Мечты и планы Дарьи Мороз

Еще недавно она была угловатым подростком, обладала репутацией вздорной девицы, а бритая голова в фильме «Точки» отражала ее радикальный характер. Как сильно изменилась Дарья Мороз за последние годы читай в нашем интервью.

Мечты и планы Дарьи Мороз

Еще недавно она была угловатым ершистым подростком, обладала репутацией вздорной девицы, а бритая голова в фильме «Точки» полностью отражала ее радикальный характер. Но наступило время меняться — и теперь Дарья Мороз мечтает не столько о новых ролях, сколько о семейном спокойствии и детях.

Дарья Мороз

COSMO Мы так долго договаривались об интервью… Ты сейчас нарасхват?
ДАРЬЯ Да, так сложилось, что какие-то проекты должны были начаться раньше, другие — позже, а в итоге все запустилось одновременно. Я еще не привыкла к этому.

C Это хорошо или плохо, когда так все наваливается?
Д Плохо, потому что нельзя остановиться и подумать. С другой стороны, вроде бы и хорошо, много работы. К тому же здорово, когда так «параллелятся» разные проекты: один длинный, другой короткий — они разные и все очень достойные. Конечно, экран покажет, но думаю, что плохого результата, за который станет катастрофически стыдно, не будет. Но отдыхать все же нужно — даже машина не может без подзарядки и бензина. И для того чтобы результат был хорошим, важно работать над ним со свежими мозгами, время от времени думать о роли.

C Может, ты просто не умеешь говорить «нет»?
Д Нет-нет, в этом смысле я как раз блюду свой интерес, потому что, если буду всем говорить «да», никакого здоровья не хватит. Я отказалась от нескольких интересных проектов — просто уже не успевала. Невозможно же в один день сниматься в четырех фильмах! Вот если бы меня было две…

C Ты задумываешься над вопросами: для чего все это? К какой цели идешь?
Д Задумываюсь, конечно. Я недавно поняла, что какие-то детские мечты у меня уже исчезли. Раньше я идеализировала свою профессию. Хотелось, чтобы мы в театре постоянно занимались творчеством, копались в себе, чтобы был режиссер, который меня ведет, чтобы можно было выбирать только исключительные спектакли, которые могли бы меня развивать. Была детская мечта — оказаться в актерской элите, в хорошем смысле этого слова, то есть стать большим профессионалом. Но к 25 годам я пришла к тому, что так не всегда получается. Слава богу, что не довелось скатиться до совсем низкосортных проектов, хотя сказать, что завалена хорошими предложениями от великих режиссеров, я не могу. Наверное, мне бы хотелось, чтобы театр больше занимался искусством, нежели созданием успешных проектов. Но это должен быть другой театр или такой режиссер, который тебя ведет, как по четырем спектаклям вел меня Владимир Сергеевич Петров. В кино же редко попадается материал, который хочется играть, режиссеры, которые занимаются профессией, а не результатом. Но жаловаться мне глупо — я могу себе позволить выбирать. Скажем, «Живи и помни» я играла и на сцене, и в кино, и мне это позволило развиваться и внутренне, и человечески. Это огромная удача — получить такой материал. Еще у меня папа — замечательный режиссер, занимающийся любимой профессией, у которого я иногда снимаюсь. Это тоже огромная удача.

C Режиссер Александр Прошкин говорил, что «Живи и помни» — это фильм о сильной женщине. Согласна с этим?
Д Мне не очень нравится это выражение — сильная женщина. Скорее, русская женщина. Именно русская, которая за своим мужиком до конца пойдет, которая понимает, даже вне христианской веры, что в горе и радости, в бедности и богатстве, в болезни и здравии будет до последнего защищать своего мужа. Сильная ли это позиция? Я думаю, что да.

Дарья Мороз C Ты как считаешь, это позиция свойственна современной женщине?
Д Сложно говорить, потому что я живу в Москве, а этот город и вся Россия — совершенно разные вещи. Мне кажется, что современное общество, телевидение и культура отбивают желание быть таким человеком, быть мужчиной и женщиной, семьей до последнего. Наоборот, все думают о деньгах, о наживе… Хотя, я убеждена, что другие люди есть, что их немало, что молодежь — те, кто на десять лет младше меня, — совсем другая и все это понимает. Сейчас все стало немного стабильнее, появилась возможность думать друг о друге, о семье.

C А тебе не кажется, что современные женщины намного сильнее и инициативнее мужчин?
Д Да, есть такой момент в большом процентном соотношении.

C Это плохо, что мужчины приобрели много женских качеств?
Д Это ужасно, но, наверное, это влияние времени. Что в старину могла делать женщина в корсете? Собственно, ничего — ходить, читать, вышивать и падать в обморок. А мужчина, естественно, должен был выполнять все функции: и хозяйство вести, и при этом оставаться джентльменом и офицером. В деревне немного иначе было — мужик сильнее, поэтому и работы он может больше делать. А баба — детей рожает да в поле. Но как только женщины надели штаны, сразу начались проблемы. Мне это очень не нравится, я понимаю, что надо рожать сыновей, лучше троих, и правильно их воспитывать.

C Ну, а в женщинах тебе что-то не нравится?
Д Во многом то же самое. Скажем, раздражает, когда женщина говорит, что ищет любовь, спутника жизни, мужа… И возникает вопрос: а чего же ты тогда спишь с ним на первом свидании, раз ты вся такая правильная?

C А может, понравился очень?
Д Ну, если понравился очень, то все понятно. Раздражает женская неуверенность в себе. Какая-то нелюбовь к себе, самоуничижение. В этом плане европейские женщины более уверены в себе. Вообще, мне кажется, надо ко всему легче и проще относиться, тогда и проблем будет меньше, и мужчину найдешь себе гораздо быстрее.

C Я вот читал, как во время съемок «Живи и помни» у многих актеров проявлялись их деревенские корни. А с тобой что-то подобное случилось?
Д А я в этом смысле достаточно простой человек. Я с детства езжу отдыхать в деревню, в глушь, я очень привыкший к земле, воде и дереву человек. Легко могу заниматься сельским хозяйством и никогда не отрицала, что это мои корни. Часто испытываю потребность ходить по земле, топить печь, собирать грибы, я к этому с самого детства привыкла. Я чувствую себя органично — и этого совсем не стыжусь.

Дарья Мороз C Ты по хозяйству как вообще?
Д Я — прекрасно! Приучена с детства. Что в меня родители закладывали, то теперь и имеем.

C Насколько я понял, на съемках «Живи и помни» у тебя был небольшой опыт работы продюсером?
Д Идея экранизировать произведение Валентина Распутина возникла у нас с режиссером Ниной Чусовой. Мы хотели получить права на экранизацию, и я собиралась быть исполнительным продюсером в этом проекте. Эта история долго длилась. Мы ходили к Распутину, потом в качестве режиссера возник Прошкин, подключилась компания «Централ Партнершип».
Я фактически свела всех этих людей, но в конце концов стало ясно, что Валентин Григорьевич отдает права под меня — чтобы я играла главную женскую роль. А у меня не было такой цели — инициировать проект, чтобы там играть. Я хотела продюсировать фильм. Но раз уж так вышло, то я, грубо говоря, довела все это до подписания контракта по правам, а дальше уже осталась актрисой и, наверное, креативным продюсером.

C А тебя вообще привлекает профессия продюсера?
Д Посмотрим, мне бы хотелось дальше этим заниматься, если получится. Просто нужно еще дозреть, да и чтобы случай подвернулся, материал попался хороший. Или, может быть, закрутится какой-нибудь проект с кем-то из молодых режиссеров. В общем, полагаюсь целиком на случай. Я убеждена, что все приходит именно в то время, когда ты к этому готов. Значит, я пока не готова.

C Скажи, а продюсер — циничная профессия?
Д Да, и во многом.

C А ты циничная?
Д Да, и во многом. Хотя скорее ироничная, но это тоже цинизм. Просто мне кажется, что «ироничная» — это более приятное слово, чем «циник». Правда, в нашем современном мире важно быть в хорошем смысле циником.

C Ты легко добиваешься от людей того, что тебе нужно?
Д Я не дуболом, не бывает, что я прямо рогом пру. Я в этом смысле, наверное, ленивая. Конечно, буду до последнего пытаться, но как только почувствую, что не получается, то, скорее всего, оставлю это дело.

C Помню, два года назад в интервью ты говорила, что не поддаешься никакой классификации и являешься «странным типом». А сейчас?
Д Сейчас тоже не особенно. (Смеется.) Хотя, например, поняла, что я абсолютно семейный, домашний человек, что это главное в жизни и куда важнее работы, что мне это необходимо как воздух. Ну там, дети, не знаю, собаки, хозяйство. Живу я ради этого.

C Как же это будет сочетаться с твоей работой?
Д Правда, не знаю. Если раньше я задумывалась над тем, что, мол, а как же я буду ребенка рожать, ведь я же перестану играть спектакли, сниматься, то сейчас думаю: да и по фигу! И одного, и двух, и трех я бы родила подряд и вообще наплевала бы на все на свете! Я понимаю, что это определенный профессиональный риск, но мы же продавцы воздуха… Сколько из тех фильмов, в которых каждый из нас снимается, будут смотреть через десять, двадцать, пятьдесят лет? Дай бог, чтобы один-два, это большая удача. Кто тебя будет помнить через 50 лет, если ты не Станиславский? Единицы. А твоя семья, дети, человек, с которым ты живешь, твой муж, твои родители, самые близкие друзья — вот это все дорогого стоит. Я вспоминаю свою маму (Актриса Марина Левтова. — Прим. ред.), которая всегда говорила, что если придется выбирать между работой и домом, то она выберет дом не задумываясь. И сейчас я понимаю — на уровне головы и сердца, — что она имела в виду, чему меня учила. Все так и есть. Ведь актерская профессия на самом деле во многом развращающая, она хорошего в характер, в сущность человеческую не добавляет.

C А что плохого?
Д Любование собой, дурной характер, потому что, если ты получаешь популярность, у тебя растет самомнение, появляется ощущение, что ты главный, времени на других нет — занимаешься только собой. Я ни в коем случае не хочу никого обидеть, но в этой профессии редкие люди — настоящие. А еще излишний инфантилизм, который я терпеть не могу, или то, что я называю fucking sensitive. Я это все в себе вижу, стараюсь погасить, и, слава богу, близкие мне люди помогают. Другое дело, что это занятие дает определенную меру свободы. Я тоже осознаю, что у меня есть имя, лицо, меня знает большое количество людей, и это дает мне определенные возможности. Начиная от приятных мелочей — когда приходишь в магазин, тебя тут же узнают, и заканчивая тем, что тебя куда-то приглашают, ты периодически ездишь на фестивали в разные страны мира совершенно бесплатно. Ты зарабатываешь достаточно денег, чтобы жить, одеваться, в общем, если даже и не излишествовать, то хотя бы жить выше среднего.

C Даш, ты обычно легко прощаешь обиды?
Д Я обидчивая, но глубокие обиды не так часто случаются, а по мелочам я могу разобидеться на день, на несколько часов. Хотя это я больше играю: если мне надо чего-то добиться, то губы и надуваю. (Смеется.) Серьезные обиды у меня случаются редко, я вообще конфликты не люблю, у меня в семье такого практически не было, поэтому меня сейчас это всегда коробит ужасно.

C Ударить человека можешь?
Д Всерьез? Наверное, нет. Хотя, если на меня будут нападать, то да, могу. Кстати, у меня были ситуации, когда меня грабили, сумку отнимали, или в метро кто-то за попу прихватит… Ну, а что, знаешь, с девушками много чего в метро случается. Там, бывает, хватают. Тогда я маленькая была, а сейчас по морде треснула бы только так. И еще если партнер некорректно поведет себя во время постельной сцены, тоже могу залепить.

C Я тут читал про драку на съемках клипа группы «Жуки», где ты играла…
Д (Смеется.) Это на самом деле байка, ее продюсеры запустили. Драка была по сюжету, ее придумал режиссер клипа Андрей Томашевский. Сюжет там такой: к нормальной девочке лезут то какие-то ботексные укалыватели, то стилисты, то визажисты, а солист группы «Жуки» всех от нее отбивает. А она катается на качелях, на все это не реагирует. Потом падает, и у нее ломается зуб. Она становится беззубая, а он ее все равно любит. И в процессе съемок мы придумали, что в конце эта девочка, моя героиня, бежит к парню драться, потому что он ее с качелей свалил. Вот так у нас начинается глобальная драка…

C Часто ли тебе по жизни приходится играть?
Д Я иногда замечаю за собой такое, но всячески стараюсь этого не делать. Если и случается, то всегда для достижения каких-то конкретных целей. Например, когда меня останавливает гаишник, а я нарушила правила, начинаю изображать из себя дурочку — и это нормально. Все девочки так поступают. Но играть по жизни — нет, со мной такого не бывает.

C Тебе влюбленность помогает работать или мешает?
Д Мне кажется, что депрессивное состояние более творческое. Когда тебе плохо, несчастная любовь — это состояние более творческое, в тебе начинают работать какие-то другие, термоядерные процессы. Наверное, Бокаччо не написал бы «Декамерон», а Шекспир свои сонеты, если бы не женщины. Я совсем не тот человек, который влюбится и начинает лениться, хотя иногда хочется побыстрее уйти с работы домой или вообще куда-нибудь уехать с любимым и кайфовать. Но в спокойном, умиротворенном состоянии мне тоже совсем неплохо.

C Ты сейчас намного увереннее чувствуешь себя на сцене, на кастингах, на площадке, чем несколько лет назад?
Д В какой-то момент у меня даже было такое ощущение, что вот прямо ух, я все могу! Я вообще горы сверну! Сейчас, наоборот, это чувство пропало, я опять почувствовала, что ничего не понимаю, не могу — может, мне надо поучиться? Есть же известное изречение Сократа, что чем больше я знаю, тем больше понимаю, что не знаю ничего. Вот и я думаю: может, мне надо срочно заново учиться, ехать за границу, читать книги, ходить на мастер-классы… Уверенность ведь сильно расслабляет. Хотя надо сказать, что я все-таки не закостенела. Работаю с оркестром Федосеева, они меня пригласили читать вместе с Михаилом Филипповым отрывки из «Войны и мира», что само по себе большая честь. Владимир Иванович дирижирует, а мы читаем. И я так волновалась, что тут слово «перенервничать» кажется скромным.

C А учиться ты всерьез собралась?
Д Ну так… Я думаю: может, правда поехать хотя бы на пару месяцев за границу — поучиться, посмотреть на другую культуру. Вариантов много, я понимаю, что надо отдохнуть. У меня было очень много работы, пришла пора почитать книги, послушать музыку, картины посмотреть, куда-то съездить. Надо что-то в себя впитать, иначе тебе скоро совсем нечего будет отдавать. Это такая усталость, опустошенность.

C А отпуск-то в театре дают?
Д Наверное, недельку. Отпускают, когда между спектаклями есть пауза.

C Помню, как два года назад у тебя в машине лежал диск группы «Каста», а сейчас Бетховена слушаешь…
Д Бетховен, наверное, как-то связан с моей работой с оркестром Федосеева. Знаешь, у меня в семье никогда особенно не слушали классическую музыку, не прививали мне интерес к ней целенаправленно, родители этим сами не увлекались. То есть я всегда знала, что слушать музыку надо, что она наполняет духовно, но сама никогда этого не чувствовала. А когда начала работать с оркестром Владимира Ивановича Федосеева, как-то вдруг очень четко ощутила всю чувственную подоплеку классической музыки, она во мне вызывает определенные эмоции, всплески.

C Я сейчас спущу тебя с небес на землю: девочки твоего возраста Диму Билана слушают…
Д Да и я очень нормально к нему отношусь. Считаю, что он очень талантливый, у него замечательные голосовые данные, невероятная энергия. Я с ним знакома, он приятный парень, творческий. Еще девочки любят, скажем, группу «Корни». Мы все представляем эту группу в том виде, в котором слышим, — достаточно попсовая история. Но, например, мой друг Паша Артемьев очень талантливый человек, он стихи пишет. И у них есть диск, который называется «Дневники Паши Артемьева», и там совсем другая музыка, которую поет Паша. Это просто продюсер Матвиенко сумел превратить фантастическую, лирическую композицию «А моя любовь живет на 25-м этаже» в попсовый хит.

C А тебе не кажется, что при таких талантах оказаться на «Фабрике звезд» — это значит пойти на компромисс с собой и искать легкий путь? Все равно как если бы ты вдруг начала сниматься в 100-серийном проекте?
Д Я, конечно, понимаю, что такая опасность для меня существует, но у меня в этом смысле тот самый счастливый случай — меня к себе сразу Георгий Данелия взял сниматься (Фильм «Фортуна». — Прим. ред.). А вот Пашу Артемьева я знала еще до «Фабрики звезд», помню, он у нас несколько месяцев помощником режиссера работал на картине «Театральный блюз». У нас даже съемки проходили на квартире у его сестры Оли Артемьевой, невероятно талантливой поэтессы, стихи которой я неоднократно читала публично. И Пашка сказал: «Все, иду в проект «Фабрика звезд». Я спросила: «Да? Интересно, а чего ты там будешь делать?» Он говорит: «Я буду свою музыку двигать!» Просто за счет этого он получил доступ к своему слушателю.

C Ты часто говоришь про желание стать матерью. Когда же? Ты уже все распланировала для себя?
Д Не заню, мне кажется, это невозможно планировать. У меня никаких конкретных планов пока нет, Бог даст — так и ладно, я к этому так отношусь.

C Совсем забыл спросить: а на каком свидании девушка должна спать с мужчиной, если замуж за него собралась?
Д Ой, так у всех по‑разному. Кто-то гуляет три года, а потом оказывается, что рядом совсем не тот человек, который нужен. А кому-то хватает мгновений, чтобы понять, что все складывается хорошо. Но постель и совместная жизнь — это же разные вещи. наверное, лучше сначала понять, подходит ли тебе человек, а потом уже с ним спать. А не наоборот.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить