Новые звезды: Мария Смольникова

Мария Смольникова из фильмов «Сталинград» и «Дочь» рассказала, почему она не хочет раздеваться в кадре и носить мини-юбки и как ей удается перевоплощаться на сцене и в обычного крокодила, и в необычного Ленина.

Новые звезды: Мария Смольникова

Как ты попала в картину «Сталинград»?
Кастинг-директор, Инна Израилевна Штеренгарц, была у меня на спектакле и потом позвала на пробы. Хорошо, что мне удалось не потерять себя за волнением, страхом, желанием получить эту роль. Я помню, как смотрела в глаза Федору Бондарчуку и думала: «Он такой же человек! Не бойся!» И меня утвердили!

Играть в фильме про Великую Отечественную войну — это большая ответственность…
Да. Фильмы о войне — это то, что касается нас лично. Это наша история. Поэтому я сама боялась смотреть «Сталинград», а когда посмотрела, меня охватила радость! По‑моему, нам удалось передать дух доброты и внутренней жизненной силы, который соответствует тому времени. «Сталинград» показал то светлое, что мы знаем про поколение наших дедушек и бабушек. На это мы и опирались.

Каково было работать с Федором Бондарчуком?
Мне приходилось становиться более самостоятельной. А вообще эта работа была большим удовольствием. У нас сложилась очень дружная команда, Федор Сергеевич сумел нас всех сплотить и всегда поддерживал радостно-рабочее настроение на съемочной площадке. Там была удивительная обстановка: каждый трудился над своим делом и все были заодно! Я помню, как ходила, все вокруг осматривала. Меня просто восхищали декорации, они были достоверны до такой степени, что я сначала не могла поверить: я не в реальности, я на съемках! Это ощущение реальности происходящего очень помогало мне сблизиться с моей героиней.

Чем ты похожа на Катю?
Она старается не замечать все то, что уничтожает жизнь, мешает вере. Не видеть что-то слишком страшное, что отнимает разум. Катя интуитивно верит в то светлое, что есть в каждом человеке. В этом мы с ней точно похожи.

В «Сталинграде» твоим партнером был актер Петр Федоров. Между вами по сценарию была любовь. А как в реальности не влюбиться в партнера, когда он такой обаятельный?
Конечно, я влюбилась в Петю Федорова! Но только как в человека: мое сердце занято, я замужем, и я однолюб. Мой муж — тоже актер, и он меня понимает. (Муж Марии Смольниковой — актер Денис Коперов. — Прим. ред.) Мы любим друг друга, вместе развиваемся, у нас есть общие ценности. И мы счастливы тем, что у нас есть общее актерское настоящее и будущее.

Давай про профессию. Ты ведь училась в екатеринбургской театральной гимназии?
Гимназия № 205 «Театр», которая сначала называлась просто школа «МЫ», пустила во мне корни творчества. Там я приобщилась к языку искусства, прониклась любовью к театру. Мне очень повезло, что я училась именно в этом месте. Жалко, что сейчас театральная гимназия переживает трудные времена. Нет поддержки от государства, а без этого в искусстве далеко не уйдешь. Надеюсь все наладится… Потому что для меня это волшебное место, и я бы хотела однажды туда вернуться.

Чем учеба в театральной гимназии отличалась от учебы в обычной школе?
У нас все было необыкновенно! Гимназия располагалась в очень маленьком помещении, в здании бывшего детского садика, и все друг друга хорошо знали. Учителя, ученики, родители учеников — мы все были как одна большая семья. Когда я училась там, гимназия была еще в начале своего пути, и это было целое «произведение искусства» взрослых людей: основателей, учителей, родителей. Все было пропитано волшебством и творчеством.

А первая любовь у тебя случилась в гимназии?
Нет, в детском садике, который как раз был рядом с моей гимназией! Там был мальчик Денис, и он носил мне конфеты. Прошло много лет, моего мужа зовут Денис. Конечно, это совершенно другой человек. Просто забавное совпадение. (Смеется.)

Часто бываешь в родном городе?
Езжу только летом на одну-две недели. Больше времени нет. Редко вижу своих любимых бабушку и дедушку, а с мамой и папой держу постоянную связь! Скучаю, конечно. Мое любимое место в Екатеринбурге — это Уралмаш, ведь там я выросла. Все дорожки исхожены, много добрых и грустных воспоминаний. Я любила проводить время в театральной студии, на улице Ильича, 24. Но потом в этом помещении сделали кафе… До сих пор, когда прохожу там, сердце замирает.

Ты поступила в театральный институт лишь с третьего раза. А если бы не поступила?
Я бы поступала в четвертый раз. Это точно! То, что я сразу не поступила, меня не сломало. Я знала, чего хотела, и шла к цели. Очень поддерживала мама, она позволила мне поступать в тот вуз, куда стремилось мое сердце, и главное — она никогда не пыталась внушить мне мысль о том, что в жизни нужно работать ради денег. Мама всегда верила в меня.

А о выборе другой профессии ты тогда не задумывалась?
Ну почему же, было дело. Я очень боялась, что не смогу себя прокормить, думала: вот как же мне жить, если я ничего толком не умею? Зачем я вообще живу на земле, если я бесполезное существо? Много сомнений было. Я думала пойти учиться в архитектурный институт… А в итоге все же поняла: нужно стремиться к тому, что любишь, и тогда все встанет на свои места! Это очень важно в жизни.

Свою первую роль помнишь?
Мне было 7 лет, и я играла крокодила! Театральная студия называлась «Басуслики» (ее вели два педагога с фамилиями Басина и Суслова), и там мы наблюдали за животными, а после реализовывали наблюдения на сцене. А потом мы поехали с этими наблюдениями в Москву на небольшие гастроли. И тогда я впервые выступала перед зрителями в Доме актера — именно в роли крокодила. Было весело!

Как ты относишься к современному искусству?
Оно меня настораживает. Может, потому что оно еще не прошло через фильтр времени. Время всегда оставляет то, что истинно. А я, наверное, еще не настолько мудра, чтобы самостоятельно производить этот отсев.

Но ты ведь любишь живопись?
Очень люблю! Вообще меня покоряют визуально красивые, гармоничные вещи. Я очень люблю Модильяни, Тулуз-Лотрека, и еще мне нравится советский художник Борис Отаров.

В одном из интервью Петр Федоров сказал, что у тебя лицо девушки 40-х годов прошлого века…
Мне близко время наших бабушек: для меня оно эстетически красивое, более чистое, чем сейчас. Но недавно я поняла, что все же родилась в свое время. Мне посчастливилось попасть на первый экспериментальный курс Евгения Каменьковича и Дмитрия Крымова, на котором учатся одновременно и режиссеры, и актеры, и сценографы. До сих пор ничего такого в институте не было! Я работаю в «Лаборатории Крымова», я нашла своего мастера, которого хорошо понимаю, чувствую, и я хочу развиваться именно в этом направлении. В XXI веке есть люди, с которыми я очень хочу жить, работать и учиться, так что я точно родилась в свое время.

Ты однажды сказала, что не хочешь раздеваться в кадре. Это природная скромность?
Да. Есть сокровенные вещи, для меня важно сохранить их.

Платья с декольте и мини-юбки не для тебя?
Внешнее отражает внутреннее. Такая одежда точно не отражает мой внутренний мир.

А за модой следишь?
За модой не нужно следить, нужно следить за своим внутренним развитием. Чтобы внешнее проявление личности гармонировало с внутренним мироощущением. Нужно развивать в себе чувство вкуса. Если говорить об одежде, то я люблю носить классические платья.

Кинодебют в фильме «Дочь» принес тебе несколько наград. Это показатель успеха?
Это отклик на мой труд, и если он есть, значит, скорее всего я двигаюсь в правильном направлении, значит, мне удалось быть искренной, удалось поговорить с сердцами людей.

А в спектакле «Горки-10» ты сыграла характерную героиню, которой далеко за 40. А еще… Владимира Ленина. Как тебе удалось перевоплотиться в столь разные образы?
Помогла интуиция. И потом, это же моя профессия — перевоплощаться. Всегда интересно играть роли совершенно противоположные: так острее чувствуешь жизнь, уходишь от себя, концентрируешь внимание на персонаже, на смысле его жизни. Конечно, себя тоже важно не терять. Я есть в каждой моей роли!

Героиня одного из твоих любимых фильмов «Унесенные ветром», Скарлетт О’Хара, любила повторять: «Я подумаю об этом завтра». Тебе свойственна эта философия?
Это как наша пословица «Утро вечера мудреней». И это точно. Нужно уметь вовремя остановиться, взять паузу, осмыслить что-то и с ясной головой двигаться дальше. А вообще я стараюсь доделывать то, что начала, завершать, не бросать просто так. Конечно, бывают и исключения из правил.

Ты производишь впечатление девушки, которая всегда поступает так, как надо. Случалось идти против правил?
А как узнать, что есть правила, чьи они, и как они со мной соотносятся?! У меня нет цели быть правильной или, наоборот, идти против правил. Есть желание прожить жизнь честно по отношению к себе. Жизнь подкидывает сложные задачи. Чтобы их решить, нужно иногда быть смелей, иногда мудрей самой себя. У меня есть только одно правило: не стараться быть умнее самой жизни!

С Марией Смольниковой разговаривала Анна Корытина

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить