М. Найт Шьямалан: «Я боюсь всего»

Маэстро мистических триллеров М. Найт Шьямалан («Шестое чувство», «Знаки», «Девушка из воды») попробовал себя в жанре научной фантастики, став режиссером фильма «После нашей эры». Мы поговорили с ним о страхе, Сибири и работе с семейством Смитов.

М. Найт Шьямалан: «Я боюсь всего»

Как вам работалось со Смитами?
Они супертрудяги! Всегда приходили вовремя, тренировались, готовились. Они делали все, о чем я их просил — будь то работа над акцентом или размышления над ролью. Они отлично выполняли домашнюю работу. Иногда, когда делаешь фильм с подростком, берешь в расчет его непрофессионализм, но это не про Джейдена.

Кадр из фильма
Кадр из фильма «После нашей эры"/kinopoisk

Что общего у всех ваших фильмов?
Страх неизвестного и неопределенное ощущение твоей связи с чем-то во вселенной. Это чувство из детства, когда ты интуитивно знаешь очень многое.

Вы много размышляете о страхе…
Страх — очень философская вещь. Например, это инструмент эволюции, который заставлял людей сидеть в пещерах, вместо того чтобы идти куда-то, где их могут съесть. Если бы не было страха, не было бы человека. Страх держит тебя в группе, обеспечивает безопасность, но при этом ограничивает. И это твой личный выбор — преодолевать его или нет. В этом идея фильма: ты знаешь, что находиться в этом месте небезопасно, но перешагиваешь через страх и идешь дальше.

Однажды мы ходили с детьми в музей домашних животных, и сотрудники рассказали нам, что каждые полтора месяца зверюшки умирают от рака. И я заметил, что мы тут же стали бояться трогать этих животных. В нас появился страх заболеть раком. Страх держит нас на расстоянии и ограничивает в познании — и мира, и самих себя.

Кадр из фильма
Кадр из фильма «После нашей эры"/kinopoisk

А чего вы боитесь?
Я боюсь всего и я боюсь каждый день. Не знаю почему, мне это даже надоедает. И с годами становится только хуже. Хорошо, что у меня есть дети: беспокойство за них помогает забыть мои собственные страхи.

Почему вы снимали именно в Коста-Рике?
Довольно-таки непросто найти на планете место, в котором человек никогда не бывал. Всего около четырех процентов Земли считаются нетронутыми, так что выбирать пришлось из этих четырех процентов, и Коста-Рика — самое древнее и дикое место из всех.

Еще есть Сибирь!
Некоторые места недоступны для съемок из практических соображений. (Смеется.)

Кадр из фильма
Кадр из фильма «После нашей эры"/kinopoisk

Фильм «После нашей эры» и об экологии в том числе. Как относятся к этой теме в вашей семье?
Я озабочен вопросами окружающей среды больше своих родителей, а моя 16-летяя дочь — больше, чем я, 13-летняя дочь — больше своей старшей сестры, а уж 8-летняя дочка — самая сознательная из всех нас. Она убеждена, что мы не должны наносить вред природе. Каждое следующее поколение сознательнее предыдущего, я наблюдаю эту тенденцию в собственном доме. До фильма «После нашей эры» я не догадывался, что беспокоюсь о состоянии окружающей среды. Когда я делаю кино, я осознаю вещи, которые по‑настоящему для меня важны.

Беседовала Александра Сороковикова

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить