Мультиварка варит, а я устаю: почему домашнее хозяйство до сих пор тяжелый труд

Всякий раз, когда женщины в социальных сетях и на форумах жалуются, как выматывает их домашняя работа, обязательно найдутся комментаторы, которые вспомнят, что «наши бабки справлялись без стиральных машин и мультиварок». О какой, мол, усталости может идти речь, когда большинство женщин — горожанки, у которых нет ни огорода, ни домашней скотины, ни пяти-восьми детей, зато есть вся возможная техника и целый спектр недорогих бытовых услуг — от доставки продуктов до «мужа на час»? Выясняем, отчего же мы так устаем.

Мультиварка варит, а я устаю: почему домашнее хозяйство до сих пор тяжелый труд Getty images

На самом деле в первую очередь следует развенчать миф о том, что наши прабабки, бабки и матери «справлялись и не ныли».

Согласно статистическому очерку А. Г. Рашина «Население России за 100 лет (1813−1913)» смертность женщин в возрасте от 15 до 50 лет была стабильно выше смертности мужчин того же возраста. Эпидемии, неурожаи, голод и отсутствие медицинской помощи не делят свои жертвы по признаку пола, так что эти факторы можно отбросить. Безусловно, основные причины повышенной женской смертности — роды и домашнее насилие, но не следует забывать и о том, что за эти 100 лет Российская империя участвовала в шести войнах, на которых гибли в основном мужчины. Однако умирали чаще женщин не мужчины военнообязанного возраста, а младенцы и старики. Какая же напасть так выкашивала наших прабабок в возрасте от 15 до 50, что потери среди женского населения превышали потери среди мужского, уходящего то на одну, то на другую войну? Это в том числе был и тяжелый домашний труд и уход за детьми. Они не справлялись. Они становились дряхлыми старухами в 30 лет, а потом умирали.

Что же касается наших бабушек и мам, то нужно иметь в виду, что требования к быту в их времена были совершенно иными.

Да, в их распоряжении не было стиральной машинки-автомата с десятком функций, а было корыто со стиральной доской или таз с моторчиком (именно это и представляла собой знаменитая «Вятка»), но это означало, что и стандарты стирки были совершенно другими. Стирка отнимала весь день, а потому устраивалась не чаще раза в неделю, а то и в две. Твоя мама наверняка помнит, как с первого класса ее приучали регулярно отпарывать, стирать и пришивать на место воротничок и манжеты школьной формы: это делалось потому, что они были белыми и быстро пачкались. Форменное платье было темно-коричневым, и потому оно не стиралось, пока буквально не начинало «стоять колом». Одежда считалась грязной тогда, когда покрывалась пятнами. Сегодня никому из нас не придет в голову надеть одну и ту же вещь два раза подряд за исключением особенных случаев: мы не стираем то, что понесем в химчистку, и не стираем джинсы после одного дня носки, чтобы они правильно и красиво состарились. Во всех остальных случаях абсолютно чистая визуально и приятно пахнущая (антиперспиранты делают свое дело) одежда отправляется в корзину с грязным бельем, после того как мы 8 часов посидели в ней на стуле в офисе.

Популярное

Никому из наших бабушек не пришло бы в голову выбросить неиспорченную еду и потратить время на приготовление новой только потому, что блюдо не удалось или просто никто в семье не захотел его есть. Мы проделываем это регулярно: заставлять семью есть то, что не хочется, мы отказываемся, и сами давиться такой едой не желаем. Наши бабушки не готовили отдельную еду себе, мужу и детям, а многие из нас поступают именно так: у тебя диета, он не наедается, у детей аллергия, капризы, или у тебя идея-фикс «детское питание должно быть только здоровым!».

Уборка отнимала меньше времени по очень простой причине: у наших бабушек было примерно в три раза меньше вещей, чем у нас. У наших мам — тоже. Сравнивать современный быт с бытом прошлого совершенно бессмысленно.

Но даже если обойтись без сравнений, мы понимаем: у нас правда есть вся возможная домашняя техника, мы можем заказать любую услугу, а если нам вдруг не хватает знаний и умений, мы в состоянии научиться ведению домашнего хозяйства по любой системе — от «Флайледи» до «Магии уборки Мари Кондо». Казалось бы, уставать правда особо не от чего. Так почему мы так устаем?

Потому что всё домашнее хозяйство свалили на нас

Парадоксально, но факт: мужчины до сих пор уверены, что домашний труд — это женское дело и в лучшем случае иногда «помогают» по хозяйству (после серии мотивационных действий с нашей стороны, которые они называют «пилежом»). Ни о каком равном вкладе в домашнее хозяйство не может быть и речи. Мужчины любят заявлять о том, что они делают «тяжелую мужскую работу», но, во-первых, зачастую они ее не делают, потому что не умеют или боятся (неверно установленный полотенцесушитель грозит судами и огромными убытками, когда его сорвет, проще пригласить сантехника), а во-вторых, в чем она состоит, эта тяжелая работа в условиях городской квартиры? Сравнимы ли затраты времени и усилий на, к примеру, ежедневное мытье посуды и на перестановку мебели раз в пять лет?

Кто больше и чаще занимается бытом?
Я, конечно!
0%
Мой мужчина
0%

В ответ на это вполне логичное замечание мужчины обычно заявляют, что целый день заняты на работе и очень там устают, будь любезна, дорогая, к его приходу обеспечить ужин, чистоту и свежевыглаженную рубашку на завтра.

Предполагается, что женщина не работает и ей нечем заняться, кроме домашнего хозяйства? Что ж, давай посмотрим, так ли это.

Откроем занимательную книжку «Россия в цифрах. 2019» — официальное издание Росстата. И что же мы там видим?

На 2018 год количество занятых в сфере труда в РФ 75 060 000 человек. Из них мужчины — 37 199 000 человек, женщины — 35 156 000. Уровень занятости в процентах: мужчины — 71,7%, женщины — 60, 2%, разница — 11,5% Нельзя сказать, что разница прямо огромная.

Может быть, это замужние женщины бросают работу и «садятся на шею мужу»?

Проверяем.

Таблица распределения численности занятых и безработных по семейному положению говорит нам, что процент работающих замужних женщин — 65,8. Вроде бы не так уж и много. Но процент работающих женатых мужчин — 73,9. То есть 26,1% женатых мужчин — безработные. И разрыв между работающими мужчинами и женщинами, состоящими в браке, меньше чем между работающими мужчинами и женщинами в целом: всего-навсего 8,1%.

Таким образом миф о том, что едва ли не большая часть замужних женщин — домохозяйки, которым больше и заняться нечем, кроме стирки, уборки, готовки и ухода за детьми, в пух и прах разбивается безжалостной статистикой. Мужчины и женщины, состоящие в браке, работают почти наравне — даже при том, что в отпуск по уходу за ребенком, из которого работодатель часто не ждет работника обратно, уходят всего-навсего 2,02% мужчин и, соответственно, почти 98% женщин.

Итак, мы выяснили, что работают мужчины и женщины практически на равных (правда, женщины получают за тот же труд меньше денег — почти на 30%)

Теперь давай перейдем к доказательствам того, что всю домашнюю работу действительно свалили на нас. Узнаем, сколько времени и усилий россияне, состоящие в браке, тратят на домашнее хозяйство.

Исследование Елены Мезенцевой, кандидата экономических наук, доцента Высшей школы экономики, доказывает, что в целом затраты времени на домашний труд у женщин более чем в 2 раза выше, чем у мужчин, и в основном в таких делах, как поиск и покупка продуктов питания, приготовление пищи, уборка квартиры, стирка одежды. В среднем замужняя женщина тратит на домашний труд 35,9 часа в неделю, женатый мужчина — 14,9 часа. То есть ни о каком равном вкладе в домашнее хозяйство речи не идет: женщины ценой своего времени и своих сил обслуживают семью.

Согласно тому же исследованию, больше всего мужчин участвуют в приготовлении пищи (44,1% против 94,5% у женщин), а больше всего времени они тратят на уход за детьми (4,2 часа в неделю).

Но, может быть, у мужчин так много времени отнимает работа, что ни детьми, ни домашним хозяйством им заниматься попросту некогда? Читаем заключительную часть исследования: «Для обоих полов отмечается снижение затрат времени на домашний труд при увеличении трудовой нагрузки в рыночной сфере, однако для женщин этот эффект носит гораздо более выраженный характер. В результате в группе респондентов, имеющих максимально высокий уровень рыночной занятости (свыше 70 часов в неделю), гендерные различия в затратах времени на домашний труд практически нивелируются. Одновременно для женщин отмечается выраженный эффект компенсации низкой рыночной занятости (и, соответственно, низких доходов) за счет увеличения затрат домашнего труда, чего не наблюдается у мужчин. В этом отношении следует признать, что поведение женщин в большей степени следует логике экономической рациональности, нежели поведение представителей „сильного пола“» .Иными словами:

если женщина работает очень много, она перестает тратить время на домашнее хозяйство. А если очень мало — то начинает его тратить и берет на себя еще больше домашних обязанностей, чем обычно. Если мужчина работает очень много, он тоже перестает тратить время на домашнее хозяйство. А если работает очень мало, то… Нет, не начинает. То есть даже мужчины, работающие по системе «не бей лежачего», уверены, что домашний труд — женское дело, и не намерены в него полноценно включаться.

Потому что вести быт — это не «кнопочки нажимать»

Что ж, пусть мужчины не желают заниматься домашним хозяйством, но в ответ они вроде бы резонно спрашивают: а зачем в него вообще включаться, там же совершенно нечего делать! Стирка занимает 10 минут: 3 минуты на то, чтобы затолкать белье в барабан, минута — на то, чтобы порошок насыпать и кнопочку нажать, еще 6 минут — развесить постиранное, и это если не торопиться особо. Ужин? Ну пусть 20 минут на то, чтобы нарезать продукты, а дальше кнопочку на мультиварке жмешь — и спи-отдыхай! Покупка продуктов? Ой, можно подумать, так тяжело корзину в онлайн-гипермаркете собрать, все равно часами сидишь, уткнувшись в свой смартфон!

Эти аргументы, безусловно, лучше всего доказывают предыдущий тезис: многие мужчины понятия не имеют, что это такое — ведение домашнего хозяйства. Потому что нажимание кнопочек — только верхушка айсберга.

Большую часть ресурсов у нас отнимают так называемые «безымянные домашние дела».

Вот, например, стирка. У стирки есть имя и есть понятный алгоритм действий: загрузить белье в машинку, задать программу, развесить выстиранное.

Но на самом деле понятие «стирка» включает в себя еще множество действий. Белье нужно рассортировать по цвету и типу тканей. Нужно помнить, какой тип одежды предпочитает твоя семья, какие средства для стирки подходят для этого типа, нужно отслеживать их наличие и не забывать покупать. Бельевую корзину тоже нужно периодически мыть, иначе она начнет распространять неприятный запах (кроме того, на ее дне вечно скапливаются мелкие вещи типа монет, зажигалок и наушников, которые нужно разнести по местам). Всю одежду нужно проверить на наличие посторонних вещей в карманах. После стирки белье нужно развесить, потом погладить, затем убрать в шкаф. Стоп, вернемся к стиральной машине: ее нужно протирать снаружи и периодически чистить внутри. Нет, не прогоном пустого барабана со средством от накипи, хотя и это тоже (не забыть купить средство!). Нужно вытащить и вымыть лоток для порошка (в нем быстро заводится плесень), разобрать и прочистить фильтр, вымыть изнутри резиновый уплотнитель барабана. А теперь — шкаф. В шкафу нужно наводить и поддерживать порядок, иначе ничего нельзя будет найти. В шкафу хранится ткань, ткань постоянно «теряет» мельчайшие частички: если встряхнуть чистый пододеяльник в солнечной комнате, станет ясно, о чем идет речь: в воздух поднимется мельчайшая пыль. Вся она оседает на внутренних стенках шкафа, на перекладине и вешалках. Спроси у первого попавшегося тебе мужчины: когда в последний раз он протирал от пыли вешалки для одежды? А когда менял чехол на гладильной доске?

И так происходит с любым делом. Приготовить ужин — это не «забежать после работы на 15 минут в магазин, нарезать продукты и закинуть в мультиварку». Это держать в памяти набор продуктов, которые есть дома, и купить недостающее; помнить, в какой из магазинов имеет смысл идти за мясом, а в какой — за фруктами; рассортировать покупки: пересыпать крупу в банки (кстати, нужно наводить и поддерживать порядок в кухонных шкафах), убрать портящиеся продукты в холодильник (который желательно раз в неделю освобождать от ненужного и протирать, а раз в месяц — мыть), заранее надо было достать что-то из морозилки, если это необходимо (помнить об этом, да); в процессе готовки пачкается посуда — нужно или параллельно мыть ее, или убирать ее в посудомойку (кто до этого ее разобрал? Кто ее чистит? Кто закупает расходники?); если ужин и правда готовится в мультиварке, над блюдом действительно не нужно стоять, помешивая, но мультиварку нужно чистить, а не просто мыть чашу, и это — гораздо сложнее, чем почистить плиту. И как насчет того, чтобы вынести мусор (полно же очисток и упаковки), помыть мусорное ведро (нет, конечно, не каждый раз, но ведь когда-то сделать это будет нужно), почистить раковину после мытья мусорного ведра и не забыть заменить губку, которой его мыли?

И имя таким безымянным делам — легион. «Протереть пыль» — это тряпочкой махнуть по видимым местам. А иногда это значит отмыть все верхние части межкомнатных дверей и сами двери, протереть все доборы, пройтись по плинтусам и не забыть про самое страшное место — верх кухонных шкафчиков.

А бумаги? Счета, выписки из поликлиник, документы, распечатки из школы? Кто и когда систематизирует этот бесконечно растущий ворох листов? Кто ведет «семейный календарь» и помнит, что пора делать прививки детям и покупать подарки родственникам?

Сравнимо ли это с нажатием кнопки? Нет, конечно. Хотя робот-пылесос, безусловно, освобождает и руки, и время (если не наедет на следы жизнедеятельности кота).

Потому что самая сложная работа — это менеджмент

И занимаются им в основном женщины. Более того, мужчины и сами это подтверждают — очень часто они говорят: «Я не против помогать, но откуда я знаю, что мне делать? Она же не говорит!»

На самом деле мы, конечно, говорим, но это часто воспринимается как белый шум — до тех пор, пока не лопнет терпение и мы не начнет орать «ни с того, ни с сего».

Но вдумайся: взрослый, дееспособный человек живет в собственном доме как в гостинице и не в состоянии самостоятельно сделать ничего, пока ему, во-первых, не укажут на необходимость этого действия, а во-вторых, не расскажут, как это сделать.

Но давай рассуждать логически: чья работа ценится выше и, соответственно, лучше оплачивается — работа уборщика или работа клининг-менеджера (иными словами бригадира, который руководит командой уборщиков?). Любому, в общем-то, очевидно, что вторая должность требует знаний, ответственности и умения руководить, а потому лучше оплачивается. Выполнять работу уборщика может любой человек, руководить — совсем нет. Это гораздо сложнее.

Но именно эту задачу на нас возлагают в быту: расскажи, покажи, проверь, как сделано, похвали, а то в следующий раз откажется. Отвечай на вопросы в духе «У нас что, молока нет?» и реагируй на сообщения типа «Стиральный порошок кончился!» (не забыть купить; завтра совещание, приду поздно — нет, лучше закажу; не забыть заказать). В стотысячный раз покажи, где лежат носки, где в холодильнике стоит кастрюля супа. Брось свои дела, встань и пойди найди вещь, которая уже 10 лет лежит на одном и том же месте, но кое-кто не может ее найти. Напомни, проконтролируй, заставь, переломи тихий саботаж и открытое сопротивление.

А потом тебе скажут, что все это, вообще-то, ничего не стоит. Это «бабская легкая работа», с которой справится кто угодно.

И от этого, конечно, ты тоже уже устала.

Понравилась статья?
Подпишись на новости и будь в курсе самых интересных и полезных новостей.
Спасибо.
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария