Что естественно - то и безобразно: почему женская физиология - табу

Блогер Зоя Атискова рассуждает о том, почему нам приходится скрывать от мужчин совершенно естественные физиологические моменты. И к чему это приводит.

Что естественно - то и безобразно: почему женская физиология - табу

Зачем ему запоминать меня такой?


Лет восемь назад умирала моя старая знакомая. Онкология. Обнаружили поздно, лечение было тяжёлым и практически безрезультатным, оставалось только ждать конца и посильно облегчать состояние.

Ей было больно. Почти постоянно. Она кричала. Потеряла половину веса. Превратилась в лысую, обтянутую кожей по черепу тень самой себя. Когда майка ползла вверх, открывалась впалая чаша живота в раме тазовых костей — чистый концлагерь, невыносимо смотреть, хотелось рыдать и кричать «За что?!» Измученная, уставшая до «пусть это закончится поскорее».

Её муж на происходящее реагировал, прямо скажем, некрасиво — просто сделал шаг в сторону. Жил, будто ничего не происходит. Хотя, казалось бы, такая была любовь. Они вообще первыми друг у друга были, красивая пара с её школьных и его студенческих лет. Всегда вместе, всем на зависть — любящие, настоящие, детей родили, душа в душу.

И вот она заживо тает. Его любимая, милая, единственная. Ей страшно, больно, её скоро не станет. А он не приходит к ней в больницу, потому что часы посещений совпадают с рабочими часами в будни и необходимостью возить маму на дачу в выходные. Он игнорировал её присутствие в квартире, когда её выписывали домой: да поцелую потом, погоди, я небритый, дай переоденусь, тихо, сериал, футбол, спать пора, ну чего тебе надо, я же тут, чего тебе мало?

Она молчала, только смотрела. Я бы сдохла от одного такого взгляда, совесть сожрала бы без соли и с костями. Её мужу было норм. Все однажды умрём. Чего теперь, футбол не смотреть и в игры не играть? Однажды не проснулась. Он горевал недолго, через буквально год или два снова был не один, у него всё хорошо. А у меня до сих пор глаза кровью наливаются от одного вида его рожи — ну как он мог?! Как можно было бросить умирающую жену без поддержки и ухода, отстранившись и гоняя нарисованных чертей по монитору?

На днях я написала об этой истории в социальной сети. Среди общего логичного возмущения в комментарии пришла женщина. Обычная женщина, милая, симпатичная. И рассказала, что лично она и не хотела бы, чтобы муж ухаживал за ней в такой ситуации. Потому вид, запах, вся эта физиология, потому что в таком состоянии не до стыдливости и он, муж, всё увидит и унюхает. Что ужасно. Нет, пусть лучше не приходит, пусть лучше запомнит меня красивой, а не вот это вот всё. И да, у этого комментария были лайки.

И в личку, россыпью: «Зоя, а вы знаете, вот моя бабушка, когда умирала, от деда к нам съехала, не разрешала ему её такой видеть, и в чём-то она права», «А я согласна с комментаторкой, пусть лучше не видит, не знает, не дай бог судно выносить».



Увидит и не встанет


Каждый раз, когда мы со знакомыми или френдами под чашечку реального-виртуального кофе обсуждаем беременность-роды, всплывает тема присутствия отца ребёнка в родильном зале. Обычно речь о том, что сам факт крайне положительно влияет на поведение персонала.

Что рядом будет хоть кто-то, для кого ты не ходячая беременная утроба, из которой надо с минимальными рисками извлечь ребёнка живым, мало ли чего она там хочет, «ляжьте, женщина, вы мешаете», а живая Маша, Оля или Катя. Зайчик и солнышко, потерпи, я с тобой, обопрись на руку, давай походим, да, конечно, сейчас воды принесу. Что спокойнее, надёжнее, безопаснее.

Что для многих это совершенно незабываемый опыт. Вон, в обсуждение пришли мужчины и охотно рассказывают, как переживали, как волновались, как в нужный момент было кому разыскать врача, как разрыдался от счастья, когда впервые увидел новорожденную дочь. Что особо чувствительным совершенно не обязательно смотреть само рождение, можно сесть в изголовье и держать роженицу за руку.

В этот момент в помещение или комментарии обязательно зайдёт ещё одна женщина. С группой поддержки. И расскажет о том, что лично она — против. Роды — дело интимное, нечего мужику там делать. Не хочу, чтобы он меня увидел с красным перекошенным лицом, после клизмы или во время кесарева, с задранными ногами и голую ниже пояса, чтобы прямо осознал, откуда и как у меня вышел целый человек.

Из меня чего только не вытечет, я буду вся чёрт знает в чём перепачкана и неподобающе одета. Нет. Ни за что. Он никогда не сможет после этого быть со мной прежним. Да у него просто не встанет. Спасибо, но я однозначно пойду рожать одна. Что? Если случится необратимое? Вот и пусть ему покажут мой отмытый, одетый и накрашенный труп уже в гробу. Красивый. Точка.



Список запретного


И это только верхушка айсберга по имени «Женская физиология отвратительна и должна проходить как можно дальше от мужских глаз, иначе разочарование, другая женщина, развод и импотенция, а кто виноват будет, я спрашиваю?"

Вот кратко по списку, да? Менструации. Это ведь не болезнь. Это то, что раз в условный месяц происходит с каждой фертильной и небеременной девушкой-женщиной. Но только скажи «месячные» и начинается развесёлый декамерон дичайших историй про то, как «протекла» в школе и была унижена для начала учительницей, а потом травили одноклассники, подсовывали в портфель исчёрканные красным листочки, мерзко шутили про то, что «в ванной одна затычка нужна, а Петровой — две».

Про то, как подростком выбросила использованную прокладку в кухонное мусорное ведро, мать обнаружила и орала дурниной, мол, «а если отец или брат бы эту мерзость увидели», как потом строго в пакетик, пакетик в бумажку, бумажку в ещё один пакетик и не дай бог кто.

Про то, что всегда всё очень болезненно, но надо скрывать. Белое не надевать, обтягивающее не носить, не сгибаться в поясе, не массировать больное место, не ныть, это интимно и противно, никто не должен знать, улыбаемся и машем. Про то, как муж нашёл маленькое пятнышко крови на полотенце и был скандал с воплями про ужас-мерзость-как-ты-могла.



Дамы в вечерних туалетах


О, это развесёлая тема, обожаемая слегка сортирными (каламбурчик) развлекательными порталами. Подборка снимков экрана с женского форума. Тема «Девочки, не могу ходить в туалет, когда муж дома», «Помогите придумать повод выставить мужа минут на пятнадцать, мне нужно сходить, я не могу, в магазин идти не хочет», «а я прошлом году отравилась и пришлось на три дня уехать к родителям, я не могу, чтобы при нём эти звуки и запах».

Да чего там, я лично знаю женщин, которые при своих мужчинах, в гостях или в офисе, в баре или ином публичном месте не могут. Физически. Берут такси, едут домой. Потому что принцессы этого не делают. Потому что надо быть во всех местах для него чистой, душистой, никогда не делающей таких вещей. Потому что у его любимой красавицы анус вовсе не для этого противного, природой предусмотренного, а для популяризированного порнографией новомодного вида интима.


Клевать, как птичка


Недавно рунет дружно ржал и возмущался постом некоего юноши, который пожаловался на то, что его девушка много ест. Ну как много — так же, как он и его друзья-парни. Вот другие барышни в компании брали себе только немного салата, а она и мясо, и сыр и все на неё так смотрели, теперь я боюсь ехать с нею на шашлыки.

Смех смехом, но абсолютное большинство моих знакомых женщин считает, что есть жадно и много можно только в одиночестве. Возьми что-нибудь женственное, например, да, салатик. Тарелка должна быть полупустой, ты же девочка. И не ешь публично жирное-сладкое-вредное, особенно, если ты — полная. Завтра же окажешься с этим бургером в зубах в инстаграме какого-нибудь урода с комментарием «куда только в неё лезет, хотел посмотреть на мужика, живущего с этим бегемотом, но не дождался, видимо, она и его съела». Последствий у таких убеждений много. На семитомник «Карри Вроттер и расстройства пищевого поведения».

Не будь полной. Не будь больной. Не будь седой! Даже в свои пятьдесят семь. Как только седина стала заметна, а у кого-то это буквально двадцать с небольшим, твой пожизненный удел — постоянная окраска волос. И не делай этого при мужчине, если он не твой стилист.

Ухаживай за своей внешностью незаметно, будто ты этого не делаешь, а оно само всё кругом себя натуральное. Какому мужчине понравится, если ты будешь вонять потом на домашнем тренажёре, ходить по квартире в маске для лица, жужжать эпилятором или вонять осветлителем при нём? Иди в зал, салон, к подруге, закройся в ванной на худой конец, убери с глаз все эти воски, бритвы и щипчики. А то мужчина ещё подумает, что ты усатая и мохнатая, да ещё и бровастая, как генсек Брежнев.

Влезь на каблуки! Всем удобно, а тебе неудобно? Косточки и плоскостопие — не индульгенция, а стыдно и скрывать такое надо. Сбрей, выщипли, выдери все волосы, которые не на голове. Так надо. Делай в лицо, шею, руки и грудь уколы. Ложись под нож, тебе пора делать коррекцию век и груди.

Никогда и никому не показывай вот этот вот живот с растяжками, какая гадость. Спили свои ногти и сделай искусственные, но идеальные. Поставь брекеты, у тебя кривоватый левый верхний резец, безобразие. Девочки не храпят, у них не урчит в животе. Они не должны громко чихать, кашлять, потеть и сидеть-стоять-лежать так, как удобно. Надо так, как красиво.



А ты мне что?


И делать это надо для человека, который с вероятностью в девяносто процентов из ухода за собой разве что посещает парикмахерскую, свой живот называет «трудовая мозоль» и «комок нервов», про лысину знает, что она у него от избытка тестостерона, а крупный пенис «в Древнем Риме считался неприличным атрибутом варваров и рабов». Который в отсутствие уличного туалета прекрасно обойдётся ближайшим углом и даже не подумает стесняться — повернулся спиной к возможным прохожим и нормально. Он называет свой храп богатырским, отрыжку — благородной, а испортив воздух, подчеркнёт это шуточкой из «Шрека» про «вредно держать в себе». Своё обильное оволосение он находит мужественным. А мысль проходить ради вас весь день (и так день за днём) в неудобной обуви — идиотской.

Если он ходит в зал и следит за физической формой, то это не ради вас. Ради себя. Чтобы бабы смотрели и мужики завидовали. И уж точно не станет ограничивать себя в еде, чтобы вы не стеснялись его аппетита. Для здоровья, по рекомендации врача, ради формы — может быть. Но не ради вас. Женщине должно нравится, когда её мужчина хорошо кушает. Должна сидеть, подперев щёку ладонью и умиляться. Аппетит — признак здоровья. Раньше-то как работников нанимали? Вот.

И последнее, что сделает ваш мужчина — это умрёт в одиночестве в окружении равнодушного персонала, без ухода и сочувствия, лишь бы вы запомнили его красивым и полным сил.


Красота обойдётся без жертв


Самое смешное в этом то, что такой подход — совершенно здоровый и правильный. Имею право на аппетит и вкусную еду. На удобную одежду и позу. На отношение к моей физиологии, как к чему-то совершенно нормальному, естественному и непостыдному. На поддержку и любовь в любом состоянии и степени непривлекательности, раз уж пришла болезнь, а красоты пугающе убавилось. Всё так и должно быть. За вычетом превращённых в туалеты углов и шуточек в духе Шрека. Хотя про шуточки я не уверена.

Все эти «хочу быть для него привлекательной и скрывать интимное» — это обман. Фикция. Красивый фантик, под которым спрятана горькая до невозможности пилюля по имени «женская физиология отвратительна, запомни это, девочка, и никому её не показывай». Мужская нормальна, он же мужик, а твоя — отвратительна.

Верёвочка начинает виться с того, что «при мальчиках» никак нельзя в туалет, каплю крови на бортике ванной и показывать некрасивую роженицу, а заканчивается отказом в уходе за умирающей. Потому что гадость, физиология и фу такое мужчинам видеть-нюхать. Пусть сначала помоют, оденут, загримируют и в гроб красиво положат.

Мнение мужчин меня привычно не волнует, но женщины, серьёзно, НАМ оно надо?

Понравилась статья?
Подпишись на новости и будь в курсе самых интересных и полезных новостей.
Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария