Территория музыки

Ценит голливудскую науку, обожает свою профессию, но легко бросит все гениальное и пойдет кормить гостя!

Территория музыки

Его музыка к фильму «Изображая жертву» хранится у нас в МР3-формате. Его страничка «Вконтакте» недоступна. Его музыкальные пристрастия широки, а любой разговор социально злободневен.

Но о чем бы вы ни говорили, по большому счету, ему интересна только музыка. Это ЕГО территория — для смелых экспериментов и глубоко спрятанных переживаний. Александр Маноцков родился в Петербурге, но дома бывает нечасто. За последний год он написал музыку для Национального театра в Лондоне, для «Крейцеровой сонаты» в МХТ, прошел курс повышения квалификации кинокомпозиторов в Чикаго и начал преподавать на актерскорежиссерском курсе Кирилла Серебренникова в Москве.



COSMO Как рождалась музыка к фильму «Изображая жертву»?
АЛЕКСАНДР Меня позвал работать Кирилл Серебренников, с которым мы до этого сотрудничали в театре. Продюсеры начали было разговаривать со мной о музыке, а я в первом же разговоре с ними сказал: «Мне не столько не нравится то, ЧТО вы мне говорите, сколько не нравится, что вы мне это ГОВОРИТЕ. Я буду делать, как считаю нужным. Хорошо?» Естественно, любому человеку, которому говорят что-то в этом роде, будет неприятно. Но они, надо отдать должное их профессионализму, выдержали. Продюсер должен не бояться. Уж если он работает с художником, нужно дать этому художнику делать то, что тот хочет. Поэтому в случае с «Изображая жертву» продюсеры сработали прекрасно: во что не надо было вмешиваться, они не вмешивались, со всем, с чем надо было рискнуть, они рискнули. И рисковали, кстати, собственными деньгами! Этот проект как раз доказывает, что можно снимать кино, которое ты хочешь, не рассчитанное на идиота, и которое — ба-бах! — и выигрывает призы. Когда «Изображая жертву» получил приз на «Кинотавре», все в России сказали: «Ну, это понятно — рука руку моет, там какие-то знакомые знакомых». А потом фильм поехал в Рим, где получил Гран-при. Как, казалось бы, фильм про нашу российскую реальность получил приз в Риме, притом что голосуют там зрители?! Что может быть общего? Оказалось, что общее — художественные качества.

C Какие впечатления от киноиндустрии Голливуда?
А Там я прошел настоящий производственный цикл голливудского композитора, начиная от встречи с реальным режиссером и заканчивая записью в студии с оркестром. К нам приезжали продюсеры и композиторы из разных мест в Америке. Этот опыт научил меня многому. До этого я относился достаточно скептически к голливудским музыкальным продюсерам. Мне представлялось, что это люди, для которых важно лишь, чтобы «работала картинка». Оказалось, что у этих 50-летних дядек, как у мальчишек, горят глаза, они готовы на любые эксперименты. Сейчас я пишу симфоническую партитуру для сериала одного из ведущих российских каналов. И чувствую, что голливудская наука мне пригождается.

C Ты занимался музыкой с детства?
А Я с детства мечтал об этом, но мои мама с папой, школьные учителя, боялись, что музыка — ненадежная карьера. И уже закончив школу и поступив в университет, и занимаясь там чем угодно, но не музыкой, я частным образом стал образовываться в музыкальном плане. Мой первый учитель, Абрам Григорьевич Юсфин, вел студию в Доме композиторов. Я тогда даже нот не знал. Мне было лет 18, и я страшно хотел быть именно композитором. Следующим человеком, воспитывавшим меня творчески, стал Вячеслав Гайворонский, который многим известен как джазовый трубач. Но на самом деле он очень мощный академический композитор и теоретик. И параллельно с многолетними академическими занятиями европейской музыкой я занимался с носителями разных традиций — восточных, африканских, латиноамериканских, изучал фольклор, языки, религии. В прошлом году я первый раз съездил в экспедицию на родину своих предков — казаков-старообрядцев. Не так давно провел месяц в Индии, изучал музыку Карнатик. Каждый раз такие путешествия дают тебе новый взгляд на европейскую музыку.

C Тебе удается зарабатывать на жизнь музыкой?
А Сейчас как в Европе, так и у нас, там, где продаются билеты, работает телевидение, идут и какие-то авторские отчисления. А поскольку то, что делаю я, как-то связано с театром и кино, и, к счастью, сейчас в России в этих сферах есть деньги, то появились и мои заработки. Но я ничего специально для этого не делал.

C А над чем трудился специально?
А Писал музыку к спектаклям, создавал экспериментальные вещи. Первые наши перфомансы рождались в облупившемся холодном помещении. Но если некоторое время подряд ты сосредоточенно делаешь то, что тебе важно, и делаешь это достаточно хорошо, то это закон, что оно когда-нибудь начнет вызывать чей-то интерес. Это лучше, чем стремиться вызвать этот интерес, занимаясь собственной раскруткой.

C Так и хочется спросить: а легко ли быть композитором?
А Представьте себе: девочка мечтает стать балериной. В первую очередь она думает о том, как будет стоять в красивой пачке посреди сцены, утопая в букетах цветов. И только со временем девочка поймет, что это радужное представление является косвенным результатом какой-то другой огромной жизни, которая требует сил, напряжения и отказа от многих радостей. Поэтому что бы я ни говорил сегодня по поводу своей профессии, людям это малопонятно. Бывают профессии, которые позволяют человеку прийти домой и жить человеческой жизнью. В моей же профессии разграничение немного другое.

C Какое?
А Не надо представлять человека, терзающего шевелюру нервными пальцами и время от времени подскакивающего к фортепиано… Какое-то существо не от мира сего… На самом деле композиторы — самые реалистичные люди с самым адекватным взглядом на жизнь. Композитор вообще все может. Ведь это точная наука — композиция. Она включает в себя математическое моделирование, высшую алгебру, теорию множеств, несколько видов логики…

Я с детства мечтал о музыке, хотя, когда мне было лет 18, я даже нот не знал, но страшно хотел быть именно композитором.

C Так в чем составляющие ремесла?
А Композиция чем-то похожа на сельское хозяйство, только очень высокотехнологичное. То есть растет само, но надо еще и много думать. Лично мне трудно быть композитором потому, что я не очень большого ума в чисто техническом смысле. Я постоянно натыкаюсь на физическое ограничение своего мозга. Когда пишешь, например, партитуру с большим количеством инструментов и большой продолжительности, начинает «закипать» голова. Поэтому я пытаюсь разбить сложные задачи на более простые, но это, к сожалению, не всегда возможно.

C А как ты отдыхаешь?
А Мне за всю жизнь ни разу не стало ни скучно, ни неинтересно. Я просто не понимаю, что это значит. Я думаю, это ведь ложь, что человек должен работать, чтобы этим купить себе время отдыха. Вообще что-то купить.

C У тебя есть поклонники?
А Поклонники бывают у двух видов художников. Первые специально создают свой имидж, и у них обязаны быть поклонники. Их количество — мерило того, насколько твой имидж крут. А вторая разновидность, когда ты не создаешь имидж, а ты на самом деле такой. Я не думаю, например, что Петр Мамонов стремится к тому, чтобы у него были поклонники. Существуют люди, которые переходят из одного состояния в другое. Например, Гришковец, который аккуратно придрейфовал к золотой карте, или что он там еще рекламирует… В этом нет ничего предосудительного. Это просто такой способ существования. Но мне ближе Мамонов или Курехин, чья жизнь стала легендой, но не из-за необходимости создания внешней оболочки, а потому что они так реально живут и со временем становятся притягательными для других, но это не поклонение, а любовь…

C А личная жизнь? Эта территория для тебя существует?
А Эта территория гораздо важнее, чем музыка. Мой учитель научил меня такой вещи, очень профессиональной. Я про это часто говорю и не устану повторять: «Если ты пишешь музыку и к тебе пришел гость, ты должен перестать писать музыку и накормить гостя, потому что это существенней». Я стараюсь следовать этому правилу. Но сейчас у меня такой странный период, который я сам себе, вероятно, устроил… Я постоянно нахожусь либо на гастролях, либо в командировке. Это чем-то напоминает существование музыканта XVIII века. Я всегда либо при чьем-нибудь дворе, либо трясусь в карете и по пути что-то скрябаю на нотной бумаге, либо на гастролях. Я сам, наверное, как-то подсознательно это провоцирую. Может быть, к тому моменту, когда выйдет это интервью, в моей жизни все будет уже не так, но сейчас я как бы иду на поводу у ситуации, которую мне предлагает жизнь!

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить