Слушаем Шелест... Ольгу

Веселой и улыбчивой нашей героине все улыбаются в ответ. Иногда, правда, до того, что не слышат ее слов.

Слушаем Шелест... Ольгу

Веселой и улыбчивой нашей героине Ольге Шелест все улыбаются в ответ. Иногда, правда, так растворяются в этом 100-процентном позитиве, что не слышат ее слов.

Ольга: Просила официанта не класть креветки в салат, а он забыл. (Складывает их на тарелке ровной стопкой.)



Cosmo: А креветки наделены сознанием?
О: Они живые существа — плавают, знают, в какую сторону двигаться. Мясо я с детства не очень-то любила. Когда стала жить самостоятельно, начала питаться так, как мне нравится. Как-то мне в руки попала статья наследника империи «Баскин Робинс» — он отказался от активов компании и от наследства, потому что как никто другой знал, какое мороженое мы едим. И я начала глубже во все это погружаться. А в настоящий шок меня повергла фраза о том, что кощунственно выращивать корм для скота, когда в Африке люди умирают от голода. Я поняла, что такие моменты могут сделать меня более социально ответственной по отношению к миру. Веган я уже года два. Защитники животных меня зовут на свои акции, но я отношусь к ним осторожно. Я переубедила мужа, переубедила пару друзей — предпочитаю ответственно подойти к этому вопросу в своем кругу, а не обличать других с баррикад. Хотя бывает учу уму-разуму с помощью эфира.

C: А в чем еще ваша социальная ответственность проявляется?
О: Если увижу, что кого-то на улице обижают, подойду и заступлюсь — я за справедливость. На дороге блюду права не только свои, но и пешехода. Если кто-то передо мной ни с того ни с сего паркуется, открываю окно и говорю: «Мать твою, включай поворотник!» (Смеется.) Тоже социальная ответственность, правда?

C: Можно купить рупор, чтобы зона охвата была больше.
О: Можно и так поступить. (Улыбается.) Но моя профессия позволяет мне затрагивать волнующие меня вопросы. Недавно вот у нас в программе была тема мусора. Можно было час просто протрындеть с Машей Распутиной, но я предпочла говорить о мусоре Маши Распутиной, потому что я социально ответственная. (Смеется.)

C: Вы дома мусор сортируете?
О: Даже если я рассортирую его, на помойке обязательно положу все пакеты в один контейнер. Но когда у меня собралась приличная куча использованных батареек, я не стала их выбрасывать — на них написано, что этого делать нельзя, а залезла в Интернет и нашла пункт по утилизации батареек.

C: Теперь о еде. И Комолов, и ваш муж довольно едко шутят на тему ваших кулинарных способностей.
О: Да-а-а?
C: Угу…
О: Я умею готовить, но не люблю. Мама мне с детства твердила: «Учись готовить, а то муж тебя выгонит!» Мне достался изумительный в этом отношении человек. Может, Алексей бы и хотел, чтобы я готовила, но поскольку я не готовлю, он сам прекрасно с этим справляется. А что до Антона, то он мои шедевры не пробовал. И вообще не имеет права иронизировать над моими кулинарными способностями, он сам ими не обладает! (Смеется.)



C: Чем сейчас занимаетесь помимо программы на канале «Звезда» и эфиров на «Маяке»?
О: Для нашей программы на «Звезде» вряд ли наступит новый сезон — канал переживает тяжелые времена. Остается «Маяк» и параллельные проекты. Возможно, буду вести пару шоу в Интернете. Один проект посвящен тому, как достичь успеха. Буду следить за тем, как участники продвигаются к своей мечте. Есть предложение женского шоу — составить конкуренцию Cosmo в Интернете. И еще ток-шоу со звездами.

C: То есть телевидение в прошлом?
О: Ну нет! Я телевидение люблю и на прошлой неделе отсняла очередной пилот. А Интернет — новое пространство, где мне интересно себя попробовать. Но не то чтобы я считала, что за ним будущее, как кричат многие.

C: За чем же тогда будущее?
О: Я вот недавно вернулась из Америки. Цифровое телевидение — совсем другой уровень. Ты видишь все детали на экране, такая четкость, хочется смотреть, не отрываясь. И потрясающие шоу. Думаю, за этим и есть будущее. Еще что важно — интеграция других народов в Россию. В Штатах все давно поняли, что Латинская Америка наступает, поэтому латинос давно участвуют во всех реалити-шоу наравне с белокожими, чернокожими и желтокожими. Они понимают, что это тенденция, и чем раньше они начнут ее учитывать и зарабатывать на ней деньги, тем лучше для них. Для нас пока это только гастарбайтеры, которые метут улицы.

C:А как же «Наша Раша»?
О: Это сатира. У нас все-таки очень консервативная страна, и в эфире не может появиться человек, который картавит, странно выглядит. И когда ты видишь ведущего спортканала в дредах и с пирсингом или ведущих новостей, которые, увидев сюжет, отреагировали: «Ничего себе! Памятник надо поставить тому, кто посадил самолет на Гудзон!», которые не похожи на говорящие головы со скорбными лицами, понимаешь: нам еще есть к чему стремиться. Если посмотреть CNN, то это в первую очередь широкая улыбка и ощущение, что разговаривают лично с тобой.

C: Что бы вы хотели делать на этом телевидении будущего?
О: Хотелось, чтобы на ТВ было больше женской иронии. У нас все-таки мужское телевидение. Есть женские ток-шоу, но главенствуют все равно мужчины — «Прожекторперисхилтон», «Большая разница», Максим Галкин, Михаил Шац. Я обожаю Хелен Диджинерес, которая возвела в культ женскую иронию. Я бы хотела вести шоу, куда приходит интересный человек, — по сути развлекательное, но где будет место и слезам, и серьезным темам.

НЕ ЗАБУДЬ ПОСМОТРЕТЬ НАШЕ ВИДЕО С ОЛЬГОЙ И УЗНАТЬ ЕЩЕ БОЛЬШЕ ИНТЕРЕСНОГО!


C: По MTV не тоскуете?
О: Ну тосковать по MTV — это все равно что тосковать по юности.



C: Ведь там был драйв, была свобода…
О: Я когда вижу какие-то программы того периода, думаю: «Какой кошмар! Как я выглядела! Что я говорила!» Это с одной стороны. А с другой — это действительно было время не вседозволенности, а именно творческой свободы. Ты генеришь идеи, зная, что нет рамок и вся цензура внутри тебя. Вот этого, да, не хватает. Сейчас, когда кто-то говорит что-то смелое и, казалось бы, совсем неподцензурное, ты понимаешь, что говорит он это с дозволения вышестоящих.

C: На радио после ТВ не скучно?
О: У нас — нет. Даже когда мы с Антоном работаем по отдельности, весело. И гостей мы приглашаем нам интересных. В этом году вместо привычных трех недель отпуска нам дали две, я толком не отдохнула, приехала с одной мыслью: «Не хочу идти в эфир! Как же мне все осточертело!» Пришла на работу и получила такой заряд энергии! Ехала домой и думала: «Поскорее бы завтра, поскорее бы в студию!»

C: А кино? «Невеста любой ценой» — это что и, главное, зачем вам это?
О: Первый раз мне позвонили года полтора назад и как-то не очень уверенно предложили почитать сценарий. Я почитала и забыла. А потом тот же, но уже переиначенный сценарий получила от других людей и поняла, что это мне было бы интересно. К тому же никаких особых усилий от меня не требовалось — режиссер так подобрал роли по характеру и темпераменту, что фактически мы все играли самих себя. Моя героиня — девушка-друг, которая вытаскивает начальника из передряг. В жизни у меня то же амплуа.
Я приехала в Москву поступать на актерский факультет. Благополучно это слила и стала телеведущей, но мечта на подкорке осталась. Я уже играла в сериале, сейчас вот в кино. И не откажусь, если Тимур Бекмамбетов или, чего уж там, Дэвид Финчер предложат мне роль…

C: Выхода «Невесты» ждете?
О: Боюсь немного. Это современная комедия, молодежная, сделанная в клиповом формате. Я, правда, целиком еще не видела, но так себе это представляю. Но уже предупредила Диму Грачева (Режиссер. — Прим. ред.), что на премьеру прихвачу тухлых помидоров и букет цветов, а что он получит на выходе — узнаем после просмотра.

C: Вы человек процесса или результата?
О: Если о фильме, тут процесс и результат разделены, и каким будет результат, не от тебя зависит. Возможно, будет галочка в списке «Мои ошибки». (Смеется.) Ну и черт с ним! С другой стороны, процесс работы на «Маяке», я от него получаю большое удовольствие, дает еще и результат — прекрасные рейтинги и «Радиоманию» в номинации «Лучший ведущий-2009».

C: Я читала, что вы даже летом предпочитаете ездить на ледники. Это влияние «Ледникового периода» (Ольга озвучивала мультфильм. — Прим. ред.)?
О: Скорее наоборот. (Смеется.) Любовь к ледникам первичнее. Еще во времена программы «Новая атлетика» я полюбила горы. Обожаю вот это ощущение, когда ты едешь, едешь, едешь, а кругом елки, елки, елки. Снег постоянно разный — то жесткий, то как тонкая корка, то такой пухляк нежнейший, когда ты проваливаешься в него почти по колено… Такие разные эмоции! На море, до того как открыли для себя серфинг, мы с мужем и не знали, чем себя занять.


C: Книжку почитать.
О: Книжек мне хватает в долгие зимние вечера, во время перелетов и переездов. Поэтому валяться и читать — это только уже когда нос сломаешь. (Смеется.) А отдыха не так уж много — две недели зимой и две недели летом, хочется по максимуму вдохнуть горного воздуха. Меня всегда очень впечатляет смена климатических условий. Италия, жара, 30 градусов, и ты не знаешь, куда деваться. А потом поднимаешься на фуникулере наверх, а там снег, зима. Летом есть возможность покататься в облаках. Нереальные ощущения! Покруче всех морей и океанов будут.

C: Мультфильм привлек названием?
О: В детстве я все свои карманные деньги тратила на то, чтобы купить пластинки Клары Румяновой. Когда мне предложили озвучить мультфильм, неслась со всех ног. В первом «Ледниковом периоде» это была подружка ленивца Сида, но ее вырезали. Я расстроилась, и мне в качестве компенсации доверили озвучить куриц. Во второй части я стала подружкой мамонта, но решила, что если и ее вырежут, то в третьей части подружкой тигра я уже не буду. Но персонаж оказался крепкий.

C:Ольга, вы ведь с мужем вместе уже как-то бесконечно долго…
О: Если 11 лет — это бесконечно, то да.

C: Свадьба была? Я видела фотосессию, где вы в белом платье…
О: Проклинаю эту фотосессию! Чтоб руки у них у всех отсохли! Мы сфотографировались для свадебного журнала. А фото сделали рекламой свадебного салона, и фотограф еще и продал их — теперь они гуляют по Интернету.

C: Так что же насчет свадьбы?
О: Когда-нибудь мы непременно подойдем к этому этапу. Наверное, когда будут дети, внуки, вот тогда это и произойдет. А может быть, наоборот. На Гавайях была церковь, куда можно было прийти и пожениться. И мы весь отдых ходили мимо и говорили друг другу: «Ну как-нибудь зайдем, посмотрим, какие там расценки». Но так и не зашли — все некогда было. (Смеется.)

C: За 11 лет вы постигли мудрость, как сохранить отношения?
О: Мне бы очень хотелось чем-то таким поделиться. Но я не могу! Мы и ссоримся, и обижаемся друг на друга, и ходим иногда, вцепившись друг в друга, и не можем рук разомкнуть. Что именно нас держит вместе — для меня загадка. Ведь у нас нет общей недвижимости, детей — ничего из того, что обычно крепче привязывает людей друг к другу.

C: Может, в этом и секрет?
О: Хм. Вполне возможно. У нас такие отношения, что я могу собрать чемодан, он может собрать чемодан, но мы почему-то этого не делаем. И когда я слышу, что брак — это работа, я все время судорожно пытаюсь представить себе, что же такое люди делают, как они работают, какой смысл они в это вкладывают. Я человек здравого смысла. Нужно понимать, что мы оба взрослые люди и изменить друг друга невозможно. Я верю в то, что все, что в нас есть, закладывается в нас до 3 лет, поэтому, если ты хочешь изменить свою жену, расти ее с детских лет. (Смеется.)
Многие живут черновиком. Не понимают, что все, что сделано, не исправить. Поживут с Наташкой, уходят к Анжелке, надоест Анжелка, уйдут к кому-то еще. А потом оказываются одни — старые и одинокие. Если хочешь отношений, ты их найдешь.

C: Муж вас чему-то научил?
О: Он очень многое в моей жизни изменил. Научил меня не жалеть о том, что уже сделано. Научил быть современным человеком, не зацикливаться на привычных интересах, а расширять кругозор. Единственное, чему я никак не могу у него научиться, хотя очень хочу, — это разбираться в людях.



C: Вы говорите, что у вас почти не бывает депрессий. Как получается?
О: Я думаю, что это природное — то самое, что как раз было заложено до 3 лет. Если что-то неприятное случается, я нахожу этому логическое объяснение. Я бы могла сказать, что я это в себе воспитала, но это неправда. Все эти тренинги в духе «Я самая обаятельная и привлекательная» — полная ерунда!

C: Ну хоть что-нибудь вас раздражает?
О: Да только так! Не уступит кто-нибудь дорогу или выпустит дым на улице в лицо — бесишься. Непрофессионализм терпеть не могу. А еще жутко раздражает, когда ты тянешь собаку в одну сторону, а она тебя — в другую. (Смеется.)

C:Как вы с усталостью справляетесь?
О: Сижу с друзьями под абажуром — и все перестает иметь значение. Хожу в кино, читаю, уезжаю в отпуск, гуляю с собакой — это моя медитация, если она идет туда, куда я хочу. (Улыбается.) Примитивный у меня досуг. А в других городах, где у меня друзья, могу оторваться в клубе — с танцами до упаду.

C: Я прочитала, что вы любите сопливые мелодрамы. Вы их за что любите, они же все одинаковые?
О: За возможность поплакать.

C: Что? Любите поплакать?
О: Нет! Но это, пожалуй, единственная возможность, которая у меня в жизни бывает. Я тут в самолете смотрела дурацкий фильм «Война невест». Чушь жуткая. Но там есть момент, я не сдержалась и начала рыдать. И думаю: «Господи, ну почему я плачу над таким идиотизмом?» Видимо, просто нужно расслабиться и дать выход эмоциям. Но чаще это слезы умиления. Как-то мой племянник, ему было года 2−3, пытался мне что-то сказать, но не мог — слова еще не поспевали за мыслями. И он стоит передо мной и так старается, а никак не может! Вот тогда у меня тоже слезы на глазах были, и я ужасно порадовалась: «Не такой уж я и сухарь!» А вообще моих ровесников сложно заставить заплакать, мы циничные, легко смеемся над темой смерти, болезни.

C: Как думаете, почему?
О: Наверное, мы стали промежуточным звеном. Была какая-то идеология, она рухнула, а в Бога поверить мы не успели. Вот и болтаемся от одного берега к другому. Идеалов у нас не появилось. И куда идти, нам тоже не показали. Вроде бы мы за демократическое государство, но и в этом, полутоталитарном, нам неплохо живется. Нам ничто не указ, мы рассчитываем только на себя.

C: При этом вы верите в судьбу?
О: А приходится. Во что еще верить?

Беседовала Варвара Брусникина
Благодарим за помощь в проведении съемки «Барвиха Luxury Village»


ФОТОГРАФ: ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЧИКОВ. ВИЗАЖИСТ: НАДЕЖДА КНЯЗЕВА. СТИЛИСТ: МАША ИВАНОВА.
НА ОЛЬГЕ: ПЛАТЬЕ: BLUMARINE; ТРЕНЧ И САПОГИ, MARNI; ШАРФ, D&G

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить