Николас Кейдж: герой в поисках сокровищ

Совсем скоро в прокат выйдет фильм «Сокровище Нации. Книга Тайн». В нем герою Николаса Кейджа придется проникнуть в Белый Дом и набело переписать историю США.

Николас Кейдж: герой в поисках сокровищ

Совсем скоро в прокат выйдет фильм «Сокровище Нации. Книга Тайн». В нем герою Николаса Кейджа придется проникнуть в Белый Дом и набело переписать историю США.

— Вы могли бы рассказать нам немного о том, почему Бен и его команда снова пускаются на поиски приключений в фильме «Сокровище нации: Книга тайн»?

— Нужно восстановить честь имени его прапрадедушки, Томаса Гейтса, который был борцом за свободу и идеи Линкольна. Как становится известно из фильма, его считали сторонником Конфедерации и думали, что он сжёг страницы дневника Бута и принимал участие в поисках ценного источника золота, с помощью которого можно было бы финансировать восстание конфедератов. На самом деле, он пытался помешать им найти его, и в этой неразберихе герой Эда Харриса заявляет, что дедушка Бена был «за врага народа».

— Это первый сиквел, в котором вы снимаетесь. Что заставило вас сделать выбор в пользу фильма «Сокровище нации: Книга тайн»?

— Да, это так. Мне понравилось сниматься в первом фильме. Правильно говорят, что должно нравиться с кем и где вы работаете. К тому же, если уже говорить о съемках сиквелов, то бывают затеи и похуже. Этот фильм — причина для школьников и студентов по собственному желанию заглянуть в учебник истории.

— Вы интересовались историей до съёмок этого фильма?

— Да, я люблю загладывать в прошлое. Мне нравятся старые здания, и я всегда с удовольствием работаю в Лондоне, потому что у нас в Лос-Анджелесе нет ничего подобного. Меня всегда инетерсовали предметы искусства и книги прошлых веков, мне нравится как они сделаны.

— Вас интересует какая-то конкретная эпоха?

— В данный момент меня интересует цивилизация кельтов, их верования и весь тот период. Христианское и языческое общества, то, как они сосуществовали, общественные перемены того времени.

— Вы владеете замком в Германии, интересовались ли Вы историей Ваших предков именно там?

— Да, я бы хотел больше узнать о своих предках. В этот фильм я даже вставил реплику. Я говорю от лица Бена Гейтса: «Тем, кто я такой, я обязан своим предкам». Я верю, что это справедливо для всех нас. Каждый из нас достиг данного момента своей жизни благодаря разным людям, а главное — своим предкам, которые в прошлом выполнили свою миссию. Об этом я и хочу побольше узнать.

— Учитывая ваш интерес к истории — вы принимали участие в написании сценария и развитии сюжета?

— Мне очень нравятся порядки в этой команде. Здесь это приветствуется, тебя выслушивают и обсуждают твои идеи со сценаристами. Иногда я сам с ними говорю, и мне оставляют место для импровизации. Это совместный процесс.

— «Сокровище нации» — это такая «попкорновая» история. Вы собираетесь сниматься в более «серьёзных» исторических постановках?

— Конечно, это было бы интересено, но в попкорновом, как вы говорите, фильме здорово то, что можно обратиться к большой аудитории, особенно к молодёжи, можно их подхлестнуть к чему-тою Мне хочется общаться со зрителями всех возрастов.

— Само собой, с выходом этого фильма напрашиваются сравнения с «Кодом да Винчи», как вы к этому относитесь?

— Да, съемки были примерно в одно время, но, это отдельные непересекающиеся проекты, что заставляет меня поверить в Zeitgeist, дух времени. Иногда вещи сами собой происходят параллельно. Бывает что люди обостренно восприимчивы к «идеям витающим в воздухе», и в этом случае всё так и было.

— Как развивается Ваш герой Бен Гейтс в этом фильме? В первом фильме он совершал подвиги, вроде как, не по своей воле…

— Если попытаться его в кратце описать, то он отчасти простофиля, отчасти бандит с репутацией. Я думаю, ему нравятся маяться дурью с этими грабителями, он получает свою дозу адреналина. Также, поскольку в детстве дед «как бы» посвятил его в рыцари, он и правда верит в старомодный кодекс чести, почти как во времена короля Артура, сейчас такое не часто увидишь.

— Как Вы добиваетесь того, чтобы персонаж не наскучил зрителю?

— На этот раз мы втянули в фильм ацтеков, олмеков, Джона Уилкса Бута, Гражданскую войну и золото Конфедерации. Для меня все это практически как фильм про Шерлока Холмса с Бэзилом Рэтбоуном, каждая серия — совершенно новое приключение с доктором Уотсоном, каждый раз — новое расследование.

— Является Бен героем, которого Вам нравится играть больше всего?

— Мне очень нравится Стэнли Годспид («Скала»). Мне вообще нравятся нетипичные, непредсказуемые персонажи, от которых никто не ожидает никакого геройства. Должен заметить, что с Беном Гейтсом у меня, все же, больше шансов поучавствовать в приличного калибра заварухах.

— Одно время шёл разговор о продолжении «Скалы»…

— Мы с Шоном хорошие друзья, и я уверен, что он был бы рад и я уверен, что получился бы классеый фильм, потому я обожаю с ним работать и быть с ним в одном кадре. Разговор об этом был, но я не знаю чем все кончилось. Наверное, сама концепция оказалось не такой уж простой: Скала — это же сам Алькатрас, а там мы уже были.

— Вы в прошлом отказывались от предложений сниматься в сиквелах?

— Я их всячески избегал, просто потому, что раньше мне не очень нравилось повторяться, но в этом случае мне показалось, что каждая серия — это новое приключение с новыми возможностями, что-то вроде исторического детектива.

— Этот фильм не просто «Сокровище нации», это «межнациональное сокровище», учитывая, что герои путешевствуют по всему свету…

— В некотором смысле да. Мне нравится такое название, я надеюсь, что когда-нибудь появится новая версия, «Межнациональное сокровище».

— Насколько для вас важны ваши итальянские корни?

— Очень важны, мой отец очень гордился тем, что он итальянец, и я вырос в этой культуре, но я стремлюсь к более «международному» взгляду на жизнь. В космополитизме и есть тот самый секрет «мира во всем мире». Национальная гордость может завести в опасные края. Я предпочитаю считать себя гражданином мира.

— Что касается политики и текущих событий — каким источникам доверяете?

Мое личное мнение: никто никого не лучше. Поэтому, когда я бываю в других странах, я стараюсь поставить себя на место жителей этих стран, посмотреть на вещи их глазами. Таким образом намного проще строить отношения.

— А как насчет съемок таких фильмов, как, например, «Башни Близнецы»?

— Это факт, и он должен быть записан в книгу мировой истории. На мой взгляд, это не политический фильм, это часть истории, это могло произойти где угодно, такое случалось по всему миру, это просто история выживания. Будь то Америка, Англия или Азия. Это стория о том, как выжить двум людям, оказавшимся под завалами. Вот и всё. Я считаю, важно фактически задокументировать такие события, для детей, которые хотят знать, которые задают вопросы.

— В последние пару лет вы много работаете, как вы находите время для своих личных интересов?

— Они идут рука об руку. Мои интересы проявляются в работе, это спасает меня от лицемерия.

— Какую сцену Вы снимаете сегодня?

— Мы снимаем сцену, в которой я должен «устроить сцену», устроить скандал, разыграть спектакль. Неплохая фраза, кстати… Мне нужно проникнуть в Букингемский дворец, чтобы добраться до письменного стола королевы, а для этого мне надо, что бы меня арестовали.

— Вы не раз работали с Джерри Брукхаймером, что вас привлекает в работе с ним?

— В основном то, что это всегда работа сплаченной команды. Немного, правда, смахивает на хождение по канату — никогда не знаешь, что и в какой день тебя заставят делать, но это придаёт работе необходимый чувство спонтанности. Если вам нравится прогуливаться по канату — это идеальная работа!




 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить