Светлая грусть Вари Демидовой

Пианистка Варя Демидова, в поклонниках у которой парни из «Би-2», исполняет меланхоличную музыку, под которую приятно грустить в плохую погоду.

Светлая грусть Вари Демидовой Денис Григорьев

Ты же занималась музыкой с детства. Почему в 14 лет оставила?
Я была маленькой, а нагрузка была большой. Слишком много нервов, выступлений, от которых я устала. Когда пришло время поступать в музыкальное училище, я поняла, что не могу! Я любила исполнять классические произведения, но наедине с собой. Совсем не хотелось становиться профессиональной пианисткой и играть на публике.

Как ты начала учиться в Дамаске?
Я там оказалась по семейным обстоятельствам. Поступая в арабский университет, выбрала легкий путь — специальность «английская литература», где все предметы, кроме информатики и арабской культуры, велись на английском. Этот язык мне всегда давался легко, на арабском, конечно, учиться было бы очень трудно. Я успела окончить только три курса. Вернулась с тремя годами хорошего образования в родную Пермь, решила продолжить учиться в Пермском университете, а меня берут только на первый курс! Было обидно, но я приняла решение использовать эту ситуацию. Если уж и учиться чему-то сначала, то пусть это будет что-то новое. Так я стала изучать ландшафтный дизайн.

И какие были планы насчет будущей карьеры?
Я не строила планы, мне было просто интересно учиться. Музыкой я тогда совершенно не занималась. Потом только в Германии, где я училась по обмену и работала волонтером, вернулась к музыке и даже самостоятельно записала диск фортепианной музыки. Но все равно на тот момент для меня это было просто увлечением.

Как же песни попали к музыканту Олегу Нестерову из «Мегаполиса»?
Это очень интересная история! Мне всегда с детства нравилось делать что-то творческое, и в какой-то момент мама предложила мне поучаствовать в конкурсе, который объявили у них на работе: конкурс на лучший гимн пермской нефти! Я написала два стихотворения, но для гимна нужна была музыка, которую я тогда не писала, и я забросила это дело. Однако заявок на конкурс было не так много, поэтому со мной связались и попросили все-таки попробовать положить свои стихи на музыку. Два гимна нефти — это были мои первые музыкальные произведения. Никаких призовых мест я тогда не заняла, но решила начать писать песни. Мои первые песни были необычные, не похожие ни на что. Я хотела поделиться своей музыкой с кем-то, и люди говорили, что это интересно. Попробовала обратиться к пермским аранжировщикам, но результат мне не понравился, поэтому стала учиться обрабатывать музыку сама. Сперва было сложно, потом стало лучше, и аранжировки своих первых песен я отправила в музыкальную студию «Правда продакшн». Эта студия звукозаписи напрямую связана с музыкантом и продюсером Олегом Нестеровым, лидером группы «Мегаполис». Ему мои песни понравились, и мы заключили контракт с его компанией «Снегири музыка». Хотя я на тот момент встречалась и с другими продюсерами. Но мне показалось, что именно в «Снегирях» люди очень открытые и не будут пытаться ломать артиста.

Ты окончательно решила вернуться к делу юности?
Да, с этого момента все было решено. Только музыка, только профессионально.

Не было жалко времени, потраченного учебу в двух университетах?
Сейчас мне кажется, что все могло бы быть по‑другому, но… Все ведь шло своим чередом и пришло в свое время. Это опыт! Конечно, не могу сказать, что сельско-хозяйственная академия — это большой источник вдохновения. Но ведь учеба — это не только знания, но и новые впечатления, путешествия, любовь.

В 2010 году вышел первый мини-альбом «После сожжения», который раскритиковал музыкальный журналист Александр Горбачев…
В то время я читала все рецензии — это было так ново для меня! И, конечно, все нелестные отзывы вызывали у меня страдания. Когда меня ругают, это обидно. Да любому артисту больно читать такие отзывы. Но вот именно эту рецензию я не помню. Видимо, все было не настолько грубо.

После негативных отзывов не возникало желания доказать критикам, что ты этого не заслуживаешь?
Нет, я всегда думала, что время все расставит по местам. Ели ты делаешь что-то хорошее, то в будущем это хорошее обязательно найдет себе место. Хотя сейчас я все реже в это верю… Все-таки в России странные музыкальные вкусы. То, что я слышу из ларьков или по радио, когда еду в машине, меня не радует. Знаете, есть такое выражение, что архитектура — это застывшая музыка. Я часто гастролирую и вижу постсоветскую архитектуру и новострой — это очень некрасиво. А все старое, наоборот, разрушается.

Но ведь есть достойные молодые музыкальные проекты! Тебе нравятся какие-нибудь российские исполнители, такие, например, как Наадя, Tesla Boy?
Да, это по‑настоящему талантливые команды. Мне, например, очень нравится группа «АлоэВера». Я знаю, что молодым, да и не очень молодым коллективам бывает довольно сложно попасть на российский музыкальный рынок. Песни не берут на радио, клипы не ставят в эфир, все время к чему-то придираются.

Думаешь, есть у этих артистов шанс в будущем зазвучать если не из ларька, то хотя бы окон приличного кафе?
Я вот, случается, захожу в приличные кафе, разные интересные места, но все равно порой прошу администраторов заменить музыку. Иногда уместнее было бы поставить классическую музыку, чем-то, что обычно крутят в общественных местах. Хотя, может, это я сейчас так рассуждаю из-за настроения. За окном все серое, а я только что вернулась из сказочной Исландии.

Чем ты там занималась?
Путешествовала с дочерью. Она очень хотела поехать туда, а я боялась, что будет холодно, чего я очень не люблю. В Исландии оказалось в итоге еще холоднее, чем в Москве, но такой красоты природы я не видела нигде! К тому же Исландия — это тот редкий случай, когда, на мой взгляд, строения, созданные человеком, гармонично вписываются в неописуемой красоты природные пейзажи.

Вернемся в Россию. Ты записала саундтрек к фильму «Сюрприз для любимого».
Я там еще в эпизоде снялась. Фильм показывали по ТВ, люди его посмотрели. Я считаю это своей маленькой победой.

А как ты познакомилась и начала работать с Би-2?
Это было в самом начале моего творческого пути. Олег Нестеров сказал, что Шура из Би-2 хочет записать со мной песню «Бегущий по лезвию бритвы». Шуре нравилось мое творчество. У него тогда было свое радио, где звучали мои песни. В общем, песню мы записали, на том и расстались. А спустя года два, когда я ушла от компании «Снегири», на одном из концертов снова встретились с Шурой, и он предложил свою музыкальную помощь в записи моего второго альбома. Он планировал сделать пластинку полностью акустической, но я все-таки самостоятельно спродюсировала электрическую часть альбома (он получился двойным). Теперь мы друзья. Шура очень добрый и бескорыстный человек с отличным музыкальным вкусом. Встретиться с таким человеком — большая удача! Сейчас мы работаем над третьим альбомом. Я уже в работу продюсера не вмешиваюсь. Только отправляю Шуре песни, а он бракует половину. Планируем свести альбом в феврале.

Не было мысли записать песню на арабском. Ведь ты его хорошо знаешь?
Конечно, знаю! Но такая композиция была бы похоже на шутку, а я люблю грустные песни — и слушать, и писать сама.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить