РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Месть за мужа: как Варвара Ляшенко сменила кукурузник на истребитель

Представьте себе такую картину: Великая Отечественная война, штурмовик Ил-2 возвращается с боевого задания, открывается кабина, из нее выбирается уставшая женщина, вытирает пот со лба и берет на руки младенца, которого ей принесли товарищи по службе. Расстегивает форму и здесь же, на крыле самолета, кормит ребенка грудью. Так воевала Варвара Ляшенко – одна из самых известных женщин-штурмовиков.


Профессия летчика до сих пор считается мужской, и мужчины не стесняются сомневаться в том, что женщина может управлять самолетом. А теперь представьте себе такую картину: Великая Отечественная война.  Штурмовик Ил-2 возвращается с боевого задания. Открывается кабина, из нее выбирается ужасно уставшая женщина, вытирает пот со лба и берет на руки младенца, которого ей принесли товарищи по службе. Расстегивает форму и здесь же, на крыле самолета, кормит ребенка грудью. Выбора особо нет, потому что скоро следующий вылет, а сын голодный.


Варвару Ляшенко знали все — и в родном полку штурмовиков, и в истребительных частях, прикрывавших молодую мать во время боевых операций. Берегли как могли, но век штурмовика недолог – в среднем 15 вылетов. У Варвары было в три раза больше. 3 мая 1943 года штурмовики совершали вылет за вылетом в район станицы Крымской, где в тот момент шли ожесточенные бои. После первого вылета в этот день Варя успела покормить сына. Во втором вылете у нее убили стрелка-радиста. Инструкция запрещала вылетать без стрелка, но в горячке сражения на это не обращали внимания. И в свой третий вылет лейтенант Ляшенко ушла одна. Из боевого донесения: «3.5.1943, цель полета — на боевое задание. Подбит ЗА противника, самолет Ил-2 № 8050, командир звена — Ляшенко Варвара Савельевна. В районе Нижне-Баканская. По докладам экипажей, сбит огнем ЗА. Самолет загорелся и приземлился в районе высоты 118, состояние самолета неизвестно».
Штурмовик упал на вражеской территории. Варваре Ляшенко было всего 26 лет.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ


Небо. Самолет. Девушка.



Варя Ляшенко родилась в год революции в городе Николаеве, по сути выросла в новой стране, а в 30-х годах, как и все молодые люди того времени, заболела небом. Мечтала летать и уже в 20 лет окончила Херсонскую школу летчиков-инструкторов, а после нее стала обучать других. В алма-атинской летной школе, где она работала до войны, Варвара познакомилась с будущим мужем — пилотом Алексеем Ореховым. Поженились. А с началом боевых действий весь преподавательский состав подал рапорт с просьбой отправить их на фронт. Удовлетворили не все, ведь стране как никогда нужны были новые пилоты, а откуда они появятся, если все учителя уйдут воевать. Но в начале 1942-го Орехов и Ляшенко своего добились: муж стал летать на истребителях, а Варя — на связном самолете У-2. Ныряя по долинам и оврагам, укрываясь от атак «мессеров», она возила пакеты, документы и офицеров связи.

 Враг постепенно приближался к Адлеру, куда эвакуировались мать и сестра Вари до того, как гитлеровцы оккупировали их родной Николаев, и она решила залететь к родным. Когда ее увидела сестра Александра Савельевна, то удивилась переменам, произошедшим с девушкой, и даже не сразу поняла, что та беременна. Варя прилетела к ним рожать, мальчик Саша появился на свет вечером того же дня, а через несколько дней все они покинули город вместе с отступающими. Но отец успел подержать сына на руках — летчика отпустили в краткосрочный отпуск. Правда, видел он его в первый и последний раз.
 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ


 Заняла место мужа

Бойцы во время переноса раненого на борт многоцелевого самолета У-2, отправляющегося в тыловой госпиталь, во время Великой Отечественной войны
Бойцы во время переноса раненого на борт многоцелевого самолета У-2, отправляющегося в тыловой госпиталь, во время Великой Отечественной войны


18 августа 1942 года командир эскадрильи старший лейтенант Орехов не вернулся с боевого задания.
Варвара о гибели мужа узнала не сразу. Он был еще жив, когда она вернулась за штурвал после родов. Пока Варя перевозила секретные пакеты и офицеров связи, за маленьким сыном ухаживала ее сестра. Легкие У-2, которые никто не прикрывал, немцы сбивали очень часто, поэтому служба ее была очень опасной. Но она ни разу не допустила ни одной ошибки, командование часто ставило Варю в пример. 
Узнав о смерти мужа, Варвара приняла единственно верное для нее решение. На стол командира полка лег рапорт о переводе младшего лейтенанта Ляшенко на штурмовик Ил-2. Конечно, командование пыталось ее отговорить: ребенку нет и месяца, ему нужна мать, а немцам она успеет отомстить. Но Варвара была непреклонна и настаивала на своем. Ее поддержали девушки-оружейницы, которые обещали помочь заботиться о малыше, пока его мать будет летать.  
Уже через два с половиной месяца Варя Ляшенко на штурмовике вылетела на боевое задание. О результатах ее боевой работы можно узнать из донесения заместителя командира полка по политической части майора Шрамова: «Лейтенант Ляшенко Варвара Савельевна, кандидат ВКП(б) с 1943 года, имеет 12 боевых вылетов, за проявленные мужество и отвагу в борьбе с немецкими оккупантами дважды награждена правительственными наградами».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ


Последний бой

Апрель 1945 г. Советские штурмовики Ил-2 во время Второй мировой войны.
Апрель 1945 г. Советские штурмовики Ил-2 во время Второй мировой войны.


В феврале 1943 года Варвару наградили орденом Отечественной войны I степени, 1 мая 1943 года она, уже лейтенант, была удостоена ордена Красной Звезды. А 8 марта этого же года о Варваре Ляшенко написала фронтовая газета, посвятив публикацию Международному женскому дню: «В одном из наших подразделений работает замечательная женщина-пилот товарищ Ляшенко. На своем штурмовике Ляшенко делает зачастую по два-три боевых вылета в день на штурм врага. Она в совершенстве изучила сложную машину Ил-2. Отважная дочь советского народа лейтенант В. Ляшенко успешно громит фашистскую нечисть. На ее боевом счету 41 вылет на штурм живой силы и техники противника».

Ил-2 наши прозвали летающим танком,  а пилоты-истребители люфтваффе — бетонным самолетом, солдаты вермахта называли его чумой. В первые же дни войны выяснилось, что одноместные штурмовики несут неоправданно большие потери от истребителей противника, поэтому в верхней части фюзеляжа прорезали отверстие для возможности разместить стрелка и смонтировать хотя бы примитивную установку пулемета с минимальным боекомплектом. Между собой стрелки-механики называли временную конструкцию кабиной смерти. 3 мая 1943 во время второго вылета у Варвары погиб ее стрелок-радист, и, несмотря на то что инструкция запрещала летать в одиночку, она отправилась в бой, из которого уже не вернулась. 

Летчик-истребитель Николай Скоморохов, дважды Герой Советского Союза, писал о Варваре Ляшенко: «Мне неоднократно приходилось сопровождать Варю. Она, как правило, была ведущей группы, а я к тому времени частенько стал возглавлять или пару, или звено. После взлета я слышал всегда спокойный, ровный, звонкий и чистый голос. Варя, связавшись со мной по радио, обычно просила: "Скоморох, подойди поближе: надёжнее будет прикрытие". Я с радостью выполнял ее просьбу. Откровенно говоря, до этого я не замечал у себя такой расторопности, такой готовности пойти на всё, чтобы сберечь экипаж штурмовика. Идя к линии фронта, мы иногда перебрасывались отдельными деловыми фразами, а при подходе к линии фронта она обычно говорила: "Ну, Скоморох, смотри в оба!» Я занимал наиболее подходящее место в боевом порядке, откуда было удобнее увидеть и своевременно отразить атаку самолетов противника. Варя владела боевой машиной мастерски. Ее ведомые любили и уважали своего командира и старались, видимо, вовсю, так как строй был плотный, атаки смелы, дерзновенны».



Уже после войны на кладбище в Краснодаре появилась могила Варвары. Символическая, конечно, потому что останки ее найти не смогли.  Лишь в 2014 году поисковики обнаружили на предполагаемом месте катастрофы обломки самолета, а в них — женскую обувь, да еще и не военную, а гражданскую. 

Читайте в нашем спецпроекте «Великие женщины Великой Отечественной: героини фронта и тыла»:

Фото: ТАСС, Великжанин Леонид/ТАСС, Редькин Марк/ТАСС, Лев Федосеев/ТАСС, Getty images

Загрузка статьи...