Певица Рене: русская Шаде

Обладательница этого теплого голоса жила в одном из самых холодных городов России. Может, поэтому ей так уютно теперь в Москве?

Певица Рене: русская Шаде

Чувственный вокал, проникновенная лирика и модельная внешность сразу выделили ее из числа других молодых певиц — теперь эту девушку многие называют русская Шаде.

COSMO: Рене, а когда ты впервые ощутила желание петь?

РЕНЕ: Когда ребенок начинает себя помнить. Лет с трех, думаю. Мы тогда жили в Когалыме. Самое яркое впечатление — это когда зимой до минус 40, а летом до плюс 30. В то время был бум на «Ласковый май», на группу «Кино». Еще Наташа Королева осталась в памяти, ее песня про киевского мальчишку. Все, что вокруг звучало, я впитывала и пела.

Потом, лет в шесть — мы уже переехали в Уфу — я услышала Уитни Хьюстон, Мэрайю Кэри. Я брала флакон из-под дезодоранта и пела в него, как в микрофон. Правда, я всегда стеснялась: пела только родственникам, которые всегда с удовольствием это воспринимали. Это потом, видимо, уже желание петь накопилось — и меня прорвало. В нашей школе было что-то вроде интеллектуального «Евровидения» — конкурс Мiss&Mr. English, там давали в том числе и задание на песенную импровизацию. Не знаю, как я отважилась на участие в концерте, стеснялась жутко, но в результате заняла первое место. Позже, на выпускном, я исполняла песню Алиши Кис, и знакомый сказал моим родителям: «Вашему ребенку надо заниматься пением!»

C: Так ты не училась в музыкальной школе?

Р: Нет, я до сих пор даже нот не знаю. Мне посоветовали заниматься с известным в Уфе преподавателем и певицей Ириной Остин, она учила в свое время Земфиру. Она меня прослушала. И сказала своим студентам (а в тот день был ее день рождения): «Послушайте, какой у меня сегодня есть подарок!» С тех пор я и начала заниматься.

C: Заканчивая филфак МГУ, ты уже сделала выбор между филологией и пением?

Р: Конечно, можно было после IV курса, когда я переехала в Москву, бросить университет, ведь к тому времени я четко понимала, что музыка — основное, чем я хочу заниматься. Но мне хотелось доучиться до конца. Образование в любом случае необходимо! Необязательно идти работать по специальности, но учеба сама по себе полезна.

C: А как уфимская девочка Рената Байкова стала Рене?

Р: Так меня часто называли в Англии, где я училась, сокращали для удобства имя. Когда пришла пора выходить на сцену и регистрировать свое имя, я вспомнила это и решила, что можно использовать Рене как псевдоним.

C: Расскажи о своей Москве?

Р: Мы с родителями много путешествовали и за границу всегда ездили через Москву. Гостиница «Россия», Красная площадь, Старый Арбат… Москва для меня всегда была такой. Для кого-то это враждебный город, а мне здесь всегда было хорошо. Конечно, тут довольно грязно, шумно, но при этом есть постоянное движение, и мне кажется, тут уютно.

C: А твоя Уфа, какая она?

Р: Недавно я вспоминала, как мы с дедушкой гуляли. Мы жили в центре, рядом с горсоветом. Там есть красивый парк, и мы гуляли в нем. Шли домой через магазин, покупали леденцы на палочке. И еще я помню, дедушка покупал нереально вкусный молочный коктейль из автомата в большом граненом стакане. Вот такая в моей памяти Уфа.

C: Кто твои родители?

Р: Мама — врач. Когда я была маленькая, она еще работала, а когда брат родился, уже нет. Папа — инженер-технолог, всю жизнь занимался нефтью. По распределению он поехал в Когалым, когда там только зарождалась нефтяная индустрия, и там с самого начала, с самых низших должностей потихонечку рос. Он мне рассказывал, как бывали аварии, какие жуткие происходили вещи, практически экологические катастрофы, а он своими руками наводил порядок. Я раньше думала, что все, связанное с нефтедобычей, неинтересно и занудно, но когда папа рассказывает, как устроены трубы, это просто песня!

C: Как же воспитывают девочек, которые потом становятся общепризнанными красавицами?

Р: Могу сказать, что в нашей семье всегда был патриархат. Как папа сказал, так и будет. Но при этом мама знает, как на папу подействовать! Мне кажется, мы — обыкновенная татарская семья. Не скажу, что у нас были всегда жесткие правила. Хотя лет до 16 — никаких ночных дискотек.

C: Родители как оценивают твою деятельность?

Р: Очень сильно меня поддерживают. Сложно было решиться посвятить себя музыке, не имея никаких связей. Но когда я начала заниматься вокалом, они посчитали: если есть талант, то грех его зарывать.

C: А ты уже своей музыкой зарабатываешь?

Р: Сейчас, наоборот, много средств уходит на то, чтобы раскрутиться. А в ближайшее время буду выпускать альбом, отдавать песни на радио, клипы на телевидение, соответственно, и зарабатывать начну.

C: А что для тебя твой голос? Инструмент?

Р: Когда слушаешь, например, Шаде, Брайана МакНайта, Алишию Кис, действительно ощущаешь, что для них голос — это инструмент, настолько у них сплетено инструментальное звучание и звучание голоса, настолько они им владеют, так естественно звучит. Я-то, конечно, считаю свой голос инструментом, но надо, чтобы это еще и окружающие признавали.

Другие звезды Cosmo:

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить