Ольга Слуцкер & Борис Корчевников

На этот раз мы решили устроить встречу двух людей ну абсолютно разных профессий и посмотреть, о чем они смогут поговорить друг с другом и найдут ли деловая женщина и молодой актер и журналист точки соприкосновения. И кто из них все же окажется ведущим.

Ольга Слуцкер & Борис Корчевников

На этот раз мы решили устроить встречу двух людей ну абсолютно разных профессий и посмотреть, о чем они смогут поговорить друг с другом и найдут ли деловая женщина Ольга Слуцкер и молодой актер и журналист Борис Корчевников точки соприкосновения. И кто из них все же окажется ведущим.


Б: Несколько лет назад мы снимали репортаж про золотую молодежь в ресторане Степана Михалкова «Снобс». Помню, съемочная группа, которая работала перед нами, попросила Степана рассказать про Ольгу Слуцкер. Я тогда подумал, каково это — построить персонифицированный бизнес, собрать известных людей?
О: Я приехала из Ленинграда, никого в Москве не знала. Муж занимался бизнесом, я была спортсменкой.
Б: Каким видом спорта занимались?
О: Фехтование, в котором, кстати, выигрывает самый терпеливый. В общем, это было стечение обстоятельств: мы поехали с мужем на один фестиваль, где я познакомилась с Наташей Ветлицкой, Володей Пресняковым, Валентином Юдашкиным. Эти люди стали моими первыми знакомыми в Москве, и с ними я дружу по сей день. Я начала делать первый клуб World Class на Житной и хотела построить сервисную компанию с западными стандартами качества услуг. Я не хотела копировать то, что тогда было вокруг.
Б: А что тогда было вокруг?
О: Чистое поле. Никто точно не знал, как заниматься сервисным бизнесом. Но москвичи уже начали выезжать за границу и почувствовали разницу с советским сервисом. Тогда было модно работать по принципу быстрой наживы. А мне захотелось построить то, что будет жить десятилетия. То, что объединило бы определенную прослойку людей. Тогда только начали появляться первые частные рестораны.
Б: Ресторан «Центральный» на Тверской я хорошо помню. «Манхэттен Экспресс»…

О: Да! А ты помнишь контингент? Первыми были бизнесмены, а потом приходили пацаны. Перестрелки, поножовщина… Итак, я открыла свой первый клуб. Я понимала, что известные люди привлекут публику, создадут атмосферу, «сияние». В то время мне важно было выстроить равные отношения между моей командой и членами клуба. Ведь мои сотрудники — не лакеи, они профессионалы, будь то бармен, ресепшионист, тренер или уборщица. Мне кажется, получилось. А ты занимался спортом?
Б: Разряд по самбо. На первом курсе журфака начал заниматься.
О: Да ты что? Никогда не сказала бы, что ты самбист! А до этого?
Б: Ходил в «качалку» на метро «Динамо».
О: В маленькую, с левой стороны?!
Б: Да, 14-й подъезд. (Ностальгически.) Настоящая такая пропахшая качалка. Там еще тренер Валера.
О: Да, рыжий! А ты ходил, чтобы быть сильным или красивым?
Б: Конечно, не ради красоты. Хотелось преодолеть комплексы: чтобы не страшно было ходить по улицам, суметь за девочку заступиться — в общем, для храбрости. Другой мотивации и быть не может.
О: Скажи, а ты из актерской семьи?
Б: Мама работала в театре, была помощницей Ефремова. Я рос за кулисами, с детства играл в спектаклях.
О: Мне интересно, что побуждает мужчину стать актером, если не семейная традиция.
Б: Я думал над этим. Есть дети, которым часто говорят: «Ой, ну ты артист!» И когда надо выбрать, на кого учиться, они вспоминают, что им так говорили. Но со мной было иначе — все детство в театре прошло.
О: Ты работал с Парфеновым, которого я очень уважаю.
Б: Да, не знаю, научился ли я у него, как надо делать репортажи, но как их не надо делать — научился. Чутье на штампы, пошлость — это, наверное, от него.
О: Я видела твои репортажи — замечательные! Все-таки это популярность иного рода, чем игра даже в самом рейтинговом сериале.
Б: Да, мне многие говорят:
«Борь, ну что ты из серьезной профессии кинулся в какое-то детство-„Кадетство“. Сейчас, в программе „Главный герой“ я делаю биографические очерки: надо приехать к человеку и прожить с ним его жизнь. А в новостях у меня все время было чувство, что только скользишь по верхушкам чужих жизней, событий. Я все время ощущал незаконченность: не живешь, а смотришь, как живут другие. И от этой другой жизни ты все равно отгорожен своей профессией.
О: Тебе интереснее кино или театр?
Б: Скорее кино. Там все безусловнее, естественнее, чем в театре. Кино сильнее всего способно менять души: в сегодняшнем мире, с нашими мозгами.
О: Какой фильм перевернул твое сознание?
Б: "Сарабанда» Бергмана. Есть великая сцена, которая заставила меня просто рыдать: герой, жалкий, согнувшийся старик, заходит в комнату к героине, которая тоже уже потеряла свою красоту. Они раздеваются, ложатся на кровать. Мы видим дряхлых стариков, которые терзали друг друга, а их муки ничего не стоили!
О: Да, потрясающе!
Б: Актерская профессия связана с публичностью, самолюбием. Хотя на самом деле ее формула — это антиэгоизм: хочешь не хочешь, надо забывать о себе, переключаться на партнера. А в спортзал людей часто как раз самолюбие приводит: тут занимаются своим телом, собой.
О: Во всем важно чувство меры. Мы несем ответственность за свое здоровье не только перед собой, но и перед близкими. Вот ты пришел в «качалку», чтобы избавиться от чувства страха научившись владеть своим телом. Главное — знать, что ты можешь!
Б: Да, это может стать этапом к чему-то большему. Зал дисциплинирует, избавляет от рассеянности.
О: И твоим близким важно видеть тебя в хорошей форме. У меня достаточно поздно родился сын, и когда я прихожу за ним в школу, хочу хорошо выглядеть. Я думаю о том, что другие мамы младше меня. Насчет украшательства себя мышцами. В наших клубах категории «люкс» занимаются люди, которые просто следят за здоровьем, а вот в клубах демократичной категории намного больше клиентов, которые пришли именно за тем, чтобы накачать мышцы. Как думаешь — почему?
Б: Обеспеченные люди более успокоенные, уверенные.
О: Правильно. Лидерам не надо самоутверждаться. Но каждый из нас хочет быть чем-то лучше другого. Вот женщины. Они «сканируют» друг друга. Женщина не всегда заметит лишний жирок у мужчины, а у другой женщины — обязательно. Человеческая натура! Я не стесняюсь в этом признаться.
Б: С мужчинами то же самое! Когда видишь на улице невероятного качка, появляется смущение.
О: Соревнование. Мужчина не может занять место своего начальника, у него нет «Мерседеса», он не играет главную роль в «Кадетстве», но он тоже хочет быть супер, хочет чувствовать себя героем! Как? Трудясь над своим телом, он добился того, что ты, звезда «Кадетства», обратил на него внимание.
Б: Это несчастный человек.
О: Нет! Это выход! Ему все равно, что ты о нем думаешь. Он лидер в своей компании, он необычный. Девушки хотят быть звездами, а мужчины — героями!
Б: Я подумал вот о чем: занятия в спортклубе — очень интимная вещь. Здесь приходится демонстрировать слабости, обнажаться: показывать, что хочешь убрать жирок или накачать пресс.
О: Интересный ракурс. Чтобы избавиться от проблемы, ее необходимо как минимум признать. Это болезненно… Я люблю хорошее кино с актерами в хорошей форме! А вот а-ля рус, когда у актера мешки под глазами и пивной живот, но он та-лант-ли-вей-ший человек… Неделю назад видела Джека Николсона. Он в потрясающей форме: похудел, подкачался и явно этим доволен.
Б: А я вспомнил про Никиту Михалкова. Он ведь никогда не скрывал, что качается.
О: Здорово, что он об этом говорит! Люди подражают звездам. Кстати, среди российской интеллигенции принято свысока относиться к собственному телу. По их мнению, в работе над своим телом есть что-то плебейское. Но очень сложно писать возвышенные стихи, если у тебя болит нога! Ой, у меня прямо агитка о здоровом образе жизни получилась. Но я правда в это верю.
Б: Кстати, в начале 90-х из спортзалов выходили такие «бычки», ставшие уже анекдотичными. Вы видите их в сфере своего бизнеса?
О: Безусловно. И не нахожу это комичным. Это в Москве их называют люберецкими, а в других городах это обычные горожане — вот такая страна, такие люди. А желание иметь мощное накачанное тело — это все то же стремление быть героем. В любом случае лучше, если их энергия будет расходоваться в спортзале, чем где-то еще.

Б: Знаете, у вас есть черта, свойственная многим успешным людям, которые несут на себе большую ответственность, — простая и убедительная речь.
О: Никогда не думала, что буду заниматься бизнесом. Весьма приблизительно училась, заканчивала школу-интернат спортивного профиля. Ежедневные многочасовые тренировки. С детства на мне лежала ответственность. Как и на тебе.
Б: Да, когда в семь лет я сказал маме, что не хочу сегодня играть в спектакле, она объяснила мне, что такое ответственность.
О: Со временем это становится частью тебя. Но в юности я думала о том, что в первую очередь надо удачно выйти замуж, чтобы дом — полная чаша, симпатяга-муж, дети, шубка, колечки, машина, отдых в приличных местах. Все это сбылось, но несколько по‑другому. Конечно, у меня дома порядок, но я поддерживаю его с помощью специально обученных людей. А чтобы я сама пекла, стирала, убирала — нет, это не мое.
Б: Да, вы не тихая, кроткая
жена…
О: Я самый покладистый человек в мире! Со мной всегда можно договориться. А ты женат?
Б: Нет, но было дело, чуть не женился. Мама была против. А вам никогда не хотелось принадлежать мужчине?
О: Хороший вопрос… Да, хотелось! А как это?
Б: Слушаться!
О: Боря, клянусь, я это делаю! Безусловно, мужчина и женщина не равные партнеры. Мужчина — главный.
Б: Мне эта тема очень близка. Мы всегда жили с мамой. Она воплощение мудрой женской активности, лидерства. Невероятно независимый человек, энергичный.
О: То есть в отличие от многих мужчин самодостаточные женщины тебя не пугают?
Б: Нет, абсолютно. Те, кого я
любил, всегда были такими же, как она. Другое дело, что в паре должен быть только один человек с мужскими качествами. Я больше всего хочу быть хорошим отцом, лучшим мужем.
О: Боря, не торопись! Ой, если бы я была молодым мужчиной, я бы познавала разных женщин, не боялась романов! И всю свою энергию направляла на самореализацию!



Читай также:

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить