Стиль женщины-политика: две блондинки, два разных взгляда

Автор «Модного блога» Анастасия Алексеенко поднимает вопрос необходимости определения рамок современного гардероба женщины-политика. Потому что когда их нет, происходит что-то сложнообъяснимое. Разбираемся в деталях.

Стиль женщины-политика: две блондинки, два разных взгляда

Анастасия Алексеенко
Анастасия Алексеенко
Автор «Модного блога»

Я знаю, уже одно то, что я поставила в один пост этих двух женщин — Марию Захарову и Ульяну Супрун — для многих покажется странным. Мария Захарова российский дипломат. Ульяна Супрун исполняет обязанности министра здравоохранения Украины. Я хочу отставить в сторону отношения между Россией и Украиной. Но даже если взять образы этих женщин сами по себе, в отрыве от их профессиональных компетенций, — они представляют собой интересные противоположности. И именно поэтому мне хочется их сравнить.

Для начала давайте поговорим, что такое женщина-политик — в мире вообще и на постсоветском пространстве в частности. В первую очередь предполагается, что эта женщина должна быть «немного мужчиной» — потому что считается, что она играет на мужском поле. Отсюда у нас образы женщин, которые формально носят женскую одежду, но, по мнению общественности, не заботятся о своей привлекательности (по крайней мере, не стараются выглядеть привлекательно с позиции сексуальности). Например, Ангела Меркель. И есть женщины, которые транслируют традиционную женственность и в некотором роде даже спекулируют этим. В первую очередь это первые леди различных государств. Они тоже являются политическими фигурами. И общество выставляет к ним определенные требования по внешнему виду, в том числе и требования «контролируемой сексуальности и женственности» — такая женщина, по мнению социума, должна быть женственной, привлекательной (в том числе и сексуально, но в рамках соблюдаемого дресс-кода) и ухоженной. Активным политиком, использующим подобный стиль, была Юлия Тимошенко во времена своего премьерства. Четко по фигуре скроенные платья из костюмной ткани, с кружевными вставками на спине, как нельзя лучше иллюстрируют подобный подход.

И Мария Захарова, и Ульяна Супрун — обе выбиваются из этих традиционно приемлемых рамок. Но выбиваются в разные стороны, если можно так сказать.

Мария Захарова — яркая женщина, блондинка, которая ведет достаточно публичный образ жизни. На первый взгляд можно было бы сказать о том, что она использует «традиционную женственность» в своем образе. Но на самом деле нет. Градус сексуальности и привлекательности в ее образах гораздо выше, чем был в свое время у той же Тимошенко, например. И если сравнивать с Тимошенко, та подчеркивала определенную скрытую силу. В то время как Захарова — это явная демонстрация. И нужно учесть важный момент: она сама ведет свою коммуникацию в соцсетях и сама подбирает себе одежду. Почему я делаю акцент на коммуникации? Сегодня соцсети — это такая же важная часть выстраиваемого образа, как и одежда. Ты решаешь, что показать миру и в чем показаться миру.

Проблема Захаровой — это проблема многих политиков постсоветского пространства, тем более женщин: они до конца не могут определиться, кто они. Все наши политики в той или иной мере вышли из партийной номенклатуры, собственно, как и вся политическая жизнь на этих территориях. Когда сам класс номенклатуры вроде как должен был исчезнуть, по крайней мере, исчезнуть должны были те паттерны поведения и костюмные коды, которые существовали при Союзе. Но новых наши политики не приобрели. В итоге они так и не поняли для себя, кто они и по каким шаблонам выстраивать свое поведение? Если они политики — то нужно следовать прописанным и негласным правилам поведения и одежды, принятым в современной политике, чего практически не наблюдается. Пока что есть больше подозрений, что женщины-политики не могут понять сегодня, они хотят считать себя селебрити и создавать инфоповоды соответствующего уровня (события из личной жизни и стиль) или считать себя новой бизнес-элитой и транслировать «в народ» соответствующий образ мышления и стиль жизни? Или они luxury-блогеры, хвастающиеся перед подписчиками новыми сумками, кольцами и поездками? Яркий пример политика подобного плана — Ксения Собчак, но она отдельный пример, потому что пришла в политику уже сложившимся медийным персонажем.

