Вручения Оскара

Если ты не знаешь, что подарить человеку к празднику, пойди и выбери ему духи. Или одеколон. В крайнем случае — скраб для тела. И если вдруг консультант магазина станет настойчиво вручать тебе что-нибудь, приглядись к нему повнимательнее. Может оказаться, что это виджей Кучера.

Вручения Оскара

Ух ты, какая штука! Растет прямо на глазах!
Если ты не знаешь, что подарить человеку к празднику, пойди и выбери ему духи. Или одеколон. В крайнем случае — скраб для тела. И если вдруг консультант магазина станет настойчиво вручать тебе что-нибудь, приглядись к нему повнимательнее. Может оказаться, что это виджей Кучера.

ОТ РЕДАКЦИИ

О том, сколько времени у Оскара Кучеры было на весь этот эксперимент, лучше даже не вспоминать. Скажем так: ОЧЕНЬ мало. Спасло нас вот что… Во‑первых, в одном из центральных магазинов парфюмерно-косметической сети «Арбат Престиж» перед праздниками всегда масса народу. Во‑вторых, Оскар не человек, а практически межконтинентальная ракета. Количество клиентов, которое он успевал обслужить в роли консультанта за единицу времени, превышает КПД нормального продавца раза в три.


Ну и что, что парфюм мужской! Вас он делает еще женственнее…

Раз ладошка, два ладошка… Так я обычно с девушками и знакомлюсь…


Для Оскара, новоиспеченного продавца парфюмерного отдела, этот понедельник ничем не отличался от других. Он поежился, проклиная раскисшую московскую грязь под ногами и тяжело насупившись, словно тускнеющая изморозь могла почувствовать себя виноватой и извиниться, вышел из машины. С досадой захлопнул дверцу теплого «Мерседеса» и, попрощавшись с личным водителем, спустился в подземный переход. Через пятнадцать минут начнется его рабочий день.

В магазине Оскар потеплел, посветлел и улыбнулся. Флаконы и флакончики из хрусталя с притертыми стеклянными пробками выпячивали бока, сверкая известными буквами, перламутровые баночки с кремами переливались на свету, а душистые коробки с туалетным мылом и пушистые кисточки стремились навстречу. Расторопные утренние покупательницы, расхватав корзинки, тянули к себе блестящие упаковки с такой нежной настойчивостью, как, должно быть, только виноградари Шампани тянут к груди душистые гроздья, стараясь не уронить ни ягодки.

Оскар, оглядывая душистое пространство и резвых девушек как свою вотчину, сменил холостяцкий свитер на строгую черную рубашку с подвернутыми манжетами и острыми углами и прикрепил на нее бейджик «Оскар, продавец-консультант». Он заступил на смену.

— Я предлагаю вам начать сразу у стенда Chanel. Там всегда много покупательниц и не хватает консультантов, — засуетилась старший менеджер магазина, заботливо пристраивая завидного работника.

— Ой, вы что! Вы что! — замялся Оскар, теребя бейджик. — Не надо, где много покупательниц… Давайте лучше куда-нибудь подальше! Куда-нибудь в уголок!
До популярного Chanel мы (то есть Оскар, корреспондент и фотограф) не дошли. Первая «наша» покупательница застала нас врасплох, неожиданно, без подготовки — у стенда DKNY.

— Вы мне не поможете что-нибудь тут подобрать? — обратилась к Оскару симпатичная дама.

«Буду импровизировать, — шепнул мне наш „звездный“ продавец и тут же вошел в образ: — Так что бы вы хотели попробовать из последней серии? Этот аромат?» Он ловко выхватил первый попавшийся флакон и нацелил его на запястье дамы.

— Вот попробуйте. Я его постоянно покупаю.

— Ой! Что вы! Что вы! Не пшикайте на мое манто.

Оскар увлекся, распыляя сладко-теплые духи на пальто дамы, сейчас он целился ниже, и вскоре ее запястья, пальто и сумочка благоухали мужским DKNY.

— Покупайте, я вам настоятельно рекомендую.

— Ой, а я все деньги уже потратила. — Дама испуганно отступала под натиском светлых мужских глаз.

— Нет, без денег мы пока не можем. Приходите в следующий раз.

Девушки, теребя корзинки, хохотали чуть поодаль от Оскара, боясь приблизиться к нашей процессии.

— Нет, я так не могу работать, — начал капризничать Оскар. — Вы мне мешаете! Спрячьтесь за колонну, а то всех покупателей мне распугаете!

Мы послушались. Фотограф Маша спряталась за колонну, я спряталась за Машу, а старший менеджер бегала по радиусу, разгоняя уборщиц и кассиров, прибежавших из других отделов смотреть на звезду. «Не устраивайте массовку! Мешаете работе!» — не унимался настоящий продавец отдела парфюмерии.
Сам Оскар наклонился к девушке, выбиравшей крем для тела: «Давайте я вам все про него расскажу!»

— Ой, это вы!

По потеплевшему лицу дамы, выбиравшей крем, было заметно, что продавец ей до боли знаком… Кто-то из телевизора… Только вот кто точно?

— Да, это я!


Всеобщая радость: первая продажа за день!

С веселыми и радостными лицами шел к консультанту покупатель…


— Вы что же… теперь в магазине работаете? С телевидения выгнали?

— Нет, конечно, здесь просто платят больше!

— Правда? И сколько платят?

— Вот этот продукт, который вы держите, стоит 1889 рублей. Девять рублей я отдаю магазину, а все остальное оставляю себе. Ну что, будете брать? Прекрасное средство!

