«Моя грудь, что хочу — то и делаю!»: почему публичное кормление младенца — норма

Почему кормление в общественных местах вызывает такой шквал негатива? Почему это интимный процесс? Почему аморально? С какого момента стали так думать? Почему сама женщина не может это решать? Блогер Татьяна Никонова знает ответы на эти вопросы.
«Моя грудь, что хочу — то и делаю!»: почему публичное кормление младенца — норма
GettyImages

Это последствие установок нашей культуры, в которой, с одной стороны, дети — личное женское дело и с ним надо справляться как-то незаметно для окружающих, с другой — женское тело считается общественным достоянием, каждый (особенно мужчины) вправе раздавать оценки женскому телу, при этом оценка женского тела служит методом оценки личности женщины, а также предполагается, что главная задача женского тела — быть сексуально привлекательным для мужчин в рамках текущих культурных норм. 

Вот прекрасно иллюстрирующий эту ситуацию ролик, он на английском, но и так все понятно. Провели социальный эксперимент с тайной видеосъемкой: в публичных местах одна женщина кормит грудью, другая -расхаживает с огромным декольте. Второй, понятное дело, либо отсутствие внимания, либо подкаты и комплименты, первой же прямо выговаривают, что это отвратительно. Грудь примерно одинаковая и обнажена примерно одинаково.

youtube
Нажми и смотри


Почему так происходит? Потому что грудь, делающая что-то еще, кроме сексуального обслуживания мужчины (пусть и воображаемого), вырывается из-под общественного контроля (по факту — контроля тех же мужчин). Сразу оказывается, что женщина — не только сексуальный объект, а это тяжелый удар по требованию к женщинам хотя бы публично не демонстрировать право на самостоятельное решение, что со своим телом делать. 

Баттхерт настолько силен, что в каждом треде про публичное грудное вскармливание обязательно встретишь предложение: «А давайте теперь испражняться начнем публично, это же естественно!» — и это одновременно с утверждениями об интимности и сакральности материнства и ненужности выносить его на всеобщее обозрение. Но все требования соблюдать «сакральность» не защищают людей, а, наоборот, сильно им вредят. «Святость брака» не дает развестись или заявить о домашнем насилии. «Таинство сексуальных отношений» не позволяет публично обсуждать способы безопасного и удовлетворяющего секса, а также открывает дорогу сексуальному насилию. «Сакральность материнства» отказывает матерям в обсуждении и решении их проблем, а также запирает их дома, потому что какие там друзья, музеи и работа, если сидишь дома, как в храме, прячешь памперсы и ГВ, но на самом деле ты не богиня, а прислужница, вот тебе и вся сакральность, и непременное «А давайте теперь и» указывает на место матери в нашем обществе.

Я при этом против высказываний вроде «Грудь предназначена для кормления, нечего ее сексуализировать». Что хочу, то и делаю со своей грудью. Хочу — кормлю или пирсинг сделаю, хочу — удалю или буду ею гвозди заколачивать, хочу — спрячу в минимайзер или напишу «хочу секса!» красной помадой в декольте. Чье тело, того и дело, а кому не нравится, может перейти на другой тротуар.

Татьяна Никонова, автор блога о сексе и гендере