Вячеслав Дусмухаметов: Доктор Хаус с Урала

Вячеслав Дусмухаметов — продюсер и сценарист известных шоу и сериалов: «Универа»,"Интернов", Comedy woman.

Вячеслав Дусмухаметов: Доктор Хаус с Урала

Бывший студент медакадемии и кавээнщик, Вячеслав Дусмухаметов сегодня — продюсер популярнейших российских ситкомов. Он смеется над студентами в «Универе», над женщинами — в Comedy woman, над врачами — в «Интернах». Человек, шутки которого развлекают всю страну, сам к юмору относится очень серьезно.

COSMO: Слава, по образованию ты доктор. Как получилось, что стал продюсировать ситкомы?

ВЯЧЕСЛАВ: Все произошло само собой. Я закончил Челябинскую медакадемию, затем интернатуру. Параллельно играл в КВН с командой «Уездный город», это сборная Челябинска и Магнитогорска. А так как мы с ребятами играли достаточно хорошо, и за это время я завел очень много знакомых, меня пригласили работать в Москву. Сначала на Рен-ТВ, затем на СТС. А потом я ушел в свободное плавание: вместе с Семеном Слепаковым, бывшим капитаном команды КВН «Сборная Пятигорска», мы начали собственный бизнес по производству телевизионного контента. Первым шагом стал «Универ». Мы с Семеном вдвоем его придумали и сами написали первый сезон. «Универ» — оригинальный ситком. Хочу пояснить: все сериалы этого жанра делятся на адаптированные, которые покупаются за границей и «переделываются» под нас, и оригинальные, созданные от начала до конца здесь. Мы создаем только оригинальные ситкомы, потому что их интереснее придумывать! С годами начали обрастать проектами, доросли вот до «Интернов».

C: «Интернов» называют русским «Доктором Хаусом».

В: Понятно, что, решив сделать медицинский ситком, я посмотрел все западные сериалы про врачей. И понял: параллели неизбежны. И уже успел привыкнуть, что «Интернов» сравнивают и с «Клиникой», и с «Доктором Хаусом». Нам посчастливилось, что в главной роли у нас Иван Охлобыстин, как и Хью Лори, это личность большого масштаба. И все же у нас не детектив о бактериях! Можно сказать, мы просто снимаем медицинский сериал, в котором, как и в «Докторе Хаусе», центральный герой — харизматичный врач.

C: Смотреть ситкомы смешно. А снимать?

В: Когда начинаешь сочинять длинную историю, только-только придумывать мир и героев, их отношения, то это все очень смешно и интересно. Но, как и в любом другом процессе, в создании кино неизбежно наступает момент, когда комедия перестает быть таковой. Вот весной стартовали съемки очередных ста серий «Универа», а это, напомню, оригинальный сериал, где надо с нуля придумать все от начала до конца. Когда веселье превращается в длительный процесс и съемки становятся похожими на работающий завод, на большую, с трудом поворачивающуюся машину, то часто работается уже далеко не с той легкостью, как в начале.

C: И что делать, если не смешно?

В: Ну… мы же такие люди, к которым муза приходит по специальному звонку (Улыбается. — Прим. авт.). Конечно, мы занимаемся творчеством, но в то же время мы еще и технологи. Мы прекрасно знаем, как, каким способом придумать смешную шутку. У нас съемки и графики, большая команда и площадки — мы теперь не только веселые кавээнщики, мы, сами того не подозревая, стали винтиками в машине своего же бизнеса и не можем выпасть из нее.

Я такой человек, к которому муза приходит по звонку.

C: Да, я как раз хотела спросить, чего сейчас в твоем творчестве больше, работы или удовольствия?

В: Самое сложное — поженить деньги и творчество! Не надо забывать, что все мы люди, всем надо кушать, у всех семьи. На мой взгляд, в бизнесе есть два пути. От денег к творчеству — вот сначала заработаем, а уж потом придумаем что-нибудь для души, хорошее. И от творчества к деньгам — мы сейчас все сделаем правильно, честно и хорошо, а принесет это деньги… или нет, тут уж как получится. Естественно, этот подход сложнее. Но я уверен, что качественный продукт всегда себя покажет и на рынке пробьется. Мы в нашей команде ничего не делаем только ради денег, и нас этот принцип пока не подводил.

