Откуда взялась попса?

Четкого определения, что такое попса, я до сих пор не встречал. Попробую сегодня заполнить этот пробел в новейшей русской филологии.

В широком смысле попса, попсовый означает ширпотребный, пользующийся массовым спросом (cкажем, Жирик – попсовый политик). Попсовый – не обязательно низкокачественный. Например, Шнуров, Гришковец и Федор Бондарчук – попсовые персонажи, однако респект (еще одно лексическое приобретение) в отношении их присутствует.
С узкомузыкальной попсой все гораздо более однозначно.

Еще в начале 80-х в московских клубах получил хождение термин “попс”: так называли отечественную музыку, которая не была ни кондовой советской эстрадой, ни роком. Само по себе слово “попс” произошло от международного “поп” – путем прибавления галантного “с” к анатомически звучащему корню… К концу 80-х стиль попс стал доминирующим. Главным архитектором-идеологом попсы стала группа “Ласковый май”. Именно Разин и Шатунов с максимальной прозрачностью сформулировали все попсовые постулаты: танцевальный ритм типа “бум-бум”; незатейливые, но цепляющие мелодийки; простенькие, на грани косноязычия, тексты; дешевое “электрошарманочное” звучание. Они же заложили незыблемый для попсы принцип “фанеры”: поскольку все инструментальные звуки идут с компьютера, играть вживую вообще не надо, а раз не надо играть, то можно за компанию и не петь, а только открывать рот и подтанцовывать. Фактически все эти принципы действуют в нашей попсе и по сей день.
Объективно говоря и чистоплюйски рассуждая, попса в ее канонической форме – музыка примитивная и в творческом отношении нулевая. Однако извечный парадокс с поп-музыкой и масскультурой вообще состоит в том, что вопросы качества и творчества тут не стоят во главе угла.

И все гневные претензии практически всегда можно парировать циничной, но логичной фразой: “Кто лучше продается, тот и прав”. То есть всю ответственность за собственную неказистость попсовики перекладывают на нас
с вами! Делайте выводы.