Вера, одежда, любовь

Мне перестала нравиться моя одежда. Она стала казаться мне простенькой, ничего не выражающей, такой, как у всех, и если в 17 лет в простой кофточке и юбке еще можно было жить, то сейчас… В общем, мне было очень надо к имиджмейкеру. <br />

Cosmo Online редакция Cosmo.ru

Мне перестала нравиться моя одежда. Она стала казаться мне простенькой, ничего не выражающей, такой, как у всех, и если в 17 лет в простой кофточке и юбке еще можно было жить, то сейчас… В общем, мне было очень надо к имиджмейкеру. 

В Интернете я нашла сотни имидж-агентств, но все они понимали под разработкой имиджа следующее: “С новой прической и удачным макияжем вы выйдете из нашего салона совершенно преображенными”. Допустим, но все же прическа – это еще далеко не весь имидж. Мне нужен был полный комплекс услуг по созданию из меня приличного человека. Наконец в составе одного агентства я обнаружила несколько стилистов, имидж-аналитиков и даже психолога и поняла, что это то, что мне нужно.

ВСТРЕЧА ПЕРВАЯ

Имиджмейкеры

За столиком сидели две совершенно обычные женщины: Вера и Надежда, худенькая блондинка и полная брюнетка, – но в них было нечто неуловимое и особенное. Подумав, я определила это словом “гармония” и вздохнула с облегчением: все мы ужасно устали от психологов, которые лечат нас, не вылезая из собственных депрессий, и от эндокринологов, которые с трудом помещаются в свой кабинет, поэтому исходившие от стилистов обаяние и уверенность обрадовали меня неимоверно. Пока я выводила ответы на вопросы предложенного мне теста (любимые цветы – роза и подсолнух; любимый литературный герой – кот Бегемот; интересно, какой стиль одежды они мне подберут в соответствии с этим? Все черное и галстух?..), девушки рассматривали мои фотографии, которые я принесла с собой. Пообщавшись немного, мы перешли к главному.

– Ваш стиль можно обозначить как классицизм с примесью драматизма, - заявила Вера. - В вас есть некая сложность, надрыв, излом, которые вам необходимо отражать в одежде. Вы же предпочитали этого не делать и оставаться в своей старой шкурке. Разумеется, вам стало в ней тесно. Будем думать, что можно сделать.

И мы начали думать.
Надежда критически оглядела меня и изрекла:

– Основная проблема вашей фигуры – это расширенный плечевой пояс. От этого верх кажется тяжелым, а низ тонким. Будем бороться.
Я подпрыгнула от неожиданности. Всю сознательную жизнь я была уверена в том, что во всех погрешностях моей фигуры виновата большая грудь.
– А грудь? Грудь у меня, значит, нормальная?! - не веря своему счастью, спросила я.
– Отличная у вас грудь, - еще раз оглядела меня Надежда, - а вот плечевой пояс подкачал.

“Люди, вы просто не знаете, что такое счастье!” - думала я, записывая компетентные советы Надежды по методам визуального уменьшения широких плеч и срисовывая с доски подходящие модели: реглан у моей одежды должен был быть высоким, а рельеф – плавным, это я уяснила себе четко.
– Талия, - продолжила обзор Вера, - у вас есть.
– Но мало! - не удержалась я.
– Нет, не мало, но переход плавный – значит, будем делать талию. Запомните: волнистое и мягкое полнит! Не выжимайте из себя романтическую девочку, никаких рюшечек! Все должно быть строго и прямо.

Также стилисты раскритиковали мой любимый вырез – “лодочку”, широкие пояса и свитера в вертикальную полоску: оказывается, стройнит как раз горизонтальная. “Как много нам открытий чудных!..” - думала я.
С одной стороны, минус головная боль: я ужасно устала гадать, почему очередная модная тряпочка сидит на мне отвратительно, хотя вот на той девушке – чудесно. А с другой – это что же, никогда мне не надеть вот это манящее и полупрозрачное? И отныне мой удел – строгие костюмы с драматически острыми воротниками и хрустящими манжетами?.. Это надо было обдумать.

Но одно я теперь знала точно: очень правильно субботним утром с полным правом говорить о шмотках – и даже пожалела, что всю жизнь уделяла одежде минимум внимания. Когда твой стилист произносит нежно: “Ваша складка всегда должна быть заутюжена!” – чувствуешь себя настоящей женщиной.

