Виктория Исакова & Павел Деревянко

Актеры Виктория Исакова и Павел Деревянко закадычные друзья, которые не отрицают, что могли бы быть больше чем просто приятелями. Вместе играют, например, в новом телефильме «Братья Карамазовы», делятся друг с другом сокровенным. И при этом чуть что — бросаются спорить и по-разному отвечают на вопрос, был ли между ними секс.

Виктория Исакова & Павел Деревянко

Актеры Виктория Исакова и Павел Деревянко закадычные друзья, которые не отрицают, что могли бы быть больше чем просто приятелями. Вместе играют, например, в новом телефильме «Братья Карамазовы», делятся друг с другом сокровенным. И при этом чуть что — бросаются спорить и по-разному отвечают на вопрос, был ли между ними секс.

П: Вика, а у тебя сейчас что-нибудь выходит?
В: (Пауза.)
П:
А у меня заканчиваются съемки комедии «Гитлер капут!». Поэтому говорить буду я!
В: А зато у меня в мае премьера в Каннах — «Убийство» Дито Цинцадзе.
П: (Еще более длинная пауза, затем смеются.) Тем более буду говорить я. Не снимайте Вику!
В: Ой, а давайте вы будете задавать нам вопросы, потому что мы можем говорить бесконечно!
Соsmo: Конечно! О вашей дружбе ходят легенды. А о чем вы подумали, когда впервые увидели друг друга?
П: Я впервые увидел Вику в спектакле «Откровенные полароидные снимки» Кирилла Серебренникова. Она там была мало того что голая, но еще и крутая! Космическая супердевушка! И я подумал: «Бли-иин…» Но я, конечно, решил: она не для меня. А через какое-то время узнал, что мы будем играть в одном спектакле.
В: А потом, спустя год, мы вспоминали о том, что у нас были все предпосылки для романа. И обоюдно решили: как же круто, что он у нас не случился, что мы друзья.
П: Да, мы бы быстро разбежались, это точно. Но меня, конечно, жаба душила.
В: Хотя все удачные актерские дуэты подразумевают влюбленность. И у меня была влюбленность, но потом она как-то мягко переросла…
П: (Перебивает.) Правда была?! А ты, кстати, не рассказала, какое я впечатление на тебя произвел впервые. Давай! Только правду!
В: Ну я вообще не видела ни одной твоей работы, но зато слышала…
П: Что есть такой перец?
В: Да. И ждала, что сейчас войдет ну такой прям красавец: два метра ростом, прямо вау, и я сразу умру!
П: Ан нет, ошибочка вышла! К тому же я опоздал.
В: Но я точно помню, что наша первая встреча была очень веселой. И до сих пор любая встреча с Пашкой — это радость.
Сosmo: И вы всегда довольны друг другом на площадке?
В: Нет!!!
П: Вичка более принципиальный человек, чем я.
В: Хотя Паша — один из моих лучших партнеров. Невероятно внимательный! Думаю, это связано не столько со мной, сколько с отношением к профессии вообще.
П: Да, а ты, во-первых, красивая… Для меня, кстати, это очень важно.
В: Ну, наверное, не во-первых…
П: Ну даже и не знаю. У тебя реально сильный характер, с тобой не особо-то забалуешь. И ты талантливая. И еще Вика любит меня.
В: Без взаимности ничего невозможно. Я уверена. Помню, как мы несколько лет назад говорили о том, как некоторые артисты, став известными, начинают «звездить». И договорились, что в случае чего настучим друг другу по башке за всякие «звездные» выходки. Паша, конечно, за это время расправил крылья…
П: Грудь! Широчайшие мышцы.
В: …но до сих пор с таким детским восторгом относится к жизни и продолжает делать открытия! Мы вообще делимся друг с другом такими сокровенными вещами…
Сosmo: Неужели ничего не хотите изменить друг в друге?
В: Нет, но у меня есть пожелание для Паши. (Пауза.) Я ужасно хочу, чтобы Паша влюбился глобально, нашел свою единственную. Пока он, конечно, в состоянии полета.
П: А я хочу, чтобы ты родила ребенка, стала мамочкой.
Сosmo: Свое 30-летие вы расценивали как рубеж?
П: Да, это было жестко.
В: А для меня мягко.
П: Буквально на следующий день стали происходить такие события, что через два месяца я был в шоке: «Эй! Что происходит, парень?! Остановись!» Появились знаки, на которые я не мог не обращать внимание. Если раньше что-то сходило с рук, то теперь нет.

В: Да, в 16 лет можно пойти ночью гулять, рвануть в Бибирево на вечеринку и ничего не бояться. Еще нет багажа, ответственности. А теперь я не пойду по улице ночью одна — никогда. Мне очень не хочется бояться! Не хочу, чтобы жизнь показывала, что так больше нельзя. Очень больно осознавать, что порой ничего не можешь изменить. Ведь в детстве кажется, что твои родители вечно будут здоровы и молоды… Я хочу, чтобы жизнь всегда была легка и прекрасна, как в 17 лет! Недавно встретила на «Одноклассниках» школьную подругу. Мы не виделись 15 лет. Она красивая, успешная, но, глядя на нее, я поняла, что мы тааак изменились… Это незаметно, когда каждый день смотришься в зеркало, но становится очевидным, когда встречаешь человека, с которым давно не виделся. И дело не в морщинах — их у нее нет, а в какой-то мимике, энергетике. Всю жизнь можно на лице прочесть. Я вообще считаю, что не надо делать пластические операции, потому что если человек добр и светел — и лицо его будет таким. Моей маме 56 лет, и она фантастически выглядит!
П: Да, добрых людей видно сразу. Чем интереснее живешь, тем глубже, красивее твои глаза. Мои глаза сегодня не такие, как раньше.
Сosmo: Да, в них есть новый опыт. Павел, вы мечтали о комедии — и вот сыграли замечательную роль в фильме «Гитлер капут!». Это что-то а-ля Штирлиц?
П: Да, я горжусь этой ролью. Фильм, конечно, не про Штирлица. От него там только то, что я русский разведчик в тылу врага. Все знают, что мой Шуренберг шпион, но никто не может его раскусить. Это самая цельная моя работа, настоящее сотворчество. Я работал со многими режиссерами, но у меня всегда оставались вопросы. А режиссер Марюс Вайсберг вскрыл то, что давно ждало своего часа. Плюс он офигительный человек, который стал моим близким другом. Светлый, интеллигентный, очень выдержанный. Он общается с тобой на равных, представляешь!

В: Просто очень важно оказаться в нужном месте в нужное время. Бывает, что роль появляется, а ты к ней не готов. Мне везло на режиссеров — у меня почти не оставалось вопросов. А еще мы по-другому работаем. Я недавно снималась с европейскими актерами в «Убийстве» Дито Цинцадзе, так вот они работают совсем не так, как мы. Это в России какой-нибудь мальчик-новичок будет требовать, грубо говоря, пять трейлеров, чтобы в одном писать, в другом есть, в третьем переодеваться и так далее, и только потом заведет разговор о том, что он может делать. И неизвестно, может ли он вообще что-нибудь. В 20 лет я считала себя просто супер-пупер-актрисой — да рядом со мной вообще никто не стоял! До сих пор не понимаю почему. Сегодня я считаю, что могу в сто раз меньше, что вообще ничего не могу. И мой партнер Эвен Бремнер, который снимался у выдающихся режиссеров, вел себя так, как будто он новичок, при этом имея полное право на всякие привилегии!
Сosmo: Наверняка на съемках вы постоянно веселились… с такими-то партнерами, как Анна Семенович, Ксения Собчак, Михаил Галустян, Юрий Гальцев, Юрий Стоянов!
П: Безудержного веселья, конечно, не было, потому что были четкий график и нелегкие трудовые будни. Но иногда Юра Стоянов очень смешно шутил и разыгрывал окружающих. Я несколько раз никак не мог собраться перед камерой, потому что он строил безумные физиономии. Еще Эвелина с Аней должны были целоваться по‑взрослому, сидя в ванной. Эвелина не была особенно против, а вот Анюта в восторг от этой идеи не пришла… Поэтому мне приходилось их всячески расслаблять: и вином, и анекдотами, и массажиком, и музычкой — в де- ло шло все. И в итоге получи- лась безумно эротично-романтичес- кая сцена.

Сosmo: Кстати, вы в очередной раз сыграли вместе — в телефильме Юрия Мороза «Братья Карамазовы», который скоро выйдет на экраны. Павел, как вы оправдывали своего Смердякова?
П: Ой, во мне столько всего. Человек — животное, в нем божественное соседствует с отвратительным. Я очень порочный человек, реально порочный… Что тут поделаешь. А знаете, просто надо любить все, что ты делаешь: метешь ли ты улицы или, например, стоишь у станка.
Сosmo: Завершим на легкомысленной ноте?
П: Хотите спросить, был ли у нас с Викой секс? (Смеются.)
В: Не было.
П: Был!
В: Путаемся в показаниях.
Сosmo: Каким героем сказки или кино вы бы хотели побыть один день?
В: Алисой в Стране чудес!
П: Прямо сейчас я бы хотел стать спрутом, погрузиться в глубину… А вообще — Суперменом! Человеком с буквой S на груди, в красном трико и синем плаще. И помогать людям.

Фото: Филипп Гончаров

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить