Папины дочки: Анна и Надежда Михалковы

О разнице интеллектуального и физического труда, об ответственности и воспитании сестер расспрашивал Андрей Захарьев.

Папины дочки: Анна и Надежда Михалковы

О разнице интеллектуального и физического труда, об ответственности и воспитании, а еще о герое нашего времени и о съемках в продолжении «Утомленных солнцем» сестер расспрашивал Андрей Захарьев.

COSMO: Вы вообще редко интервью даете поодиночке, а уж чтобы вдвоем…

НАДЕЖДА: Так не зовут.

АННА: А мне как раз кажется, что мы чаще парные интервью даем…

C: Что вы еще вместе делаете?

Н: Только интервью даем вместе! (Смеются.)

А: Ну как, мы долго жили вместе.

Н: Едим вместе, пьем, гуляем, работаем. Отдыхаем тоже вместе.

А: На горке катаемся.

Н: Детей воспитываем. Английским языком с ними занимаемся.

C: Разница в возрасте у вас небольшая. А в интересах?

А: Вкусы абсолютно разные. Предпочтения в кино, например.

Н: Да, Аня любит артхаус… А я смотрю жанровое. Просто эту авторскую недосказанность Аня может оценить, а мне не хватает интеллектуальных возможностей. (Смеется.)

А: Уверена, что всему виною возраст. Иногда мы по этому поводу спорим. Каждый свою точку зрения отстаивает.

Н: Хотя мы можем нарочно кино не обсуждать, чтобы не конфликтовать. Аня просто мне говорит: «Тебе такое не понравится».

А: Или: «Мне понравилось — можешь не ходить».

C: Вы далеко друг от друга живете?

А: Да, но все равно каждый день встречаемся в центре. Часто Надя приезжает ко мне.

Н: Аня живет за городом. Ее я не особо часто к себе зову.

А: Конечно, после гостей надо убирать, мыть посуду…

А: Я упала в обморок. (Смеется.)

Н: Поначалу все относились к этому довольно абстрактно. Конкретнее стало, когда написали сценарий. Обрадовалась, конечно!

C: Надя должна была сниматься непременно, поскольку играла в первом фильме. А вы, Аня?

А: У меня небольшой эпизод. Причем он в «Цитадели» — эта часть выйдет на экраны только осенью.

C: Чего было больше — вашего желания сниматься или желания отца?

Н: У нас с папой взаимная любовь к проекту. Вообще-то он никого не заставляет, может просто сказать: есть роль. Или пошутить насчет нашего участия.

C: Вы можете сказать отцу нет?

А: Конечно, мы же не крепостные.

Н: Но, согласитесь, это было бы странно. Это же не артхаус…

C: Надя, во время подготовки к роли вы ходили в госпиталь им. Бурденко. Что вы там делали?

Н: Героиня, которую я играю, работает в военном госпитале, и в Бурденко я училась открывать ампулы, делать уколы…

C: Аня, а вам ничего не пришлось перед съемками изучать?

А: Моя героиня в эпизоде рожает. Я ходила в Центр планирования семьи и репродукции на Севастопольском, чтобы вспомнить, как это все происходит.

C: В обычной жизни отец к вам требователен?

А: Об этом слагают мифы. Известно, что своим мы прощаем меньше, чем посторонним. В нашей семье всегда старались насаждать высокие принципы. Это правильно, но понятно, что в итоге никто не достигает подобных высот.

Н: Если же говорить о детстве, то тогда отец был требовательным, да. Впрочем, думаю, не меньше, чем другие.

C: Наказывал?

А: У него не было какой-то особенной системы воспитания. Но, например, перестать разговаривать на какое-то время с ребенком он мог.

Н: В угол поставить мог.

А: В угол?

Н: Ставил. Я оттуда телевизор смотрела. Через зеркало.

А: Но это были разовые, спонтанные педагогические поступки. Мне вообще кажется, что воспитание детей лежит на женских плечах. Отец — такая номинальная фигура. Папы не меняют подгузники. Скажем, я в своей семье не требую, чтобы мой муж занимался воспитанием. Вполне достаточно, что он просто есть — как некий образ отца.

C: Интересно, что вам первое приходит в голову при мысли о детстве?

А: Меня этот вопрос ставит в тупик. Немногие могут сказать, что у них было несчастливое детство, если только оно не прошло в детдоме или в семье алкоголиков, например. Поскольку мы всю жизнь жили на Николиной горе, первое, что мне вспоминается, это, конечно, наш дом.

C: Когда у вас закончилось детство?

А: Не было такого, что я проснулась и поняла: детству конец. Я думаю, что воспоминания надо начинать писать в юношестве — позже мы рассказываем не то, что было на самом деле, а то, что нам хотелось бы, чтобы было.

Н: И еще, думаю, многое зависит от самоощущения конкретного человека. Знаете, наш дедушка (Поэт Сергей Михалков. — Прим. ред.) говорил, что смог написать много детских произведений только потому, что до последнего возвращался мыслями в свое детство. Когда человек считает, что вырос, он лишается возможности мечтать и фантазировать. Так что, надеюсь, детство у меня еще не прошло.

C: У вас когда первый видеомагнитофон появился?

А: Когда Надя родилась, тогда уже видеомагнитофоны у всех были.

C: А компьютер?

Н: У меня, наверное, лет в шесть…

А: Компьютер — в шесть лет?

Н: Ну, игровая приставка… Долгое время нам компьютер был не нужен. Потом уже, когда в институт пошла, тогда пришлось осваивать.

C: Ваши родители могли повлиять на ваш профессиональный выбор?

А: Нам, слава богу, вообще никто ничего не навязывал. У родителей хватило ума не быть в этом плане диктаторами. Я училась сначала на факультете истории искусства, два года. Надя окончила МГИМО, отделение международной журналистики. А что касается актерства, то это же ремесло и к системному образованию не имеет никакого отношения.

Н: В моем случае родители настояли на том, чтобы я поступала не в театральный, а в другой институт.

А: Это же не папа настоял?

Н: Не он. Но папа потом говорил, что это правильное решение. Да и я сама не жалею и благодарна, что в конечном итоге получила образование журналиста, пиарщика. Пожалуй, выбор института — это был единственный в моей жизни случай, когда мне больше чем советовали. В семнадцать лет тяжело определиться с тем, что тебе действительно нужно. И раз уж семья такая кинематографическая, то правильно получать образование иного профиля. Наш брат Степа вообще ушел в ресторанный бизнес, и никто ему слова не сказал. Тема окончил режиссерский, сейчас много снимается в кино. Единственное, надо понимать, что если ты приходишь к отцу за советом, то не всегда услышишь то, что хочешь. Но выбор всегда за тобой.

«КРОМЕ ПОП-АРТИСТОВ И ФУТБОЛИСТОВ, СТРАНА ДРУГИХ ГЕРОЕВ НЕ ЗНАЕТ. АКЦЕНТЫ СМЕЩЕНЫ».

C: Насколько вы заинтересованы в актерской деятельности?

А: Сказать, что ради актерской карьеры мы пойдем по головам, было бы явным преувеличением. У нас нет цели выстроить карьеру. В этом есть и плюсы, и минусы. Понятно, что актерский век быстротечен, а для женщины-актрисы особенно. Многие из-за этого поддерживают интерес к себе с помощью пиара. Мы не обделены вниманием и даже можем высказать некоторое неудовольствие по поводу излишней публичности.

Н: Нам проще, у нас отсутствует, наверное, очень полезное качество для многих актеров — жестко бороться за роль. Мама даже иногда говорит, что мы слишком расслаблены.

C: Но сниматься-то вам хочется? Или это второстепенная работа?

А: Большинство артистов лукавит, когда говорит, что это адский труд. Когда ты занимаешься любимым делом, да еще и получаешь за это деньги, то это не так тяжко. Мне кажется, здесь важен баланс. Изначально потребность сниматься существует у нас обеих. Но если нет достойных предложений, то, значит, надо подождать. Круг наших интересов гораздо шире, чем сугубо актерская работа.

Н: Да, ведь есть же артисты, для которых актерская работа — это единственная возможность зарабатывать деньги, поэтому они часто вынуждены принимать любые предложения. Это понятно, и осуждать за это глупо.

C: Вы могли бы согласиться с утверждением, что вас недооценивают как актрис?

А: Ну как же, признания достаточно, нам грех жаловаться. Хотя, когда нас с Надей номинируют на какую-то премию, мы чувствуем себя неловко, ведь иногда номинацию объясняют чем угодно, только не нашими заслугами.

C: Я помню, как года три назад на «Кинотавре» все ждали, что вам, Аня, дадут приз за лучшую женскую роль, но его получила другая актриса.

А: Согласитесь, это же приятнее, чем если бы дали мне, а все потом говорили: «За что ей?» Лучше быть недооцененной, чем переоцененной. Однозначно. Меня смутило, что все подходили и извинялись по этому поводу. Зачем извиняться? Есть же решение.

C: Вы согласны, что благодаря фамилии и генам от вас ждут больше, чем возможно?

А: Это проблема тех, кто ждет. Я не считаю, что должна оправдывать чьи-то надежды. Сначала я переживала, что занимаю чье-то место, но сейчас считаю, что любой цветок может цвести, если у него есть своя клумба, своя ниша. По крайней мере, то, что делаю я, я делаю на «отлично», и никто больше так не может.

Н: Это правда — из-за фамилии мы получаем много негатива. Почитайте в Интернете, что пишут: «На детях природа отдохнула». Но я считаю, что нужно жить той жизнью, которую нам дали, и оценивать себя исключительно по своим меркам.

C: Надя, какой спектакль вы репетируете?

Н: «Утиная охота» с режиссером Павлом Сафоновым. Это мой первый театральный опыт. Хорошая проверка возможностей. В этом случае «доброжелатели» вряд ли скажут, что мне это поставил папа. Сейчас выйдут две части «Утомленные солнцем», и меня будут воспринимать как неотъемлемую часть папиных…

А: …фантазий. (Смеется.)

Н: Поэтому естественно, что мне хочется сделать что-то совсем отдельное от имени отца.

C: Как развивается ваша продюсерская деятельность и зачем она вам нужна?

Н: Я в продюсеры попала случайно, на проект «Скажи Лео». Мне было интересно, к тому же лишний человек на съемочной площадке приветствовался. Что касается второго проекта — кинокартины «Бездельники», то компания просто дала мне возможность попробовать себя. Мне хотелось понять, мое это занятие или нет. Не могу сказать, что меня это затянуло больше, чем Аню. Она профессиональнее, любит разговаривать, командовать, обсуждать, работать с режиссерами-дебютантами. А я больше люблю, чтобы командовали мною — тогда ответственности меньше. Не могу сказать, что настолько хорошо образована, чтобы брать на себя решение разных вопросов, я бы не стала на 100% доверяться собственному вкусу, потому что он еще не до конца сформирован в силу возраста. Позицию «Лучший продюсер» я бы все же отдала сестре.

А: Спасибо, дорогая.

C: А вам, Аня, это зачем?

А: У меня все совершенно естественным путем произошло. Мы с моим другом и партнером Максимом Королевым начали продюсировать короткометражки, потом это вылилось в работу над полными метрами. Мне очень интересно заниматься поиском новых жанров, новых форм в кино. Правда, производство таких картин не всегда интересно общей массе зрителей, и вряд ли эти кинофильмы будут выходить тысячами копий, но мне все равно очень нравится принимать в этом участие. Кроме того, можно помочь какому-нибудь талантливому человеку реализоваться.

C: Как вы считаете, у вас продюсерское чутье хорошо развито?

А: По крайней мере, все фильмы, которые мы сделали, имели довольно успешную фестивальную судьбу. Но, наверное, это не показатель успеха, ведь продюсер должен думать еще и о поиске ресурсов и возврате вложенных средств. В нашей стране денег на этом не заработаешь — индустрии нет.

C: Аня, а вы умеете говорить о деньгах?

А: Если честно, я о деньгах говорить не люблю. Сама никогда не жадничаю в плане средств, но если считаю, что сделать что-то невозможно, то значит, так оно и есть. Вообще-то, я не знаю ни одного продюсера, который бы сказал режиссеру: денег полно, делайте что хотите. Ограничения есть всегда. И если наступает момент и надо принимать какое-то важное решение, то я собираю волю в кулак. Но редко доходит дело до того, чтобы мне приходилось торговаться.

COSMO-ВИДЕО
НЕ ПРОПУСТИ НОВЫЙ РОЛИК! Не забудь зайти на сайт, чтобы посмотреть, как проходили съемки сестер Михалковых для Cosmopolitan! Так весело и непосредственно ведут себя далеко не все звезды. www.cosmo.ru/mihalkovi

C: Если бы не интервью и съемка для Cosmo, вы бы что сейчас делали?

А: Наверное, пообедали бы где-нибудь вместе с Надей, поболтали.

Н: Я бы проснулась чуть позже.

C: В вашей жизни чего больше — работы или отдыха?

А: Мы работаем, но не напрягаемся.

C: Да ладно?

А: Ну, а то, чем мы занимаемся, это не работа. Знаете, у меня есть один знакомый, живет в Германии. Как-то он мне написал в Интернете, а я не ответила. Он спросил, почему я молчу. Я сказала, что устала — постоянные съемки. А он: «Ну твои съемки вряд ли тяжелее, чем сорокакилограммовые мешки разгужать»… Я поняла: все познается в сравнении.

C: Говорят, что интеллектуальный труд тяжелее физического. Вы с этим согласны?

Н: Вот не уверена, что шахтер чувствует себя лучше, чем физик. Приходишь в Бурденко, где работают люди, которые по‑настоящему спасают жизни, и видишь их работу. И ты понимаешь, от чего именно они устают. Пытаешься это повторить, сымитировать и чувствуешь… собственную ненужность. Какая-то неправильная у нас профессия, немного лживая, что ли.

C: Может, вам тоже физическим трудом заняться, раз актерская профессия вызывает такой стыд?

А: Нет, это не стыд, что вы! Просто интерес к людям вроде нас, он искусственный. Мне кажется довольно любопытной тема поиска героя нашего времени. По большому счету, кроме футболистов и попсовых артистов, страна других героев не знает. Акценты смещены. Люди, которые ежедневно делают что-то важное, они же не меньше герои, чем те, кого знают благодаря телевизору. Я не понимаю, почему мне время от времени звонят журналисты и спрашивают, как правильно воспитывать детей или об Оранжевой революции на Украине. Я совсем не понимаю, почему спрашивают у меня? Я же не детский психолог, и еще неизвестно, какие травмы я нанесу детям своим воспитанием. Не политолог. Надо спрашивать тех людей, кто в этом во всем больше понимает. Авторитет надо заслужить — своей деятельностью, общественными поступками.

C: О революции не спрашиваю… Скажите, какие у вас традиции в семье?

Н: Ничего особенного. Мы регулярно встречаемся всей семьей, обедаем. Празднуем Новый год, Пасху.

А: Веселимся, ругаемся, хохочем, обсуждаем друг друга. Кажется, что раз такая большая семья, то должно быть что-то необычное. Все как у всех.

Смотри, как проходили съемки сестер Михалковых для майского Cosmopolitan.
Так весело и непосредственно ведут себя далеко не все звезды!

Благодарим ресторан Doce Uvas за помощь в проведении съемки.

ФОТОГРАФ: ВЛАДИМИР ШИРОКОВ. АССИСТЕНТ ФОТОГРАФА: ГРИГОРИЙ ШЕЛУХИН. ПРОДЮСЕР: ЮЛИЯ ТКАЧЕНКО. ВИЗАЖИСТ: НАДЕЖДА КНЯЗЕВА, @THEAGENT.RU МАКИЯЖ ДЛЯ MAC. ПРИЧЕСКА ДЛЯ TECNI. ART L’OREAL PROFESSIONEL. СТИЛИСТЫ: АННА РЫКОВА, МАРИЯ КОЛОСОВА

НА АННЕ: ПЛАТЬЕ, MAX MARA; БУСЫ, FURLA. НА НАДЕЖДЕ: ТОП, PENNYBLACK; ЖАКЕТ, MARC BY MARC JACOBS; БРЮКИ, MAX MARA CODE

Конкурс на лучший комментарий
Cosmo.ru объявляет конкурс на лучший комментарий недели! Зарегистрируйся (или авторизуйся, если у тебя уже есть логин на сайте) и оставь свой смешной, умный или провокационный комментарий. Автор самого интересного, по мнению редакции, высказывания получит ценный приз.
Условия конкурса читай здесь.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить