Налево от лифта

Я вывернула на Московский проспект, и сразу поняла, что совершила глупость, – такой пробки мне не приходилось видеть еще ни разу. Не Питер, а Манхэттен какой-то, честное слово!

Cosmo Online редакция Cosmo.ru

Я вывернула на Московский проспект, и сразу поняла, что совершила глупость, – такой пробки мне не приходилось видеть еще ни разу. Не Питер, а Манхэттен какой-то, честное слово! Я прикинула, через какое время мне удастся оказаться на площади Конституции, и решила отменить посещение солярия. Да и кому нужен вид моей позолоченной загаром кожи, если этот Новый год я все равно буду отмечать одна? На заднем сиденье машины возвышался небольшой Эверест покупок, на которые я потратила почти весь день. А может, все-таки блендер оставить себе, а маме подарить что-нибудь другое? Ведь я давно обещала Глебу коктейли по собственному рецепту. Стоп, какие коктейли, какой Глеб, его нет в моей жизни уже целый месяц, а я все по привычке вспоминаю! Дура. К черту солярий, поеду домой готовить утку и наряжать елку. Не важно, что я буду совсем одна, это не отменяет праздничного стола и украшенной квартиры. Пока я самым наглым образом пыталась подрезать белую “Волгу”, чтобы вырваться, наконец, с проспекта, мне позвонила Верка.
– Кать, ну что, вы с Глебом придете?
– Я не знаю, честно! - старательно сочиняла я на ходу. - Я очень постараюсь его уговорить.
Помимо Веры с Андреем нас с Глебом в этот Новый год ждали родители. Пришлось сказать всем, что мы будем праздновать дома вдвоем. У меня просто не хватило сил признаться, что я уже месяц как одна. Сначала ждала, пока немного успокоюсь, а перед Новым годом все как взбесились: “Ах какая прелесть, Катенька придет с женихом, как это здорово!” Чтобы не объясняться, я предпочла провести любимый праздник в одиночестве. А что такого страшного, я, наконец-то, посмотрю все праздничные концерты, “Иронию судьбы” и буду одной из немногих в этом городе, кто проснется первого января без головной боли.
Кое-как затащив в прихожую тридцать три больших и маленьких пакета, я стянула с себя узкие сапоги, открыла дверь в комнату… и заорала, выронив из рук сумку. На моем диване сидел незнакомый абсолютно голый мужчина, замотанный вокруг бедер в мое банное полотенце. Его вытянутые ноги расположились на журнальном столике, а в руках он держал бокал, в котором, судя по стоящей рядом бутылке, был подаренный мне коллекционный французский коньяк. Я резко схватила с пола сумочку, в которой лежал газовый баллончик, и в это время незнакомец повернул голову и попытался сфокусировать взгляд.
– А, здорово, Ленка, ты че приехала уже, что ли? - вымолвил он заплетающимся языком. - Ленка, не фига себе, ты похудела как! Раза в три, чесслово, во даешь! Молодца, блин!
Я лишилась не только дара речи, но и намертво пристыла к полу не в силах пошевелиться.
– Слышь, Лен, дай поесть что-нибудь, а? - продолжил этот тип.
За те несколько секунд, что он говорил, я вспомнила доктора Лектора, все сводки криминальной хроники, которые когда-либо видела, и придумала, как выбежать из квартиры так, чтобы он не успел меня перехватить. У моего незваного гостя был огромный фингал под глазом, мокрые кудрявые волосы, с которых капала вода на мой белый диван, и татуировка в виде тигра на груди. Очень, кстати, мускулистой.
– Ленка, а ты че приехала-то, на этих твоих Мадьливах, то есть Мальдивах не понравилось, что ли? - он попытался спустить ноги со столика и опрокинул бутылку с коньяком. Падая, она ударилась о бронзовую ножку стола и разбилась вдребезги, разливая драгоценный напиток прямо на бежевый меховой коврик.
И тут я не выдержала.
– Ты вообще кто такой? Да ты знаешь, сколько стоит этот коньяк, придурок несчастный! Мне его друзья в Париже подарили, я его три года не открывала! Кто тебе позволил брать мое полотенце и пить мой коньяк!  
Реакция на мои крики почти отсутствовала. Разве что пьяный взломщик вновь безуспешно попытался принять вертикальное положение. Глядя на его жалкие попытки, я присела в кресло. Почему-то было уже не страшно. Наоборот, стало даже немного смешно, “Ирония судьбы, или С легким паром”, честное слово! В голове вертелись слова, которые он мне только что говорил: “Ленка”, “похудела”, “Мальдивы” – все это мне что-то ужасно напоминало.
И тут до меня дошло. На моей лестничной площадке, с другой стороны живет Лена Баринова, шеф-повар одной из лучших  кондитерских города, она действительно девушка с формами и на Новый год уехала отдыхать на Мальдивы. Только при чем тут я?
– Тебя как зовут? - спросила я это недоразумение.
– Лен, у тебя че совсем память отшибло? Андрей, конечно. Дай попить, а!

Я ОТКРЫЛА ДВЕРЬ И ЗАОРАЛА, ВЫРОНИВ СУМКУ.
НА ДИВАНЕ СИДЕЛ НЕЗНАКОМЫЙ АБСОЛЮТНО ГОЛЫЙ МУЖЧИНА,
ЗАМОТАННЫЙ ВОКРУГ БЕДЕР В МОЕ ЛЮБИМОЕ ПОЛОТЕНЦЕ!
“СЕЙЧАС ЖЕ ПОКАЖИ МНЕ, ГДЕ ЛЕВАЯ СТОРОНА!” - КРИКНУЛА Я.
АНДРЕЙ ПОСМОТРЕЛ НА МЕНЯ С ЖАЛОСТЬЮ
И УВЕРЕННО УКАЗАЛ РУКОЙ НАПРАВО.