— Из ваших рук все прекрасно, — трепетно прошептала девушка, кладя крем в корзинку, словно Красная Шапочка пирожок под роковым взглядом Серого Волка.

Девушка в кремовом, невинная свидетельница разговора, замерла, как городничий в гоголевском «Ревизоре», а Оскар Кучера устремился к единственному молодому человеку в этом шумном царстве женственности и ароматов.

— Ну что, друг, помощь нужна? — Оскар появился, как ангел, из-за правого плеча растерянного покупателя, в глазах которого явственно читался вопрос вьючного животного Буридана.

— Да вот… как-то… так… — посетовал юноша.

— В подарок?

— Ну!

— Все понятно. Вот что я тебе скажу, бери эту штуку — не прогадаешь.

Что это была за «штука», никто из присутствующих не увидел. Опасаясь нареканий звезды, мы прятались за колонной. Позже Оскар признался, что не боится подбирать парфюм в подарок самостоятельно и всегда чувствует, что человеку идет, а что нет: «Для близких людей аромат подбираю только по одному принципу: чтобы самому нравилось». Но задушевного разговора у нас не получилось: Оскар увидел яркую вывеску «Подарки» и устремился к прилавку, за которым девушки-кассиры выдавали бонусы к покупкам.

«Эх, я бы хотел на кассе! Но вы ведь меня к кассе все равно не пустите, правда? — расстроился Оскар. — На кассе я не умею. А давайте я хотя бы буду подарки выдавать!» Старший менеджер разрешила неопытному работнику расфасовывать краску для волос и расставлять ее на полках.

— Можно я ее кому-нибудь подарю? Ну пожалуйста! Я ее сейчас подарю!

Оскар высматривал среди покупательниц подходящих «по цвету» женщин и вручал им краску без всяких чеков. В глазах старшего менеджера мелькнул ужас, но она постаралась с собой справиться. «Надо ведь все записывать», — растерянно шептала она. «Редакция Cosmopolitan не расплатится», — думала я.

На наших глазах щедрый Оскар раздавал краску направо и налево, поправ все правила маркетинга. «Ну ведь праздник!» — кричал он. Подарки разлетались, как зерна из рук вольного сеятеля. Ошеломленные женщины убегали счастливыми.

Под благовидным предлогом Оскара удалось вытащить из-за прилавка с подарками и передать девушкам-косметологам, работающим у стенда Clinique. «Этим я не пользуюсь, сразу скажу, — поделился с ними Оскар, оглядев зеленые баночки с косметическим волшебством. — Из косметики у меня есть только скраб для лица: я же все время под гримом, а его надо чем-то отмывать».


«Никогда в жизни ни в одном магазине я столько не смеялся!»

Не знаю, что это, но смотрите, какой флакончик занятный!


Консультант-косметолог предложила Оскару крем для рук из светло-зеленого тюбика.

— Ой, а его можно мазать?

— Ну конечно, это же пробник!

— Здорово, сейчас будем его пробовать. А он без запаха? Я люблю только без запаха!

Оскар, с хозяйским видом оглядев торговый зал, выделил из толпы покупательницу.

— Девушка! Девушка! Мы тут пробуем удивительный крем для рук. Идите к нам!

Девушка, смутившись, постаралась сбежать и попятилась к выходу. Но не тут-то было.

— Девушка, вот вы приобрели замечательный блеск для губ. А губы у вас и так красивые. Давайте вы еще что-нибудь у меня приобретете, а?

— Нет, не могу, я стесняюсь.

— И я стесняюсь. Давайте вместе стесняться, а? Я вас научу пользоваться новым кремом для рук! Вот смотрите: берете ладошку, потом еще одну ладошку на нее сверху, и круговыми движениями растираете. Все понятно?

— Понятно. — Бедняжка смутилась еще больше и спряталась в другом отделе.

Первый рабочий день продавца парфюмерного отдела подходил к концу. Он снова надел привычный холостяцкий свитер и, проклиная городскую слякоть, ушел отыскивать свою машину с водителем. Розовощекие уборщицы, боясь подойти близко, провожали Кучеру взглядом и шептали друг другу: «Он прошел мимо! Это он! Ты видела? Он прошел мимо!»


ОТ ЗВЕЗДЫ

Между делом нам удалось поговорить с Оскаром про его личное Восьмое марта, которое у него окрашено в самые что ни на есть международные тона.


Школа, в которой учился Оскар, располагалась около дипломатического посольства, и в ней учились дети иностранцев. Болгары в начале марта отмечают свой национальный праздник — Мартиницу. Они приносили в школу и дарили друг другу домотканых человечков из красных и белых ниток. Поэтому 8 Марта у Оскара ассоциируется именно с этими красно-белыми человечками.

«Я всегда считал, что праздник 8 Марта какой-то дурацкий, — сказал Оскар. — Его просто придумала Клара Цеткин. А женщинам надо делать приятное каждый день».

Женский день у Оскара начинается с телефонных звонков. Он звонит маме и бабушке, поздравляет с праздником всех своих родственниц. Девушкам дарит цветы, очень любит розы: «Здесь я примитивен, как и любое животное. Люблю дарить охапки роз. Помпезные крупные розы с длинными тяжелыми ножками я не люблю. Уж лучше небольшие тугие бутоны, но целой охапкой». Еще мы узнали, что Оскар дарить девушкам цветы стесняется: «Обычно как получается: я заезжаю за ней, дарю букет, а она оставляет его в моей машине. За время свидания он вянет, а мне его жалко. Потом мы едем ко мне, и, как правило, этот букет у меня и остается. Ну что тут поделаешь, такая наша тяжелая мужская доля».

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить