РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Наши в Питере

Почему уральцы уезжают в Северную столицу. И почему возвращаются
Тэги:
Наши в Питере

Я недавно переехала жить в Санкт-Петербург, а тут кругом – знакомые с Урала. Наши здесь повсюду, целая уральская диаспора!

Покидать пределы Екатеринбурга я вообще-то не планировала. Ну разве что иногда подумывала, не пожить ли мне еще где-нибудь. Но так, чтобы собрать вещи и все бросить, к этому я была не готова.
В Екатеринбурге у меня все было хорошо: работа ненапряжная и хорошо оплачиваемая, съемная квартира практически в центре. Родственники недалеко – три часа на автобусе, и я дома. Друзья. Связи опять же. За девять лет жизни в этом городе накопилось столько знакомых, что нельзя выйти на Плотинку, чтобы кого-нибудь не встретить.
Но меня все чаще стала посещать мысль: и что, вот так всю жизнь? До конца своих лет я буду работать в этой компании только потому, что здесь стабильно платят? Буду ходить по этим маршрутам каждый день? Эти вопросы стали меня угнетать. Может, это у меня кризис среднего возраста? Психологи говорят, он сильно помолодел и случается теперь в двадцать пять, а не в тридцать пять лет.   
Однажды мне стало казаться, что терять в общем-то нечего. Квартира не своя, друзей и родственников можно навещать, были бы деньги. А работа есть везде, и наверняка можно найти что-то лучше. В конце концов, я же не собиралась тут работать до самой пенсии. Я просто не могу себе этого представить – чтобы я двадцать лет на одном месте! Или сколько мне там до пенсии осталось... Но решиться все бросить я никак не могла.
И тут черт меня дернул рвануть в Питер. Черта этого зовут Женька Лобанов. У него ветер в голове и музыка в сердце. Женька ужасный романтик. И вот однажды этот романтик заявляет: «Я переезжаю в Питер! Поехали тоже?» Он уехал, а через неделю прислал sms: «В Питере отлично. Погода волшебная. Люди сказочные». Я тоже купила билет и в день своего рождения села в поезд.
Женька снял на время неухоженную однокомнатную квартиру на набережной Мойки. Скоро нужно будет искать другую, но неудобства не в счет. Главное – романтика! Здесь ее можно трескать большими ложками. В квартире высоченные потолки, загадочные антресоли, хранящие семейные архивы жильцов начала ХIХ века, и широкие подоконники, на которых удобно сидеть.
Мы каждый день празднуем свою свободу. Мы можем выбирать, что нам делать, чем заниматься, где работать. Нам кажется, что на любые неожиданности, неприятности, безденежье, сложности и неизвестность можно махнуть рукой ради удовольствия жить в Питере. И мы с Женькой такие не одни!

ДМИТРИЙ ПУЧКОВ (27)
В Питере 3 года

Именно у Димки, моего друга детства, я и поселилась в Питере, на проспекте Ветеранов. Мы оба из Озерска, небольшого городка в Челябинской области. Когда я заканчивала школу, Димка уже был студентом, помогал мне решать задачки и учил играть на гитаре. Потом я поступила в универ и рванула в Екатеринбург, а он устроился на завод. По специальности Дима инженер-электрик. На работе он пользовался уважением, выиграл профессиональный конкурс, и все у него было, как у людей: должность, стабильная зарплата. Мог бы жить не тужить вместе с родителями. Так ведь нет же. Димкина девушка поступила в питерский институт, уехала и через некоторое время отношения разладились – у нее своя жизнь, учеба, кавалеры завелись. Тогда Дима и решил переехать из Озерска. Говорит, хотел доказать, что он лучший.
В тот момент этот поступок казался похожим на подвиг. На заводе  предупреждали: «Обратного пути не будет». Родственники в голос отговаривали: «Кто тебя там ждет! Тут у тебя жилье, работа, а там что?» А там, то есть тут, Диму ждал настоящий экстрим. Это мне, считай, повезло. Я приехала, живу у него в отдельной комнате. А он первый год жил нелегально в общаге. Работу нашел не сразу – везде нужна прописка. Устроился по специальности в офис только что открывшейся компании. Там не было отопления, и от холода выступал иней на стенах: «После работы на моем благополучном заводе я испытывал шок, но я бы хотел снова пережить то ощущение полной неизвестности и восторга, когда все вокруг незнакомое».  
Сейчас, конечно, Димка уже все тут знает. И ничего, что с той девушкой он все же расстался. Зато компания, в которой он работает, подросла, переехала в новый красивый офис, Дима теперь главный инженер с перспективой повышения. Кожаное кресло, золотая табличка на двери его кабинета, иномарка под окнами – и все тот же взгляд светлячка. Точь-в-точь как тогда, когда ему было восемнадцать.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Загрузка статьи...