Очень ярким примером стал недавний пост Марии в соцсетях:

Сама подача и фото, образ на фото — я бы скорее подумала про блогера, прогуливающегося на Манхэттене, нежели про дипломата высокого ранга.

В общем и целом можно подытожить, что Мария Захарова транслирует миру и своим соотечественникам заявление о уверенности, достатке и сексуальности, но не это просто секс, а с определенной долей агрессивности. В шутку ее называют «сексуальным оружием России», но в каждой шутке, как мы знаем… Короткие, слишком короткие, если опираться на диппротокол, платья. Туфли на высоком каблуке, часто — острая шпилька и платформа.

И даже в закрытом наряде, который надела в Эмиратах, Мария вовсе не выглядит смиренной и скромной женщиной (что, в общем-то, тоже неплохо).

Ульяна Супрун — полный антипод Марии. Хотя они обе блондинки, наверное, это чуть ли не единственное, что у них общего. Ну еще и то, что Ульяна точно как и Мария — разрушает сарториальные коды женского политического гардероба. Только разрушает их не в векторе агрессивной сексуальности, а в векторе расслабленности и небрежности.

Ульяна — это политик, который может себе позволить появиться на мероприятии в уггах и трикотажных леггинсах. Знаете, написала «позволить себе» и подумала, что это ведь в определенном плане также является проявлением силы. Только силы совсем другого порядка. Сила Ульяны не в ее демонстративности. По крайней мере, даже если ее «расхлябанность» — это сознательный посыл, воспринимается все это очень легко и естественно. И хотя я сказала про силу, Ульяна воспринимается очень мягкой и почти домашней.

Распущенные волосы, отсутствие макияжа и, похоже, отсутствие антивозрастных процедур. При этом в своем образе Ульяна оставляет себе большой простор для явного высказывания — ее стиль с рубашками, джинсами и кардиганами позволяет широко использовать различные футболки с символами и надписями.

А это сегодня чуть ли не самый буквальный способ выразить через одежду себя и свою позицию. Причем эти футболки в ее случае будут выглядеть совершенно естественно и не будут выбиваться из ее традиционного стиля.

Очень интересно поговорить о о том, как обе эти женщины воспринимаются аудиторией. Хотя Ульяна и нарушает правила, но мне кажется, для западного мира ее нарушения более приемлемы. Потому что они в целом соответствуют дискурсу последних лет, размыванию определенных рамок и движению в сторону комфортности, а также в целом тренду на интеллектуальную моду и расслабленность. На «интеллектуальную моду» Супрун, конечно, не тянет, но она перед собой таких целей, похоже, и не ставит.

При этом стиль Ульяны Супрун, а точнее его отсутствие, вызывает массу обсуждений внутри Украины. Наше строго субординированное общество, в котором в том числе долго существовало и негласное ранжирование по одежде, не может понять и принять политика в уггах, занимающего столь высокий пост. «Как можно всерьез относиться к министру, который ходит с рюкзаком?» — это реальная фраза работников сферы здравоохранения, обсуждающих Супрун. Иногда мне кажется, что неприятие ее как деятеля частично связано именно с тем, что она — сознательно или нет — разрушает существующую структуру и правила.

А вот как раз Мария Захарова отлично попала «в сердце» российского избирателя. Во‑первых, сработал концепт «Русские женщины — самые красивые». И Мария противопоставляется другим женщинам политикам почти как любовница из известного анекдота: «А наша-то — лучше!» Во‑вторых, люди отлично считывают ту агрессивность, которая присутствует в стиле и поведении Захаровой, но поскольку она политик «внешний», а не «внутренний», кажется, что агрессия эта направлена вовне государства, и это обществом даже очень поддерживается сегодня.

Наверное, у этого поста не будет никаких выводов и итогов. Потому что процессы изменения стиля женщин-политиков — они все еще продолжаются. И будут еще длиться какое-то время. Потому что само положение женщины в мире и в социуме сегодня меняется постоянно. Потому что коды в одежде сейчас претерпевают достаточно сильные изменения, и пока что лично я не вижу конца этому процессу. Ну и, конечно, интересно наблюдать, потому что интересно отмечать, как эти изменения ложатся на постсоветскую почву формализма.

Анастасия Алексеенко, автор Модного блога

Понравилась статья?
Подпишись на новости и будь в курсе самых интересных и полезных новостей.
Спасибо.
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.
Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария