшего мужа. Бросается ко мне: мама, больше папу не пускай к нам домой. Я тут же на измену: что случилось? Отвечает: я не хотела грибной суп, а папа меня кормил насильно».

«Мой отчим „лечил“ брата от мастурбации тем, что однажды очень сильно дернул его за пенис. Брату тогда было 4 года. А когда ему исполнилось 8 лет, отчим как-то раз поднёс ножницы к его пенису — типа, отрежет, если брат не перестанет держать руки в трусах».

Слабоумие и отвага

По данным ООН, в юности, когда причиной смерти редко являются болезни, большинство женщин гибнет из-за насилия или оставшись без медицинской помощи во время беременности и родов, в то время как мужчины умирают из-за своего рискованного поведения. Иными словами, девушек убивают, в то время как юноши сворачивают шеи, на спор проверяя, можно ли спрыгнуть с балкона восьмого этажа в сугроб.

Популярное

Это не их вина, это их беда — мальчиков с детства учат отыгрывать модель бесстрашного авантюриста, презирающего опасность и здравый смысл. Опять же, взрослый человек имеет полное право решать, прыгать ему с парашютом или сначала выбросить его из самолёта, а потом ловить в воздухе.

Вот только проблема в том, что мужчины переносят своё презрение к осторожности на отношения с детьми. Разумеется, в сугроб ребёнка с балкона бросать никто не будет, но игнорирование обычной техники безопасности наблюдается сплошь и рядом. И последствия в виде больничных и ухода за травмированным ребёнком всегда приходится расхлёбывать женщинам.

«В отеле был маленький бассейн с горкой для малышей. Все съезжали на попе. Один папаша решил посадить на доску для плавания пятилетнего сына и так спустить с горки. Ему несколько человек, включая сотрудника отеля, сказали, что нельзя так делать, ребёнок может удариться. А он: „Ну ударится! Пацан должен быть храбрым“. В результате мальчик улетел дальше, чем надо, и врезался головой в бортик бассейна. Вызвали скорую, кровь хлестала. Прибежавшей матери этот придурок сказал, что здесь опасные горки и можно засудить отель».

«Оставила дочь с мужем. Когда к вечеру вернулась домой, выяснилось, что после обеда дочь начала хрипеть и у нее поднялась температура, а он даже в больницу не позвонил. Я вызвала скорую, пять суток ребенок лежал под капельницей, продолжая хрипеть, теряя в весе и ни на что не реагируя. Уговорила врачей сделать рентген: металлическое острое инородное тело в пищеводе. Хитрой формы, зонд проходил через него, поэтому промывание ничего и не дало. Я поседела под дверями операционной. Когда ткнула в морду этому отце-скотине тем, что из ребенка вынули, он пожал плечами: „Она что, дура, что ли, глотать? Я же поиграть ей дал“. Внимание! Годовалый ребенок. Чтоб не мешала телик смотреть, он дал дочери ящик со всяким железным хламом и ничего не сказал врачам. Еще сутки дочь провела в реанимации, ей фантастически повезло, что эта хрень не разорвала ей пищевод».

«Дед внука обожал, много с ним возился и постоянно напрашивался погулять, еще когда мелкий был грудничком. Несколько лет спустя я узнала, что в ходе прогулки дедуля любил пива выпить. Немного — одну бутылку. Но где он его брал? Оставлял коляску возле магазина и заходил внутрь!»

«Я очень любила, когда папа водил меня в садик: он всегда интересно рассказывал обо всём на свете, про научные открытия и прочую познавательную всячину. Мы частенько останавливались по пути где-нибудь в парке и разглядывали с лупой каких-нибудь букашек или росу на паутинке. Из-за этого папа частенько опаздывал на работу и поэтому отпускал меня на последнем отрезке пути до садика топать одну. Дорога шла мимо других садиков, и в это время толпы других родителей тоже вели сдавать в них чад, так что вроде всё было безопасно. Но однажды зимой папа в очередной раз отправил меня самопехом, а путь под горку был крут и по зиме скользок. Я растянулась и сломала руку».

«Малому было полтора года, когда муж (мы разводились) возил его на мопеде, просто поставив впереди. Меня до сих пор трясет».

«Папа дал моим братьям 7 и 9 лет боевой арбалет поиграть. Все целы, даже мама».

«У меня очень хороший папа, но как-то на отдыхе мы играли в бадминтон — и он очень резко, на большой скорости, несколько раз вмазал мне воланчиком точно в центр лба. Было очень больно, но смешно. Или смешно, но очень больно. Защититься от этого удара я не могла. И только в 40 лет до меня дошло: а если бы в глаз? До города часа четыре на автобусе по серпантину либо по воде на катере, который ходит несколько раз в сутки. Этот же самый отец меня оберегал от спичек, ножниц, опасных игр с котом, а тут вот классическое „Я не подумал“».

Самые лучшие вещи в мире — бесплатные

Удивительный факт: мужчины, покупая что-либо себе, прекрасно могут объяснить, почему надо брать дорогое и качественное, но, как только речь заходит о детях, они категорически отказываются понимать, почему нельзя обойтись «малой кровью». Как это — нельзя кормить сосисками? Почему бы не покупать одежду за копейки — всё равно же порвёт и испачкает? Погоди, зачем в платную клинику, ведь есть же полис ОМС? К чему искать импортную вакцину, если отечественная в каждой аптеке?

Особенно яростные битвы начинаются, когда дело доходит до алиментов: мужчины присылают бывшим женам калькуляции, в которых доказывают, что три тысячи в месяц — это ровно половина суммы, хватающей на полноценное содержание ребёнка, так что большего пусть не ждёт. Обещают также подкинуть на одежду, но предупреждают, что их не проведёшь: курточка и ботиночки носятся не один год, так что клянчить на них каждый сезон не стоит.

«Сын за год вырос на 20 см в подростковом возрасте, а папа на следующую зиму допытывался, почему он поехал с ним на сноуборде кататься не в прошлогодних штанах. В ответ сын отдал 40-летнему папе обувь, из которой вырос в 14 лет».

«У меня муж прекрасный, и папа он отличный, но когда я говорю, что пора покупать комбез или куртку, ботинки или сапоги, он говорит: раз надо, значит, купим, но куда старые делись? Прям действительно удивляется, для справки: деточке 9 лет, ростик — 145 см и ножка — 36, с лета до лета обычно плюс 2 размера к обуви и в год 7−8 см роста».

«Бывший буквально мечтал, чтобы я немедленно родила (лучше двух). Когда я уточнила, как он это себе представляет в комнате 12 квадратов в коммуналке, страшно удивлялся: я же так вырос, что такого? И денег, говорил, особо не надо, что ты переживаешь, моих 35 тысяч за глаза хватит».

«Мечтала о велосипеде. На день рождения в 12 отец подарил мне свой б/у велосипед, мол, катайся, дочь. А я тогда была маленькой, ростовка — ну никуда. Велик радостно отжал брат и укатал за пару месяцев, в итоге разбив».

«Дочка учится в другой стране. Ехала домой на каникулы с несколькими пересадками. В аэропорту ей стало плохо, и она опоздала на самолёт, автоматически не успев ещё на один рейс. Купить билеты на следующий — 30 000 рублей. Я только что оплатила ее школу и проживание, денег нет, а у меня ещё двое. Прошу бывшего мужа. Он: ничем не могу помочь, нужно было думать, когда разводилась».

«У подруги бывший муж сидит с маленьким сыном во время болезни, поскольку не работает. Всё нормально, никаких особых проколов, однако есть „но“. Он предложил установить ему почасовую оплату, поскольку он тратит на сына драгоценное время!»

Никаких розовых соплей

Мужчины презрительно отзываются об объятьях и теплых словах: по их мнению, сюсюканья, обнимашки и разговоры по душам — удел женщин, отец же — вожак, чьё дело — строгими ограничениями формировать личность и своим примером показывать, каким надо быть ребёнку. Некоторые «альфа-самцы» даже не разрешают жёнам проявлять любовь к сыновьям, опасаясь, что от лишнего поцелуя на ночь парень вырастет не в вожака, а в какую-нибудь «омежку».

И снова сложно мужчин в этом винить: большинство из них выросло под присказку «Мальчики не плачут». Ещё мальчики не обнимаются, не сочувствуют, не говорят про любовь, не признаются в привязанностях. Однако понимание, почему мужчины такие, никак не меняет того факта, что родитель, который может только составить список правил и требовать их соблюдения, — это не совсем то, что необходимо ребёнку. Вернее, совсем не то.

«Бывший мой, когда к нему привозили сына раз в месяц или реже, учил его самостоятельности: не общался с ним, чтобы ребёнок научился занимать себя чем-нибудь. А то „бабы растят несамостоятельного ребёнка“. Ребёнок тогда в начальную школу ходил».

«Мой папа — музыкант по образованию, и меня отдали в 6 лет в музыкальную школу. Когда я репетировала дома, он все время презрительно говорил, что у меня пальцы коротки и не быть мне Рихтером или что-то в этом роде. Так он меня воспитывал».

«В детском саду недавно забирала ребенка, группа разновозрастная, пришла мама за мальчиком, ему лет 5 максимум. Рассказывает, что муж запретил его обнимать, сажать на коленки, ругает, если он плачет, под предлогом, что „нечего растить бабу и слюнтяя“».

«Папа „помогал“ решать проблемы с агрессивным, некорректным поведением учителей: ржал и объяснял мне, 10-летней, что у „училок“ просто недотрах, климакс, месячные и вообще половые проблемы, и советовал так отвечать на их хамство».

Какая еще матчасть?

Существует распространённый миф, что у женщин родительство в крови. Рождается ребёнок, и — опа! — девушка уже всё знает: как кормить, как укачивать, как пеленать. Но на самом деле это, конечно, не так. Матери осваивают колоссальные объёмы новой информации, и начинается это ещё до рождения ребёнка. Изучаются все вопросы, начиная от физиологии и медицины и заканчивая химическим составом пластика в детских игрушках.

Мужчины редко интересуются подобными вопросами. Обычно они либо учатся у жены, либо опираются на собственный опыт (см. пункт «Меня пороли, и человеком вырос»), либо адаптируют имеющиеся знания по другим темам, часто радуя окружающих удивительными логическими конструкциями, получающимися после того, как рассказы Джека Лондона про иерархию в собачьих упряжках переносят на семью.

«Знаю мужчину, который говорил: „Всё, что надо для выживания, я передал детям во время коитуса“. Дочки умные действительно получились, отличницы, а больше, по его мнению, ничего, кроме генов, им давать не надо».

«У подруги муж категорически отказывался купать ребёнка и менять ему памперсы, так как считал, что от такого контакта он вырастет геем».

«Дочери было 3 месяца, и у нее началась неостанавливающаяся диарея во время отдыха в отеле. Дочь была на Г. В. Муж — врач, араб. Приезжаем к педиатру, и муж начинает разглагольствовать, что это, мол, я панику развожу, это все из-за смены климата и воды. Видели бы вы лицо педиатра: отель был в 100 км от дома».

Конечно, нельзя говорить, что все мужчины — плохие родители, на которых даже рыбок опасно оставлять, не то что ребёнка. Есть те, которым можно спокойно доверить детей — хоть больных, хоть здоровых. Встречаются и такие, которые не стесняются сознаваться: жена и дети для них главное, карьера — лишь средство для того, чтобы семья жила счастливо.

«У меня есть дед. Он научил меня читать по журналу „За рулем“, водил меня в магазин „Автозапчасти“ и в гараж, научил меня любить автомобили и старым, правильным правилам поведения на дороге и уважению к другим участникам движения, покупал мне машинки и игрушечного коня, когда я заболела ветрянкой, рисовал на мне танки и самолеты (и я переставала реветь), показывал мне пример храбрости — катался со мной на колесе обозрения (я только потом узнала, что он страшно боится высоты)».

«У нас в семье на воспитании и уходе за детьми (начиная, собственно, с меня самой в детстве) специализируется мой папа. Я не встречала в жизни никого более заботливого, внимательного и терпеливого. Не представляю, как у него это получается, сама я даже близко так не могу, моментально устаю».

«Мне было 4 года, и мне не дали роль Снегурочки в детском саду, взяли другую девочку, высокую и красивую, с косой. Я страдала. Никому ничего не говорила, просто было очень грустно. Дедушка всё выспросил. Ничего не сказал, кроме „Ты настоящая принцесса“. И сделал кукольный сказочный домик — с окнами, обоями, комнатами, мебелью, трубой и снегом из ваты на крыше. Я росла в его мастерской, и мы вместе ухаживали за маленьким виноградником и собирали липовый цвет, он ходил в школу, если у меня случались беды, и очень меня берег — как мог, пока мог. Меня эта любовь до сих пор спасает иногда, хотя его нет уже больше двадцати лет».

«У меня был прекрасный дед, хоть и умер рано, иначе я о нормальном обращении мужчины с ребенком только в Интернете узнала бы. Ходили с ним в походы, никогда не слышала мутной ерунды в духе „ты же девочка, девочкам нельзя то, это, третье, десятое“. Читали книжки, „Повесть о настоящем человеке“ до сих пор где-то сохранилась. Вешали на кривую старую яблоню кормушку для птиц, она и после деда висела там несколько лет. Прекрасно рисовал, но никогда меня этим не напрягал, не уговаривал — и вот я тоже рисовать люблю, и у меня неплохо получалось. С ним я никогда ничего не делала из-под палки, всё как-то шло само собой. Не скажу, что дед меня как-то воспитывал, он просто любил меня и не мешал жить и расти. Я потому и знаю, что родительская любовь может быть нетребовательной и без ремня и скалки».

И знаете что? Все описанные примеры, когда мужчина был прекрасным отцом или дедом, не имеют никакого отношения к «мужскому воспитанию». Нет ничего уникального, исключительно мужского, что не делали бы женщины. Быть хорошим отцом — это находиться рядом, уметь сочувствовать и сопереживать, знать интересы ребенка, защищать и оберегать его, проводить вместе с ним время, поддерживать, когда он в этом нуждается, отходить в сторону, когда пытается что-то сделать сам. И женщины давно это умеют. И, возможно, стоит уже перестать гордиться своими мифическими приёмами по превращению волчат в вожаков и поучиться у матерей, как воспитывать обычных счастливых людей.

Понравилась статья?
Подпишись на новости и будь в курсе самых интересных и полезных новостей.
Спасибо.
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария