Люди не могут быть товаром: 7 мифов о проституции

В нашем обществе в последнее время участились разговоры о легализации проституции. Легализация якобы защитит секс-работниц и поможет социуму в целом. На самом деле это миф. Более того, все, что мы привыкли думать о проституции, — тоже мифы. Люди не могут быть товаром. Так быть не должно.

Люди не могут быть товаром: 7 мифов о проституции GettyImages

Миф первый: проститутки сами выбирают эту профессию

Начать следует с того, что проституция — это не профессия. Это продажа собственного тела без права выбирать покупателя. Никто не выбирает для себя «профессию» живого товара. Никто не хочет превращать себя в вещь, в неодушевленный инструмент для удовлетворения чужих сексуальных потребностей. Но откуда тогда берутся проститутки?

Вовлечение женщин в проституцию — это бизнес. Преступный и хорошо налаженный бизнес. И у женщины очень мало шансов противостоять этому вовлечению, если она по какой-то причине стала жертвой сутенеров. Методы, с помощью которых женщин заставляют продавать свое тело, жестоки и почти непреодолимы. Это насилие. Причем насилие разного рода, которому практически невозможно противостоять.

Похищение: женщину (а чаще девушку, порой несовершеннолетнюю) просто крадут. Это может быть прямое нападение с похищением, а может — приглашение на работу в другую страну. В другой стране женщина окажется в борделе — без денег и документов.

Физическое насилие: избиения и пытки. Жертва соглашается на все требования насильника просто для того, чтобы спастись от физической боли.

Угрозы: сутенеры часто прибегают к этому методу, рассказывая жертве, что все о ней знают. И, в случае отказа работать проституткой, причинят вред ее близким — родителям или детям.

Экономическое насилие: женщине навязывают некие мифические долги, с которыми она должна расплатиться, продавая свое тело. В этом случае необязательно даже похищать жертву: достаточно одолжить денег женщине в трудной жизненной ситуации, а потом отказаться ждать выплаты долга, используя угрозы.

Сексуальное насилие: особенно распространенный в патриархальном обществе метод. Изнасилованную женщину убеждают в том, что теперь она опозорена и станет в обществе парией, а все, что ей остается, — это идти на панель. В других случаях может сработать даже не само сексуальное насилие, а угроза: «Не хочешь добровольно — увезем и отдадим бомжам». Этого часто бывает достаточно, поскольку жертва и без того запугана.

Вовлечение в зависимости: наркомания или алкоголизм могут сделать женщину послушной марионеткой в руках сутенеров. Она будет готова на все ради очередной дозы. Но это — не единственные способы. Очень часто используется эмоциональная зависимость. Множество сутенеров состоят «в отношениях» с проститутками и заставляют женщин продавать свое тело «ради любимого человека».

Кроме того, проститутки рожают детей. И эти дети тоже вовлекаются в проституцию с самого раннего возраста. Иногда — с младенчества.

Есть и другие способы вовлечения женщин в проституцию, но в любом случае ни для кого из секс-работниц проституция не является свободным выбором. Важно понимать, что жертвой сутенеров скорее станет женщина в трудной жизненной ситуации, женщина из неблагополучной семьи, женщина, проживающая в «депрессивном регионе». Женщина, которой легко манипулировать. У нее нет возможности защитить себя от вовлечения в проституцию, нет ресурса для того, чтобы противостоять этому, и нет никакой поддержки. Проституция — это не выбор. Это рабство.

Сторонники мифов о проституции любят приводить в пример так называемых «элитных проституток» — женщин, которые продают свое тело за большие деньги. Считается, что они пошли на это добровольно, потому что другая профессия не принесла бы им такого дохода. И это тоже миф.

Миф второй: женщинам это нравится

Безусловно, если говорить об «элитных проститутках», можно подумать, что им нравится зарабатывать большие деньги. Более того, если почитать их откровения в Сети, можно узнать, что эти женщины действительно не готовы оставить торговлю телом: работать месяц за ту же сумму, которую можно получить за ночь, мало кому из них кажется привлекательным.

Но это вовсе не трезвый и разумный расчет. Подобные рассуждения — следствие травмы, которую они получили, когда их вовлекли в проституцию. Это свойство человеческой психики — находить в любой, даже самой травмирующей ситуации какие-то положительные стороны.