C: Среди твоих проектов нет неуспешных?

В: Были, пока мы учились, пока набирали опыт. К сожалению, у нас в России многому не учат, профессия — это в основном опыт, опыт…

C: Расскажи о своей семье.

В: У меня великолепные родители. Моя мама педагог, преподает иностранные языки. Она моя гордость. Все то многое, что я имею в жизни, всем обязан ей. В детстве, когда школьникам брали в библиотеке книжки на лето, всем доставалась одна стопка, а мама мне приносила три. Я уезжал к бабушке и там много читал. Мама привила любовь к литературе, от нее же в крови способность писать без ошибок. Папа тоже преподаватель средней школы, сейчас возглавляет комитет по спорту Агапского района Челябинской области. Моя любимая бабушка, баба Маша, раньше работала директором совхоза. Вот я и рос в семье руководителей и педагогов, все на меня смотрели, сравнивали с другими детьми. Поэтому пришлось закончить школу с золотой медалью.

C: Не тяжело было?

В: Мне — нет. А сейчас я еще лучше понимаю, насколько именно такое воспитание необходимо. И к своим детям, которые у меня будут, практика будет применяться такая же.

C: Дома много смеялись?

В: О, у меня очень смешная семья, очень веселая. Мой папа — это человек, который говорит смешные вещи с каменным лицом, бабушка сумасшедше смешная. Мама шутила меньше, она отвечала за четкую линию воспитания.

C: В том, что ты решил избрать юмор своей профессией, родители тоже поддерживали? Не говорили: «Ну что это за работа такая несерьезная!»

В: Когда я учился в медакадемии, то про КВН так и говорили. Поэтому я и пошел в интернатуру, хотя мне это было уже совершенно не нужно: я к тому времени практически жил и работал в Москве. В интернатуре я учился ради родителей, мама не понимала, чем я занимаюсь в КВНе и на телевидении, тогда казалось, что все это шутки, хиханьки да хаханьки. Потом, когда из хаханек выросла работа и бизнес, все успокоились.

C: У сериала «Универ» юная аудитория. Приходится подстраиваться?

В: Да, учитываем возраст зрителей. И поэтому, например, наши креативные продюсеры гораздо моложе нас. И мы стремимся быть современными, общаемся с молодежью, следим за тенденциями. В конце концов, и мы сами еще не такие старые! И сами были студентами. Я, например, жил в общежитии. Семен нет, но, говорит, часто ходил туда. Студенчество — безумно смешные годы, веселее времени, чем эти пять-шесть лет, нет. И, наверное, поэтому наш сериал смотрят все, кто учился и проводил время весело, а не только нынешние студенты.

C: Молодежь тяжело смешить?

В: Как только у телевизора появился пульт, появилась возможность выбора. Фильм, который не нравится, тут же переключат. Теперь есть еще и Интернет — и молодежь, в принципе, может совсем не смотреть телевизор, а качать все в Сети. К тому же молодые люди очень быстро растут и меняются, у них выше планка требований, они гораздо подвижнее, чем взрослые. И вот исходя из всего этого, конечно, рассмешить молодежь тяжело. Но с другой стороны, у нас получается это делать, потому что это прикольнее всего. У нас в Comedy woman была шутка: старость — это когда в твоем лексиконе появляется слово «молодежь». Когда говоришь «молодежь», то как-то дистанцируешься, смотришь со стороны. Когда я начал говорить «молодежь, молодежь, молодежь», я задумался, а не рановато ли я себя записал в старики?!

C: Давай вернемся к «Интернам».

В: У меня давно мечта была снять что-то такое медицинское, большое и интересное. И медицина — это, в принципе, моя тема. Я считаю, что к ней следует относиться с определенным пиететом. Идеализацией профессии я не занимаюсь, просто докторов можно показать с разных сторон. И мы стремимся показать, что врачи — это хорошие люди, честные и добрые. И, конечно же, смешные.

«Интерны» для меня — шаг вперед. Такого мы еще не делали. Совершенно новый сериал для нашего времени, нетипичный представитель ситкомов, которые все привыкли видеть по телевизору. Бюджет больше, чем у привычных ситкомов. Плюс мы используем кинотехнологии, а до сих пор так снимались только художественные фильмы.

Мы первые в России сделали замкнутую декорацию: построили больницу на тысячу с лишним метров. Куда камеру ни разверни, у нас везде клиника. Потому что если в кадре будут разговаривать двое докторов, а позади никто не будет ходить, — очень странная получится больница, такая, в которой все умерли. А так ходят, выздоравливают люди.

Если в кадре доктор, а позади никто не ходит, это больница, в которой все умерли.

C: То есть «Интерны» — настоящее кино, только длинное?

В: Да нет, это ситком, он производится по тем же жанровым законам, только вдумчивее, медленнее.

C: Как ты организуешь команду на свои проекты?

В: Ну, давай я расскажу на примере «Интернов» опять же. Я придумал этот сериал на отдыхе, сразу написал первую серию. Получилось легко, идея зрела давно.

Я поделился с Семеном, с ребятами, они высказали свое мнение, мы поправили кое-что, и после того как канал ТНТ утвердил наш пилот, начали писать. Потом я приступил к сбору креативной группы, мы привлекли людей с медицинским образованием, взяли в проект ребят, которые пишут российские ситкомы, и профессиональных драматургов.

Пригласили режиссера Максима Пежемского, талантливейшего питерского режиссера, который снимал всем известные фильмы «Мама, не горюй», «Любовь-морковь-2» и первые сезоны проекта «Наша Russia». Мы познакомились, понравились друг другу, и он начал набирать «свою», киношную группу. Мне сумасшедше нравится наша команда. Подобрались искренние люди, они «заболели» проектом и не жалеют на него ни сил, ни времени.

На площадке отличная атмосфера, мы постоянно празднуем и сотый кадр, и двухсотый, и трехсотый. На этих сборищах вместе смотрим уже смонтированные серии.

C: С кем легче работать, со звездами или с начинающими актерами?

В: И легко, и тяжело со всеми одинаково. Легко потому, что все в команде — профессионалы. Тяжело потому, что люди разные, у всех свое понимание того, каким должен быть результат.

C: Как проводишь свободное время?

В: Его почти нет. Но, конечно, вырываюсь иногда на выходные, например, погулять по Риму. Хочется больше времени, чтобы остановиться, переосмыслить что-то, но некогда.

C: Что, на твой взгляд, особенно важно в отношениях между мужчиной и женщиной?

В: Главное — чувства. И доверие. Нет доверия — ничего нет. Мужчина и женщина должны быть в первую очередь друзьями, дарить друг другу чувство плеча, уверенность в том, что друг на друга можно надеяться.

C: Каким должен быть настоящий мужчина?

В: Знаешь, это слишком индивидуально. Наверняка есть куча параметров. Могу точно сказать одно: он должен понимать женщину и любить ее.

C: А какую женщину ты бы назвал идеальной?

В: У меня есть любимая, и она — идеальная женщина. Мы вместе 13 лет. Она, конечно, умная: только с умной женщиной можно жить рядом в мире и согласии. Она и красивая, и любящая, и добрая. У нее отменное, особенное чувство юмора. Она понимающая — не понимающая девушка не может быть рядом со мной.

У меня такая работа: я могу прийти домой и в четыре утра, и в пять. И так может продолжаться долго. Когда запускался проект, я два месяца каждый день возвращался домой именно в пять. Ну вот это ж тяжело понять.

C: Слава, ты — продюсер Comedy woman. А в жизни смеешься над женщинами?

В: И в жизни, конечно, смеюсь, но больше за глаза. Comedy woman — это непростой проект. Работать с девушками нелегко, у них совсем иное восприятие действительности, и многие вещи они понимают по‑своему, по-женски.

C: Чувство юмора важно для женщины?

В: Ну, а вот ты сама как считаешь? Ты бы смогла прожить без чувства юмора? Вот в том-то и дело!

С Вячеславом Дусмухаметовым разговаривала Алина Белкина
ФОТОГРАФ: Роман Горчаков. АССИСТЕНТ ФОТОГРАФА: Дэн Ильин. ВИЗАЖИСТ: Евгения Фатеева. СТИЛИСТ: Лада Арзуманова. ПРОДЮСЕР: Юлия Екаченко

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить