Культурная программа Марии Тенишевой

Княгиня, общественная деятельница, меценатка, издательница, коллекционер с мировым именем, художница, педагог-теоретик. И все это о Марии Клавдиевне Тенишевой, женщине, чья жизнь могла бы стать сюжетом увлекательного романа.
Культурная программа Марии Тенишевой

Княгиня, общественная деятельница, меценатка, издательница, коллекционер с мировым именем, художница, педагог-теоретик. И все это о Марии Клавдиевне Тенишевой, женщине, чья жизнь могла бы стать сюжетом увлекательного романа.

М.К.Тенишева в театральном костюме. 1880-е гг.

Семейное несчастье

Рассказывают, что когда Тургенев выслушал рассказ молодой и тогда еще мало кому известной Марии Тенишевой о ее детстве и юности, то с грустью вздохнул: “Жаль, что я болен и раньше вас не знал. Какую бы интересную повесть я написал...”

Драматические испытания преследовали будущую княгиню Тенишеву, начиная с самого момента ее появления на свет. Мария была незаконнорожденной дочерью некоего Клавдия Пятковского, однако с первых дней жизни носила другие отчество и фамилию и звалась Марией Морицовной фон Дезен. Поскольку на обстоятельства рождения девочки в семье было наложено негласное табу, неясной осталась даже точная дата рождения – в справочниках можно встретить и 1858, и 1867 годы.

Отчим Марии был богатым и знатным петербуржцем и, как мог, старался не показывать девочке, что она неродная дочь. Впрочем, та рано поняла это сама – по отношению к себе со стороны собственной матери. Гувернанток и нянек у Марии в детстве хватало, а простой материнской любви, на которую вправе рассчитывать любой ребенок, – увы. “Дитя греха” не давало матери выкинуть из памяти то, о чем она предпочитала поскорее забыть.

Девушку и замуж выдали поспешно, за первого встречного претендента на хорошее приданое. Немудрено, что скороспелый брак оказался неудачным, не спасло его даже рождение дочери. Пока молодая мать нянчила свою девочку, стремясь окружить ее тем, чего сама была лишена в детстве, муж допоздна пропадал в клубах, просаживая в карты женино приданое.

Не в силах более терпеть семейные неурядицы, Мария решилась на первый серьезный самостоятельный поступок, почти немыслимый для благородной женщины конца XIX века, – имея голос, достойный профессиональной оперной сцены, молодая мать отправилась в Париж совершенствовать свое дарование.

На пороге признания.

Дом супругов стараниями хозяйки превратился в арт-клуб.