«Лебенсборн»: детские конвейеры для «чистокровных арийцев»

Война вносит свои коррективы, и убитых всегда будет больше, чем рожденных. Это заметили и нацисты. Как бы активно они ни задействовали кампании по повышению рождаемости, представителей "расы господ" становилось все меньше. И тогда в 1935 году был создан общественный союз «Лебенсборн», с 1938 года напрямую подчинявшийся рейсфюреру СС.
«Лебенсборн»: детские конвейеры для «чистокровных арийцев»

Одной из важнейших задач, стоявшей перед нацистскими лидерами в военные годы, являлось сохранение "каждой капли истинно немецкой крови". Оно и понятно — проливалось ее в избытке. 
Каждая "правильная" семья должна была обзавестись хотя бы четырьмя детьми, как того требовала политика партии. Но реальность вносила свои коррективы, и семьи не спешили становиться многодетными. Ведь дети - это все-таки затраты, а в военные годы и без того приходилось нелегко. Хотя тут надо отметить, что офицеры СС получали премию за каждого рожденного у них ребенка. 

Кроме того, рожать могли только замужние женщины. Родить ребенка вне брака было большим позором для девушки — чтобы избежать его, она могла даже покончить с собой. Представив, сколько детей не рождалось из-за того, что в обществе добрачная связь считалась предосудительной, нацисты живо перекроили свою риторику. Каждый немецкий ребенок должен быть рожден - так диктовали новые правила.  

Тогда в декабре 1935 года неподалеку от Мюнхена и появился первый «Лебенсборн» — элитный родильный дом, открывший двери для любых женщин, в том числе незамужних. Об этих заведениях нередко говорили как об элитных борделях для эсесовцев, хотя на деле там рожали детей, а не зачинали их. 

Хотя большинство женщин, искавших приют в "Лебенсборне", были незамужними, услугами этих мест пользовались и жены высокопоставленных эсесовцев, настолько там все было благополучно. Несмотря на тяжелые военные годы, в "лебенсборнах" всегда были продукты, чистота и внимательный персонал. 

В обязанности этих заведений входило поддерживать расово ценных детей и их матерей, взращивать "суперрасу".

Впрочем, попасть в этот "рай для рожениц" было нелегко. Женщина должна была доказать чистоту своей крови — показать свое генеалогическое древо, лучше вплоть до 1800 года. Будущая мать также заполняла множество анкет, где подробно рассказывала, есть ли в ее семье наследственные заболевания, и описывала детали зачатия. Если женщина пыталась что-то скрыть, это автоматически означало отказ.

Если для многих немок это был вопрос идеологии, то для женщин из Норвегии, к примеру, это место было единственным ключом к сытой и благополучной жизни и для себя, и для ребенка. 

Разумеется, с теми счастливицами, кому удалось пробиться в "Лебенсборн", проводились политические беседы, целью которых было внушить будущей матери безусловную преданность идеалам нацизма.
Нацисты любили ритуалы, поэтому после рождения младенец проходил через церемонию имянаречения. Ритуал проходил в чрезвычайно торжественной обстановке перед алтарем, декорированным факелами, свастикой и портретами Гитлера. Детям давали исключительно имена древнегерманского происхождения, чтобы подчеркнуть их принадлежность к "расе господ". 

Мать могла отдать ребенка на усыновление или оставить себе - ей обещали при этом полную анонимность. За десять лет существования "лебенсборнов" их открылось 10 в Германии, 3 в Австрии, 9 в Норвегии, 8 в Польше и по одному во Франции, Бельгии, Нидерландах и Люксембурге. За период существования программы производства арийцев в Германии родилось около 8000 детей, а в Норвегии – 12 000.

Детей по-прежнему было недостаточно. По слухам, нездоровые дети в "Лебенсборне" не жили долго, но никаких документальных подтверждению этому не было. Существует мнение, что часть детей попала в "Лебенсборн" с оккупированных территорий: из Польши, Франции и Украины. Этих детей отнимали от матерей и передавали на "огерманизацию".

После завершения войны вся ненависть людей обрушилась на несчастных матерей и их детей. За связи с немцами было арестовано около 14 тысяч норвежек, примерно 5 тысяч были отправлены в лагеря. Психиатры утверждали, что женщины, связавшиеся с солдатами СС, были просто психически нездоровы.

Только несколько лет назад премьер-министр Норвегии принес этим детям свои извинения за всю жестокость, с которой им пришлось столкнуться не по своей вине.