Из любви к искусству

Воры – в большинстве своем мужчины, а клептоманки – женщины. Такой вот парадокс.

Воры – в большинстве своем мужчины, а клептоманки – женщины. Такой вот парадокс.


Правда, в последние годы воров все чаще стали именовать клептоманами, что вызывает искреннее недоумение профессиональных психиатров. Ведь клептомания – это редчайшее расстройство психики, и наивно думать, будто каждый вор страдает этим недугом. Воровство – действие продуманное, направленное на приобретение материальных ценностей, для некоторых это вообще “основная работа”. А клептомания – это патологическое стремление к краже, возникающее импульсивно, как любовь с первого взгляда. Украденный предмет клептоману абсолютно не нужен. Но порыв стянуть – непреодолимый. Потом похититель (чаще – похитительница) может сгорать со стыда или мучиться от чувства вины, но в те доли секунды, пока длится сам акт кражи, она на вершине блаженства.

Все бы ничего, но диагностика этого уникального расстройства очень трудна. Даже врачам-психиатрам нелегко отличить клептомана от расчетливого вора. По статистике, клептоманами являются приблизительно 5% магазинных воров.

ДВОЮРОДНЫЙ МУЖ
Не секрет, что в древние времена в царских домах заключались, как говорят генетики, инцестные браки. Таким образом члены благородных семей стремились поддерживать “чистоту крови”. Увы, со временем это привело к вырождению династий.

 Наследственные заболевания могут быть обусловлены действием доминантных или рецессивных генов. Болезнь, “закодированная” в доминантном, проявится обязательно. Носитель же рецессивного может быть абсолютно здоров, но дефектный ген передаст потомкам. Два рецессивных гена, встретившись, себя проявят. Опасность повышается в десятки раз, когда в брак вступают родственники: ведь они могли получить “дефектный” рецессивный ген от общего предка. Именно так наследуются многие тяжелые недуги: глухонемота, альбинизм, болезни нервной системы…