Любимый справа

Большинство водителей-мужчин уже адекватно реагируют на женщину за рулем. Чужую женщину. В чужом автомобиле. Но когда за руль садится своя...
Любимый справа

Большинство водителей-мужчин уже адекватно реагируют на женщину за рулем. Чужую женщину. В чужом автомобиле. Но когда за руль садится своя...

Если ты начала водить машину, то спокойно бери с собой подругу, соседку, собаку... Даже шефиню, если вам по пути. Но никогда – никогда! – не сажай рядом его, любимого и единственного.

Потому что неважно, давишь ты на газ первый раз в жизни или пилотируешь похлеще всех участников всех “Формул”, результат всегда один: ненаглядный бледнеет, напрягается от самых глубин “коллективного бессознательного” до личных комплексов – и напрочь забывает о любви. И не только.

Откатав положенное с инструктором и получив права, я попросила любимого подстраховать меня на первых порах: поработать “правым зеркалом”, вовремя засечь светофор и напомнить включить поворотники, если соберусь приткнуться к бордюру.

– Ничего не бойся и помни: главная педаль у тебя – тормоз! — первым делом заявил бойфренд и покровительственно положил руку на руль.

Терпеливо преодолевая возросшее сопротивление руля (не начинать же поездку с любимым со скандала!), я аккуратно миновала серпантин дворов и осторожно влилась в поток машин на улице.

– О боже! — раздался надрывающий душу стон.

– Что случилось?!

– Перед нами автобус, — трагически возвестил любимый, — будет застревать у каждой остановки. Но ничего, ты у меня тормозить поучишься.

Хорошего же он обо мне мнения, подумала я, лихо вывернув в соседний ряд.

– Куда ты едешь?! — закричал бойфренд, снова хватаясь за руль. — Даже не думай! Начнешь перестраиваться, когда будешь габариты чувствовать.

Почему он решил, что я их не чувствую?

– Когда ты держишь руль, милый, машина меня не очень хорошо слушается, — как можно корректнее предупредила я.

– Ты что, правда думаешь, это из-за меня? — насмешливо сощурился он.

Напряжение нарастало. Мой “наставник” не умолкал. Я узнала, что трогаюсь, как торможу, а торможу так, что умом тронуться можно, передачи переключаю не на тех оборотах и вообще слишком близко сижу к рулю.

– Но иначе, дорогой, я не дотянусь до педалей.

– Ты серьезно? — он явно усомнился в совершенстве моей фигуры.

Наконец я выбралась на окружную. Любимый тут же забыл, что “главная педаль – это тормоз”, и принялся гонять меня с полосы на полосу, как зайца по грядкам:

– Ну что ты тащишься за этим грузовиком? О, мамма миа! Из-за этой “ГАЗели” только Пизанскую башню увидишь, она под углом. Левее бери! Ну вот, опять “ГАЗель” влезла!

– Пожалей! — взмолилась я. — На такой скорости...

– Трудно – не берись. Значит, сиди себе справа. Объясняю как лучше, а тебе лишь бы спорить!

Разозлившись, я нырнула в крайний левый ряд.

– Прижмись вот к этой “Шкоде” и никого не пускай, — велел любимый. — А почему ты не включаешь радио?

Стиснув зубы, я старательно висела на хвосте несчастной “Шкоды”. Не прозевать бы, если она начнет тормозить. И, судя по реакции соседних автомобилей, поняла, почему женщина на дороге – фактор аварийно опасный. Не потому, что плохо водит, а потому, что у водителей-мужчин при ее виде наливаются кровью глаза и топорщится шерсть на холке – ей на дороге не место!

Будто в подтверждение этой мысли сзади что-то истерично загудело, и, наседая на меня, чуть не по бетону разделительного бордюра двинулся громадный джип. Я в ужасе шарахнулась, ни о чем не успев подумать.

– Они наверняка мигали, чтоб ты уступила! Смотреть надо!

Это вопит человек, которого я люблю? Который клялся, что во всем меня поддержит, поможет и спасет?! Который уверял, что я могу на него положиться? Я разгневалась.

– Вот и смотри! Ты для чего тут сидишь?

– Мне в зеркало ничего не видно.

Вот тебе и помощник. Вот тебе и МЧС.

– Влезла в левый ряд, а простых вещей не понимаешь, — не унимался любимый.

Это я – влезла?!

– Пригнись, я уйду вправо, — сказала я, сдерживая бешенство.

– Зачем пригнись? — опешил мой герой.

– Окно загораживаешь.

– А правое зеркало?..

– К черту! Потом разберусь! Без тебя!

Чудом добравшись до обочины, я вырубила мотор – и разревелась. От страха, напряжения и обиды на того, кто обещал поддержку. Хотя бы на дороге.

– Здесь нельзя стоять, — осторожно вякнул любимый.

– Мне можно. Я женщина, чайник...

– Ну что ты! У тебя все здорово получается! — гордо возразил он и притянул мою голову к своему крепкому мужскому плечу.

А я подумала: врут те, кто утверждает, что это ремонт доводит людей до развода. И какое счастье, что я сижу за рулем собственной, а не его машины!