“Чтобы отразить, - втолковывала Надежда, - всю сложность вашей натуры, смело используйте смешение фактур: к блузке из нежного шелка отлично подойдет юбка из жесткой кожи. Будут видны и агрессия, и мягкость, а это и есть как раз то, к чему мы стремимся”.

ВСТРЕЧА ВТОРАЯ

Психолог

Девушка с горящими глазами представилась Катей и сразу же похвалила меня за удачный выбор места встречи с точки зрения цвета стен. Я поняла, что работа началась, и следующие двадцать минут рассказывала о себе.
Задача перед Катей стояла несложная: исходя из моего внутреннего психологического состояния, порекомендовать мне подходящие цвета и фактуры одежды.
– Ну что ж, - откинулась Катя на спинку стула, - в целом картина понятная.

Оказывается, у одежды две цели. Она может помочь нам гармонизировать наше внутреннее состояние – раз, и давать окружающим информацию о нас – два. Эти две цели зачастую вступают в противоречие: приятно влезть холодной зимой в мягкую флисовую курточку, но зачем же так явно демонстрировать окружающим свое стремление к теплу и психологический дискомфорт? Не стоит радушно вручать людям оружие против себя.

– Мы, - сказала Катя, - пойдем другим путем. Душа с утра требует фланельки, а вы ей: ну уж нет, родная, получи деловой костюм! И на совещании вы будете чувствовать себя собраннее и сильнее, чем коллеги, которые пошли на поводу у своего внутреннего состояния. А для создания уюта у нас есть дом: мягкие тапочки, пушистые пледы и фланелевые пижамки – дома это необходимо. Договорились?

Я покорно приступила к тесту Люшера – пораскладывала на столе разноцветные карточки. По результатам теста Катя посокрушалась, что мне не хватает отдыха, и посоветовала во всем – в том числе и в одежде – окружать себя синим цветом. Отдыха сейчас не хватает всем, а синий цвет я не люблю, но Катя мне понравилась. Идею же с облачением дома во фланелевые пижамки я с восторгом приняла на вооружение, хотя вряд ли это было главной целью нашей встречи с имидж-психологом.

ВСТРЕЧА ТРЕТЬЯ

Подробности
– Очевидно, что вас можно отнести к летнему типу, - сказала Надежда и продемонстрировала мне набор цветов для моей одежды и макияжа.

Я пришла в ужас. По сравнению с теплой и яркой Осенью, романтичной Весной или эксцентричной Зимой мое интеллигентное Лето казалось самым бледненьким и скучным. Все мои любимые цвета достались остальным, более удачливым сезонам.

– Я никогда не надену этот омерзительный серо-синий! - взвизгнула я в отчаянии, и Надежда попыталась меня успокоить:
– Если вам некомфортно в этом цвете, выберем другой.

И в доказательство своих слов она поставила передо мной коробку с надписью “Лето” с сотней лоскутков. Все было не так уж и плохо. Вместо цвета молодого поросенка мы подобрали мне очень элегантный серовато-жемчужно-розовый, а вместо грязно-зеленого – почти воздушный зелено-голубой. И я примирилась с мировой несправедливостью в виде неинтересного цветового типа.

Разобравшись с цветами, мы перешли к подбору аксессуаров, и тут стилисты заговорили наперебой. Вера и Надежда отчаянно пытались отразить в моем новом образе мою сложность, противоречивость и глубину. Тяжелые часы и кулоны к тонкой белой блузке, гофрированные сумки, рваный низ юбки, острые носы, колкость и разрезы – вот что приготовили для меня имиджмейкеры.

Я отчаянно думала. С одной стороны, мой новый облик налагал на меня большую ответственность: носить все это непросто, такому стилю одежды нужно соответствовать. С другой стороны, какой же женщине не захочется казаться сложной, загадочной натурой? Можно немножко над собой и потрудиться, ради этого не жалко!

– Главное, - говорила Вера, провожая меня к выходу, - что ваш облик не должен провоцировать в людях реакцию “не верю”. Он должен отражать ваше внутреннее содержание. Видя вас в простеньком пальто и туфлях с тупыми носами, люди думают: не верю, она сложнее, чем хочет казаться. Так зачем же их обманывать?

И действительно, зачем?...