Проституция — это самая опасная «профессия» в мире. Секс-работницы ежедневно рискуют своей жизнью и здоровьем в буквальном смысле этого слова. Любой клиент может избить женщину или попытаться убить. Сутенеры никак не защищают проституток, полиция тоже часто игнорирует подобные ситуации. Средняя продолжительность жизни секс работницы — чуть более 30 лет. 9 из 10 проституток хотя бы раз пытались покончить с собой. Может ли это кому-то нравиться?

Сторонники мифов возражают: дело не только в деньгах, у проституток ведь есть еще и секс! Нет. Именно у секс-работниц секса никогда не бывает. Секс — это отношения, подразумевающие обоюдное согласие, желание и возбуждение. То, что делают с проститутками, — сексуальное насилие. К чему это приводит?

Криминальный психолог, профессор Юрий Антонян объясняет это так: «Изучение конкретных женщин, занимающихся проституцией, показывает, что характерной чертой для них является отделение, отчуждение своего тела от своей личности, неощущение его как какой-то личностной ценности».

Иными словами, женщина перестает чувствовать, что ее тело — это она. То, что проделывают с телом, будто бы не имеет к ней самой никакого отношения. Иного способа принять факт ежедневных изнасилований психика просто не знает. Но таким образом женщина лишается возможности получать любые удовольствия, связанные с телесностью: диссоциация — это защитный механизм, и она не бывает частичной. Или ты чувствуешь тело частью себя, или нет.

Еще один аргумент сторонников мифа об удовольствии — это нимфомания. Действительно, существует определенный процент женщин, страдающих этим проявлением гиперсексуальности. Но нимфомания — это не удовольствие, а патологическое состояние. Кроме того, нимфоманию часто сопровождает неспособность достичь оргазма, так что ни о каком удовольствии речи быть не может. И самое главное: для нимфомании характерны импульсные, непредсказуемые вспышки сексуального влечения, и в этот момент женщине безразличны и пол предполагаемого партнера, и возраст, и внешность, но вспышки эти не постоянны, так что миф «Проститутка — это тайная нимфоманка» тоже не выдерживает никакой критики. Мифы же о «бешенстве матки» и «постоянном желании» к нимфомании не имеют никакого отношения. Истинная нимфомания не предполагает даже признаков сексуального возбуждения со стороны половой системы. И самое главное: нимфомания — следствие психических расстройств, ряда заболеваний эндокринной системы или органических поражений мозга. Это патологическое состояние, а не повышенное по сравнению с остальными женщинами либидо.

Миф третий: проституция — такая же работа, как любая другая

Удивительно, но факт: люди, которые заявляют, что проституция — такая же профессия, как и все остальные, совершенно не готовы представить себя на месте секс-работницы. Они часто уверяют, что представители других профессий тоже продают свое тело (например, спортсмены или военные), и даже готовы примерить подобную «торговлю собой» на себя, но вот торговлю своим телом как сексуальным объектом не рассматривают категорически. Только ради спасения своей жизни или, например, жизни своего ребенка. В их картине мира существуют какие-то специальные особенные женщины, которых это устраивает. Эти мифы мы подробно разобрали выше. Но существует еще миф о легализации проституции, которая позволит секс-работницам стать уважаемыми членами общества.

На самом деле — нет. Опыт стран, легализовавших проституцию, показывает, что проституция никогда не станет профессией. Секс-работниц стигматизируют независимо от того, законна ли их деятельность. Декриминализация означает лишь одно: государство берет на себя контроль над индустрией. На отношение общества к проституткам декриминализация никак не влияет. Общество отторгает этих женщин, делает их париями, и внесение проституции в реестр профессий ничего не изменит.

Миф четвертый: проституция спасает общество от насилия

Некоторые считают, что проституция спасает «нормальных женщин» от сексуального насилия: якобы мужчина вместо того, чтобы изнасиловать свою знакомую, отправится в бордель и там удовлетворит свое желание обладать посторонней женщиной.

На самом деле, проституция и есть насилие. Ежедневное сексуальное насилие, совершаемое в отношении женщин и детей. И при этом проституция не предотвращает сексуальное насилие, а провоцирует его.

Существование проституции убеждает нас в том, что в сексуальном насилии нет ничего страшного. Если огромное количество женщин регулярно продает свое тело за деньги, значит, это нормально. Значит, и от жертвы сексуального насилия «не убудет», как «не убывает» от проституток, которые якобы легко, безболезненно и добровольно соглашаются на секс с любым партнером. Существование проституции приучает нас относиться к женщине как к инструменту для сексуального удовлетворения мужчин, а к мужчине — как к существу, которое имеет право на удовлетворение этой потребности здесь и сейчас.

И, наконец, самое главное: насилие — это не про секс. Это про власть. Проституция — тоже. В нашей стране существует ничтожно малое количество мужчин, которым ни при каких обстоятельствах не удастся найти себе партнершу для секса к обоюдному удовольствию и добровольно. Проституток покупают не потому, что не могут купить секс, а потому, что это способ купить власть.

Миф пятый: секс-работницы помогают мужчинам, которые не имеют другой возможности удовлетворить естественную потребность в сексе

Еще один аргумент сторонников мифов о проституции — это мужчины, которые якобы не в состоянии получить секс иначе. Очевидно, что таких мужчин фактически не существует. Секса с женщиной на добровольной основе однозначно не будет только у преступника, осужденного на пожизненное заключение. Все остальные мужчины в состоянии найти себе партнершу, но есть те, кому сделать это будет особенно тяжело. Сторонники мифов обычно приводят в пример людей с физическими увечьями и ментальными расстройствами. Мол, проститутки выполняют благую миссию, занимаясь сексом с инвалидами.

На самом деле это не так. Типичный клиент проститутки — это вполне успешный и здоровый мужчина. Очевидно, что нельзя вызвать в проститутку в интернат или больницу. Очевидно, что на пенсию по инвалидности покупать женское тело тоже не получится. Но само появление тезиса «Проститутки нужны инвалидам» многое говорит о нашем обществе.

Например, этот тезис явно дает нам понять, что инвалидов стигматизируют точно так же, как и проституток. Отчего-то считается, что мужчина с ограниченными возможностями априори не может быть привлекательным для противоположного пола. На самом деле это, разумеется, не так. Более того, если бы наше общество не стигматизировало людей с ограниченными возможностями, а позволяло им чувствовать себя равными (работать, развлекаться, просто выходить из дома, наконец), то этот тезис в принципе не мог бы существовать. Но он существует, и это — откровенная дискриминация людей с ограниченными возможностями. Потому что эти люди встречаются с женщинами, заводят отношения и создают счастливые семьи. И они определенно не основные клиенты проституток.

Этот миф призван всего лишь оправдать насилие над женщинами с помощью чувства вины перед якобы «слабыми» членами общества.

Миф шестой: проститутка может сменить профессию

Женщин, которым удалось завязать с проституцией, — единицы. Во‑первых, многие проститутки элементарно не доживают до этого момента. Во‑вторых, их психика сломлена, они не в состоянии вернуться к нормальной жизни. В-третьих, общество их отвергает. И в-четвертых, проститутку никто не собирается отпускать: пока она жива, она источник дохода и гипотетический поставщик новых рабынь, которых можно успешно продать. Выхода не существует.

Миф седьмой: легализация проституции защитит секс-работниц

Опыт стран, легализовавших проституцию, показал, что она никак не защищает самих проституток. Более того, легализация во много раз увеличила траффикинг (торговлю людьми) в этих странах. На данный момент страной с самым крупным легальным рынком проституции является Германия. С момента легализации проституции ввоз девушек из бедных стран в Германию увеличился на порядок. Почти 90% проституток в Германии — это женщины из Румынии, Болгарии и других небогатых стран. Они не говорят по‑немецки и не знают своих прав. Клиенты по‑прежнему измываются над проститутками так, как хотят. Но теперь у проституток стало еще меньше шансов найти защиту, ведь это «легальный бизнес» и «такая же профессия, как и все остальные». Легализация защищает сутенеров и клиентов, а не проституток. Проституированных женщин, напротив, становится больше.

Правда: люди не могут быть товаром. Единственный выход — криминализация клиента

Страна, которая нашла способ спасти женщин от проституции, — это Швеция. Закон, принятый там в 1999 году, криминализирует клиента и декриминализирует проститутку. Иными словами, женщина может предлагать секс-услуги и продавать свое тело. Это законно.

Но мужчина не может покупать секс-услуги и женское тело. Это — преступление.

Проституцию рассматривают как форму насилия над женщинами. И поэтому наказывают не проститутку, а клиента. Более того, проститутки, которые решили оставить эту «профессию», могут рассчитывать на социальную поддержку. 60% проституток Швеции воспользовались предложенной госпрограммой и смогли выйти из этого страшного «бизнеса».

Сегодня, согласно национальным опросам, 80% шведов считают проституцию недопустимой именно как форму насилия над женщиной. Сегодня процент людей, которые платят за секс в Швеции, самый низкий в мире — всего 3%.

Криминализация клиента работает. И это — единственный способ спасти женщин и детей из сексуального рабства.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария