Безмолвные близнецы: таинственная история сестер Гиббонс

Двойняшки обладают невероятной эмпатией по отношению друг к другу — это общеизвестный факт. Но случается, что эта близость превращается в одержимость. Трагически закончившаяся история сестер-близнецов, которые общались только друг с другом.

Темнокожие малышки Джун и Дженнифер Гиббонс появились на свет в 1963 году на Барбадосе в семье домохозяйки и механика из ВВС Великобритании. Вскоре семья перебралась за лучшей жизнью в Хаверфордуэст в Уэльсе. Родители довольно быстро заметили, что с детьми что-то не так — они были необычайно молчаливы, а контактировали исключительно друг с другом. Сначала родители решили, что у Джун и Дженнифер задержка развития, но очень скоро стало понятно, что это предположение ошибочно. Ведь девочки общались!

Как и многие близнецы, они изобрели свой собственный язык, понятный только им двоим. Такой язык называется «криптофазия» — самодельная знаковая система, созданная для узкого круга лиц. Много лет спустя, когда один из психиатров попытался расшифровать их речь, записанную на магнитофон, он обнаружил, что девочки говорят на обычном английском языке, просто на такой скорости, что звуки сливались в сплошной поток, который невозможно было уловить непривычному уху.

В школе Гиббонсы были единственными темнокожими детьми — девочек травили, так что даже учителя отпускали их с занятий раньше, чтобы те могли избежать столкновения со старшеклассниками. Очевидно, это не способствовало их открытости, так что девочки стали еще более замкнутыми и отстраненными от мира.

Только в четырнадцать лет, когда проблема достигла своего пика, как казалось тогда, родители решили всерьез взяться за их лечение. Джун и Дженнифер отвели к психотерапевтам, и когда первоначальное лечение не принесло результатов, врачи порекомендовали разделить сестер и отправить их в разные школы-интернаты. Проблема от этого только усугубилась: по отдельности девочки впали в кататонию.

Родители не смогли смотреть на мучения дочерей и вновь свели их вместе. После этого сестры заперлись в комнате, изолировав себя от остальных членов семьи, и провели там долгое время, разговаривая и устраивая кукольные представления, чье содержание, впрочем, было довольно мрачным. Девочки начитывали свое творчество на диктофон, чтобы позже подарить записи младшей сестре Роуз.

Но хотя девочки жить не могли друг без друга, далеко не всегда это доставляло им радость. Вот, что писала Джун о сестре в личном дневнике: «Никто в мире не страдает так, как мы с сестрой. Живя с супругом, ребенком или другом, люди не испытывают того, что испытываем мы. Моя сестра, как гигантская тень, крадет у меня солнечный свет и является средоточием моих мучений».

Сестры стали писать романы, которые тоже отличались весьма жутким содержанием. Например, в написанном Джун «Пепсикольном наркомане» (Pepsi-Cola Addict) речь идет о подростке, которого соблазнила учительница. После он отправляется в исправительное учреждение для несовершеннолетних, где становится жертвой охранника-гея. А в написанном Дженнифер «Борце» описана судьба врача, который, спасая своего ребенка, убивает собаку и пересаживает сыну ее сердце. После чего в мальчика вселяется дух собаки и начинает мстить.

Хотя сестры неоднократно пытались продать свои произведения в журналы, им повсюду отказывали — слишком много было в их романах жестокости и агрессии. Тогда они приняли еще более странное решение: девушки всерьез намеревались стать преступницами. Сказано — сделано. Гиббонсы совершали нападения на прохожих, друг на друга, грабили магазины и, в конце концов, были пойманы и доставлены в психиатрическую лечебницу строгого типа, где провели ближайшие 11 лет.

Несмотря на то что сестер держали в разных камерах, они безошибочно копировали позы друг друга, даже находясь на разных концах больницы. Это жуткая синхронность отпугивала врачей. Во время пребывания в лечебнице близнецы пришли к выводу, что для того, чтобы одна могла жить свободной жизнью, вторая должна была умереть. Решено было, что умрет Дженнифер.

Здесь стоит упомянуть о единственном человеке, кому удалось пробиться сквозь эту стену молчания. Им стала журналистка Guardian Марджори Уоллес. Именно с ней сестры рискнули поделиться своими соображениями о будущем. Так, накануне перевода Джун и Дженнифер в другую клинику Дженнифер сказала: «Марджори, Марджори, я собираюсь умереть». Когда журналистка спросила, что она имеет в виду, женщина ответила: «Потому что мы так решили».

Когда настало время переезжать, Дженнифер положила сестре голову на колени и вроде бы уснула с закрытыми глазами. Но в больницу доехало только ее мертвое тело. Причиной смерти был назвал острый миокардит — воспаление сердца, никаких следов отравления или насильственной смерти найдено не было.

«После долгого ожидания теперь мы свободны», — именно это сказала после смерти сестры Джун. Дженнифер похоронили, а на надгробии написали: «Нас когда-то было двое, мы были одним целым, но больше нас не двое, по жизни будь одним, покойся с миром». Дженнифер было всего тридцать.

Известно, что в 2008 году Джун жила в одиночестве недалеко от дома родителей. Она не наблюдалась у врачей и была принята обществом, решив оставить прошлое позади. В 2016 году ее сестра Грета дала интервью, в котором рассказала, что у семьи были большие неприятности, связанные с лишением девушек свободы. Джун обвиняла клинику в том, что там разрушили их жизни и пренебрегали здоровьем Дженнифер.

Понравилась статья?
Подпишись на новости и будь в курсе самых интересных и полезных новостей.
Спасибо.
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.
Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария