Наличный расчет

Полгода назад все как полоумные висели на YouTube и закидывали друг друга ссылками на смешной ролик с танцующими чуваками, напевая негромко себе под нос «ай хэв невер бин клевер».

Наличный расчет

Полгода назад все как полоумные висели на YouTube и закидывали друг друга ссылками на смешной ролик с танцующими чуваками, напевая негромко себе под нос «ай хэв невер бин клевер». И знали только, что исполнитель этого — некто «петрналич» (произносится в одно слово). Потом «петрналич» как-то превратился в Петра Налича, вышел из «ютьюба» и переместился в московские клубы. И вот сегодня Петр рассказывает Cosmo про своего украинского деда, про московскую архитектуру и отношение к звездности и девушкам.

COSMO Петр, единственное, что могу пообещать, — что не буду вас спрашивать ни о песне «Гитар», ни об архитектурном институте.
ПЕТР Замечательно. (Улыбается.)

C Вам комфортно в вашем состоянии: вроде как вы и известны, и вместе с тем в метро можно спокойно ездить?
П Есть какая-то группа людей, которым нравятся мои песни, и это, безусловно, приятно. В метро меня, кстати, один раз узнали. Подошел юноша, автограф не просил, зато сказал несколько приятных слов. Да, пожалуй, мне в этом состоянии вполне комфортно — репетирую, работаю, записываю альбом…

C Петр, скажите, а вы о популярности мечтали или она была неожиданной?
П Насчет популярности не мне судить, конечно. Но я об этом мечтал — с детских лет лез на стул выступать. Так или иначе всегда хотелось выпендриться, показать себя всем.

C Скажите, а вы ощущаете свою связь с какой-то музыкальной тусовкой или стоите особняком?
П Не знаю, может, мы (коллектив Петра Налича — PetrNalitch) потом еще куда-нибудь и встроимся, но на данный момент существуем отдельно от всех. Пока мы все-таки еще на отшибе, а там посмотрим — если сложится какая-то приятная компания, я буду рад.

C А вообще вы со своими коллегами знакомы, общаетесь с кем-то?
П Однажды меня пригласил Евгений Хавтан принять участие в его сольном концерте. Я спел одну его песню, а он — одну нашу. Очень приятный опыт.

C На какой музыке вы сами росли?
П Да никакого специфического музыкального вкуса у меня не было. Слушал радио, всякую популярную музыку. Еще у меня были пластинки «Алиса в Стране чудес» и «Али-Баба и сорок разбойников», там прекрасные песни. Потом были Modern Talking, опера Jesus Christ Superstar, рок-н-ролл, барды — Высоцкий, Окуджава и Галич, очень любил ABBA и Boney M. Из последнего, что произвело на меня впечатление, — это Джеймс Браун. Но постоянно я могу слушать только классику, потому что она вообще не раздражает. За современным музыкальным процессом слежу очень вяло — то, что лежит уж совсем на поверхности, мне, пожалуй, не интересно, а в том, что творится в андеграунде и в чем есть некая изюминка, я ни черта не понимаю.

C А у вас уже появились те поклонницы, которые хотят за вас замуж? Что вы с ними делаете?
П Да, уже появились. Но они меня не беспокоят — только один раз мне позвонила девушка с признаниями в любви. Хотя пишут достаточно часто. Но спокойно, говорят хорошие слова, ничего не требуют. Я вообще отвечаю на все письма, которые мне приходят. Ну кроме писем из разряда «элитные копии швейцарских часов».

C А вам нравится ваша публика?
П Да, я считаю, это одно из самых больших достижений нашей деятельности. Прекрасные люди. В основном — творческих профессий, от года и до бесконечности.

C Читала, что ваша мама не очень довольна тем, что вы занялись музыкой вместо архитектуры.
П Был такой период. Поначалу, когда были какие-то вялые концерты в клубах, ей это представлялось чем-то нелицеприятным. А потом, когда я стал заниматься оперным вокалом и когда ей понравилась одна из моих песен («Жестоко обломали крылья»), она стала меня поддерживать. Даже была на одном концерте. А вот папа ходит почти на все концерты.

C Чем вы сейчас заняты?
П Сейчас мы пишем альбом. Очень хочется к ноябрю его выпустить. Пока был только сингл, выпущенный на коленках. А еще я очень надеюсь, что мне случится все-таки петь в оперном театре. Я не мечтаю о каких-то конкретных ариях — с одинаковым удовольствием спел бы все теноровые арии.

C Петр, о вашем духовном родстве с Кустурицей не говорил только ленивый, (не забывали и про вашего боснийского дедушку). Но вы в своем первом интервью говорили, что видели всего один фильм этого режиссера — «Время цыган». После этих активных сравнений проснулся какой-то интерес к творчеству Кустурицы?
П С тех пор я посмотрел еще кое-что из его работ — если что-то показывают по телевизору, я с удовольствием смотрю. Но не могу сказать, что я стал как-то специально развиваться в этом направлении. И это не потому, что мне не нравится Кустурица и я хочу от него отбрыкаться, — он, без сомнения, великий режиссер. Но мне сейчас ближе другие вещи. Недавно, например, посмотрел «Легкую жизнь», очень старый фильм с Яковлевым в главной роли. Обожаю Яковлева! Там еще Раневская играет, Плятт — в общем, классный фильм. Я вообще очень люблю старое кино. Недавно вот пересматривал «Неоконченную пьесу для механического пианино» Михалкова. А пока сидели с Наташей (женой) на даче, с удовольствием посмотрел четвертую часть «Звездных войн». Но вообще мы кино не только смотрим, но и любим сами снимать. Кино — это, конечно, громко сказано, у нас есть камера, с которой мы разбираемся: осваиваем крупный план, мелкий. У нас есть друг Тим Иванов, режиссер, он нам в этом деле помогает. Все наши зарисовки можно найти в Интернете, на YouTube. В общем, сами снимаем, сами смотрим.

C В том же интервью вы упомянули, что у вас нет загранпаспорта…
П Уже полгода как он у меня есть. И я даже успел им воспользоваться неоднократно. Мы с Наташей побродили по Италии. Потом с ребятами из группы были в Инсбруке на чемпионате Европы по футболу, поддерживали там шведов. Потом слетали на открытие Олимпиады в Пекин — нас пригласили выступить в поддержку российской сборной.

C А на родину деда вас не тянет?
П Какого именно?

C Боснийского!
П Почему же всех так интересует мой боснийский дед и совсем никого не интересует украинский? Вот на Украине я был. А в Сербию… Не знаю, сложится — съезжу. Специально заморачиваться не стану. Украинская культура мне, наверное, ближе. Мне нравятся украинские песни. «И летела зозуля», «Несла Галя воду». «Вопли Видоплясова» чудесно пели эту песню. Я, к сожалению, ни на одном, ни на другом языке не говорю, хотя хотелось бы. Вообще на всех языках поговорить бы! Другое дело, что надо с чего-то начать. Вот когда мы были в Китае, выучили несколько слов по‑китайски: «спасибо», «здравствуйте», «до свидания». Я пытался еще освоить «большое спасибо», но это оказалось непосильной задачей. А еще в китайском четыре тона, я так и не научился правильно говорить «нет», вместо этого все время произносил фамилию американского президента, чем всех очень веселил.

C Вы как-то лихо начали — сразу с китайского…
П Ну почему же? У меня еще три слова по‑немецки и пять по‑итальянски.

C Скажите, а насколько у вас напряженный график?
П К счастью, достаточно спокойный, даже несмотря на то, что мы сейчас записываем альбом. Мы пишем до обеда, а вторая половина дня у меня чаще всего свободна. В общем, никакого сумасшедшего графика у меня нет и, надеюсь, никогда не будет. Пока оно как-то само так складывается, но я не настроен на то, чтобы жить на бегу. Мне нравится, что нет необходимости рано вставать, чтобы все успеть, и я могу позволить себе поспать до 11. Пожалуй, самое большое напряжение, которое периодически случается в моей жизни, — это концерт, мандраж перед сценой. Но это очень приятное напряжение.

C А как вы расслабляетесь?
П Урывками. К сожалению, в этом году так и не удалось съездить на море. Поэтому то и дело выбираемся на дачу, гуляем, снимаем кино. Дача вообще для меня такое знаковое место, как и для любого москвича, наверное. Многие клубы сейчас даже стали устраивать концерты в четверг, а не в пятницу, потому что в пятницу-субботу все массово выезжают на дачи. Еще я на фоно играю с удовольствием и хожу в музеи.

C Скажите, а вас можно обидеть?
П Конечно, можно. Не то чтобы есть какие-то вещи, которые меня задевают, просто бывает такое настроение, когда ты сам в себе не уверен, все твои комплексы вылезают наружу и ты становишься очень уязвимым.

C А разозлить вас можно? Вы производите впечатление человека очень спокойного и уравновешенного…
П Разозлить меня сложнее, чем обидеть. Порой могу из-за хамства в трамвае завестись, хотя, конечно, это скорее мелкое раздражение, чем злость. А вот, пожалуй, плохая музыка и плохая архитектура бесят. Причем если плохую музыку можно выключить, то с архитектурой поделать ничего нельзя. Когда ты понимаешь, что это делал человек, который называет себя профессионалом, заводишься невероятно. К примеру, реставрация гостиницы «Интурист». Я раньше жил напротив нее, и мы все ходили и возмущались: «Какой ужасный ящик!» Так нам показали, что такое действительно ужасный ящик, поставив рядом с «Националем» этот вот позор с отвратительным навесом! Кошмар! (Петр начинает злиться.) И в Москве в этом смысле очень тяжело, никаких нервов не хватает… (Смеется.)

C Что может оттолкнуть вас в женщине раз и навсегда?
П Пошлость и вульгарность. Пожалуй, еще пустая голова, но это не так просто определить на первый взгляд, поскольку не бросается так в глаза, как пошлость и вульгарность. Под пустой головой я подразумеваю совсем узкий круг интересов, направленных исключительно на поддержание внешней формы. Салон красоты, маникюр — и все, программа выполнена. Но я, к счастью, не часто встречаюсь с такими людьми. Я не слишком общительный человек и не ищу новых друзей и новых знакомств, поэтому редко приходится общаться с людьми, которые мне неприятны.

C А чем вас можно зацепить?
П Тут должно очень многое сложиться. Но вообще мне должно быть интересно делать с девушкой абсолютно ВСЕ.

C Скажите, а какой любви у вас в жизни было больше — взаимной или нет? Насколько вам как творческому человеку важна невзаимная любовь как источник вдохновения?
П Бывало по‑разному: и взаимные чувства, и безответная юношеская влюбленность. Вообще я не очень верю в теорию, что несчастная любовь способствует творчеству. Может, кому-то удобно работать в плохом настроении. Но все, что я сделал хорошего, я делал в хорошем настроении — даже те вещи, которые грустные и печальные. И потом, у меня так получается, что даже невзаимная любовь не бывает несчастной — если я люблю, то я счастлив.

ЭКСПРЕСС-ОТВЕТЫ:

1 Самое главное в отношениях:
с родителями…
взаимная любовь;
с детьми… то же самое;
с женщиной… она же.
Это основа любых отношений, кроме бизнеса, пожалуй. Хотя и там без взаимного расположения нельзя.

2Лучшее, что может сделать женщина… родить ребенка.

3 Лучшее, что может сделать мужчина… поспособствовать этому.

4 Мой самый страшный сон… гриппозный бред с летающими и меняющимися в размерах гигантскими цветными шарами.

5 Я бы никогда не… унывал.

6 Лучше всего мне пишется… в хорошем настроении.

7 Моя самая грустная песня… "Вихрь безудержной страсти".

8 Моя самая смешная песня… Guitar, конечно!

9 Я жалею, что… Feel good Джеймса Брауна написал не я.

10 Я бы хотел взять интервью у… Владимира Ресина (первый заместитель мэра в правительстве Москвы, глава строительного комплекса города).

11 Я горжусь… всеми родственниками и друзьями.

12 В начале была… музыка, конечно.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить