Самый обаятельный Хавьер Бардем

Самый обаятельный испанец Хавьер Бардем рассказал нам все о настоящем и киношном зле и о том, как можно держать себя в форме при помощи цыпленка гриль.

Самый обаятельный Хавьер Бардем

Хавьер Бардем 26 октября в российский прокат вышла очередная бондиана под названием «007: Координаты «Скайфолл». В этот раз за знаменитым агентом охотился ставший блондином Хавьер Бардем.

Хавьер, вы уже видели фильм? Хотя бы один кадр? Что получилось?

Нет. Даже те самые ключевые 4 минуты не видел. Какие 4 минуты? Ну те потрясающе увлекательные 4 минуты, которые, собственно, делают весь фильм. Или мне все же удалось их посмотреть? (Задумывается.) Мне рассказали, что есть определенная политика партии: до премьеры все строго конфиденциально, и мне лучше вообще рта не раскрывать.

Какой фильм бондианы оказал на вас наибольшее влияние?

Вы имеете в виду, повлиял на то, как я сыграл в «Скайфолле»?

Нет, вообще на карьеру.

«Повлиял» — неправильное слово. Я просто ходил в кино и получал удовольствие. Мой любимый фильм из цикла — «Голдфингер». А первым я увидел «Лунный гонщик». Мне тогда было 11 или 12. Мальчишкам нравится Бонд, и я был в восторге от шуток, которые он отпускал в адрес одного из злодеев. Хотя это был очень симпатичный парень, отличный актер с выдающейся внешностью, за которой скрывалась личность. Его герой, кажется, перешел в итоге на сторону добра.

Как вы думаете, ваш сын будет смотреть фильмы о Бонде, когда вырастет?

Возможно.

Ради участия в бондиане вы перекрасились в блондина. Не было соблазна оставить светлые волосы и после съемок?

Нет! Волосы такого цвета — часть образа моего героя. Хотя можно было бы поговорить об этом, но, повторюсь, я картину не видел и не знаю, как выгляжу со стороны.

Довольно устрашающе выглядите.

Да что вы?!

Да. А о том, как работали над ролью, расскажете?

Это было весело. Сэм Мендес (Режиссер. — Прим. ред.) всегда очень четко формулирует задачу. Невероятно интересно играть роль злодея, характер которого, как игра «Дженга» (Пирамидка из брусочков, которые надо вынимать по одному. — Прим. ред.), сложносочиненный ребус. Ну и, конечно, когда снимаешься в культовой картине, чувствуешь себя по‑особенному: с одной стороны, ты создаешь что-то очень приземленное, развлекательное, с другой — участвуешь в проекте, которому в этом году стукнуло 50 лет. Почетная миссия.

Вы впервые стали участником бондианы. Давил груз ответственности?

Нет, я не чувствовал давления. Что напрягало, так это необходимость говорить по‑английски, когда рядом в кадре Дэниел Крейг и Джуди Денч. Но основная команда — Дэниел, Сэм, продюсер Барбара Брокколи — наверняка испытывала колоссальный прессинг. Большой труд, долгие съемки. А я нет, работал на расслабоне. Я провел на площадке не так много времени, меня ни в чем не ограничивали, наоборот, предоставляли максимум свободы для самовыражения. Не было указаний «Делай так и только так». Атмосфера была креативной, потому что по другую сторону камеры стоял Сэм.

Если сравнить вашего злодея из фильма «Старикам тут не место» Антона Чигура и героя «Скайфолла», кто из них больший преступник?

Чигур — символический персонаж, олицетворяющий собой всю жестокость мира, воплощение дьявола. Когда он пересекается с чьей-то судьбой, шанса выжить нет. Он до дрожи жесток и разрушает все вокруг. Мой герой из «Скайфолла» другой. У него есть прошлое, опыт, принципы, он более реалистичен и менее символичен, нежели Чигур. Это злодей, который развлекает, а не внушает ужас, в нем есть творчество, искусство. А Чигур — дьявол.

А что вы вкладываете в слово «дьявол»? Встречали подобных людей в жизни?

Таких, как Чигур? К счастью, нет.

Необязательно маньяков. Просто очень жестоких личностей.

Нет, мне повезло. Хотя такие люди, безусловно, существуют. Вы же следите за новостями и знаете, что происходит в Сирии, например. Это зло в чистом виде. В произошедшем обвиняют то аль-Асада, то некую террористическую группировку. Но мне не важно, кто за кем стоит. Я хочу, чтобы ответственные за этот ужас провели за решеткой остаток дней. Хроника из Хулы ужасает, ничего более дьявольского я не видел. И, увы, это не кино, а реальность.

Давайте к кино вернемся. Многие кинозлодеи управляют гигантскими лазерами и могут разрушить мир одним нажатием кнопки. Не обидно, что у вашего героя такого арсенала нет?

Нисколько. В моем герое главное — его личность. Она многогранна. Мне было позволено привнести в роль массу оттенков, максимально разнообразить характер персонажа, и это доставило мне огромное удовольствие. Для меня работа в «Скайфолле» стала вызовом, проверкой актерского мастерства. Во время съемок Сэм просил, чтобы я разговаривал с разными интонациями, экспериментировал с выражениями лица. Это было интересно на физиологическом, ментальном и чувственном уровнях. Описать моего героя одним словом невозможно, это сложный микс.



Хавьер БардемВы говорили, что многие трюки выполняли сами. А как тренировались? У вас была какая-то фитнес-программа?

Конечно. Цыпленок гриль и салат.

Здорово. А в зал ходили?

Да, было дело. Но ничем выдающимся я там не занимался. Вот Дэниел, да, он мужик. В семь утра он уже отжимался в спортзале, пока я делал вот так… (зевает во весь рот).

И что же, вы ни разу не составили Дэниелу компанию?

Нет, я, конечно, был вынужден ходить на фитнес-тренировки. Если ваша задача — убить Джеймса Бонда, вы должны тщательно к этому подготовиться. Он трудная цель.

А сейчас, когда съемки закончены, придерживаетесь режима?

Я же человек. Я люблю поесть.

Но выглядите при этом отлично.

Это костюм. Он стройнит.

Вы ведь первый актер испанского происхождения, которому довелось сыграть главного злодея в бондиане?

Да.

На родине вами гордятся?

«Гордость» — слишком сильное слово. Кто-то рад за меня, другим все равно.

А из какой страны ваш герой по сценарию?

Он (насвистывает мелодию из фильма и заговорщицки шепчет)… скажем так, почти испанец.

Может, из Восточной Европы?

(Снова шепотом) Ему нельзя об этом говорить.

Ладно, проехали. Скажите, а что важнее — удача или умение?

Одно невозможно без другого. Вы можете обладать талантом, но нужна удача, чтобы вы смогли его проявить. Если же вам сопутствует удача, но навык вы так и не приобрели, рано или поздно жизнь поставит вас на место.

Есть что-то такое, чего вы боитесь?

Чего я боюсь? А вы чего боитесь?

Да всего на самом деле.

У меня та же история. В моей стране трудная экономическая ситуация. Половине безработных еще нет 30 — это повод для беспокойства. Талантов много среди ученых, врачей, художников, но у них нет перспективы, осознавать это очень тяжело. Я в привилегированном положении — у меня есть работа. Не всем так повезло. Люди вынуждены покидать страну. И вот тут я хочу сделать важное замечание. На протяжении всей истории американцы были гостеприимны по отношению к иммигрантам из самых разных стран. И мы, испанцы, сами хорошо знаем, что такое иммиграция. Мне больно и страшно видеть то, что происходит сейчас, в кризисное время. Сколько труда и страданий доставляет иммигрантам поиск работы.

В фильме «Бьютифул» вы сыграли мужчину, который так и не нашел свое место в обществе. Вы же сами очень востребованы. Я слышал, Аль Пачино вами восхищается. А еще в шутку называет вас «автоответчиком», потому что никак не может дозвониться…

Ну вряд ли Аль Пачино мной восхищается. Он мне звонил, потому что дружен с Джулианом Шнабелем (Режиссер, снявший фильм «Пока не наступит ночь», главную роль в котором сыграл Бардем. — Прим. ред). Я уверен, что это Джулиан подтолкнул Аль Пачино на мысль позвонить Хавьеру, потому что для Хавьера это очень много значит.

Я к тому, что вам звонит сам Аль Пачино. Выше только звезды. Популярность как-то изменила ваше отношение к работе, взгляды на жизнь, актерскую профессию?

Важно просто продолжать делать то, что ты умеешь. Работать. Можно и ошибаться, и поступать правильно — это и есть жизнь. Я не говорю, что совсем не обращаю внимания на сопутствующие славе вещи: да, люди говорят и пишут обо мне, но это часть их жизни. Не моей. Я делаю свое дело и, безусловно, открыт для критики. Хорошая критика помогает расти, а все остальное…

Вас не удивляет собственный успех последних лет? Это ведь что-то невероятное.

Вы правда так думаете?

Конечно! А вы нет?

Я всегда был везунчиком. Работаю с 24 лет и чувствую, что с каждым годом расту. Это дает спокойствие и уверенность в том, что я все делаю правильно. Я всегда ставил во главу угла работу. Но, повторюсь, мне повезло. Я не наблюдаю себя со стороны, живу сегодняшним днем и немного завтрашним.

Вы выбрали хороший путь.

Единственный путь.

Можете описать себя в трех словах?

Не могу. Если скажу что-то хорошее, все решат, что я зазнайка, а если выскажусь критично, это будет самоуничижением.

В чем ваша сила?

Я могу дать пять интервью за один час.

Беседовал Оззи Динч

Больше о врагах тайного агента 007 читай в нашем материале «Главные враги Джеймса Бонда».

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить