Ляйсан&Зульфия Утяшевы

Мы попросили спортсменку и журналистку Ляйсан Утяшеву… откровенно поговорить с мамой. А потом маму — с Ляйсан.

Ляйсан&Зульфия Утяшевы

Специально для нашей спецсекции мы попросили спортсменку и журналистку Ляйсан Утяшеву… откровенно поговорить с мамой. И даже несмотря на полное взаимопонимание в этой семье, они обе узнали друг о друге еще больше. Бери с них пример!

Л: Мамуль, а что ты почувствовала, когда первый раз увидела папу? Ты сразу поняла, что именно от этого человека ты родишь ребенка?
З: Это была удивительная встреча. На втором курсе иду я смотреть расписание, вижу: большое окно, высокий силуэт… И у меня в голове пронеслось: «Это ОН». Прошла мимо, встретились глазами. После этого мы постоянно сталкивались. Но не разговаривали, только смотрели друг на друга — и все. В конечном итоге нас познакомили. Но еще до этого я знала, что у нас все получится. Наверное, от подобной любви и рождаются вот такие дети.

Л: А как ты относилась к тому, что о нем говорили? Ведь он был самым красивым молодым человеком в твоем вузе и, мягко говоря, бабником. У меня та же проблема. Мой молодой человек тоже очень красивый, и я постоянно слышу со всех сторон всякие сплетни и не всегда знаю, как с этим справляться.
З: Жутко переживала. Я младше его, опыта никакого, только очень строгие нравы и уверенность: мой первый мужчина должен стать моим мужем. Но у меня с мамой не было таких отношений, как у нас с тобой, и я не могла с ней посоветоваться. Все проблемы приходилось решать самой…

Л: Ну да, поэтому после первого же поцелуя с папой ты побежала к гинекологу. (Смеются.) Неужели не было никакой литературы?
З:Ее просто не печатали! И у подруг я не могла спросить, потому что воспитание не позволяло.

Л: Вашей любви хватило на 17 лет. И вы разошлись. Я тоже хочу выйти замуж по такой же любви. Но перед глазами твой пример. Каждый раз я думаю, что даже такая любовь заканчивается. Это пугает. Я ужасно боюсь, что брак разрушит любовь.
З: Бояться не надо. Брак — это правильное развитие любых отношений. Я твердо убеждена в том, что дети должны рождаться в браке. И замуж надо выходить раз и навсегда. Я так и выходила. Куда все делось? Сложный вопрос. Когда в браке растут двое, то и отношения растут вместе с ними. В нашем браке я росла, а твой папа нет.

Л:Мам, а что ты почувствовала, когда узнала, что беременна?
З: Я тогда училась на четвертом курсе. Мы с папой этого не планировали. Особенно переживала свекровь. Она все время говорила моим родителям: «Проследите, чтобы Зульфия не забеременела». Но когда это случилось, я восприняла новость очень спокойно и подумала: «Значит, так должно быть».

Л:То есть, если ты узнаешь, что я беременна, обрадуешься и поддержишь меня и не будешь настаивать, чтобы я приняла какие-то меры?
З: Ни в коем случае не буду. Тебе пора. Заметь, мне тогда было 18.

Л: Ну да, а я уже стара — мне все-таки 23… Кстати, о годах. Как ты справилась с моим переходным возрастом — когда я нацепляла огромные очки, жуткие платформы на тонкие ноги, кепку и слушала Prodigy? Ведь ты всегда меня приучала к литературе, хотела, чтобы я похожа была на девочку — в платьицах, с косичками. А я красила ногти черным лаком и не следила за собой. Ты же переживала…
З: Помнишь, я сама купила тебе «утюги». Да, я пыталась донести до тебя мысль, что такая платформа на тоненьких ножках смешна. Но мне в свое время во многом было отказано, ведь в стране ничего не было, и я была уверена: у моего ребенка должно быть все самое лучшее. И если лучшее для него — «утюги» и черные ногти, ну что же.

Л:Тем не менее ты видела во мне леди, а я была просто антиледи…
З: Не забывай, что ты занималась художественной гимнастикой…

Л:Вот именно! Это был ужасный парадокс — «художница», член сборной России в таком вот прикиде…
З: Да, это действительно был контраст. Но я всегда очень спокойно воспринимала это, была уверена, что чувство прекрасного однажды обязательно проявится. А у тебя оно было.

Л: А моя первая татуировка в 16 лет на животе?
З: Ну ты же мне объяснила, зачем ты это сделала. И я поняла.

Л:Хорошо, а вторая татуировка?
З: Теперь ты уже взрослый человек — и своим телом распоряжаешься сама. Хотя я с удовольствием посмеюсь, разглядывая сморщенные татуировки на твоем сморщенном теле, когда мне будет 100, а тебе 80. (Смеется.)

Л:Почему, ну почему ты меня не остановила, когда я перекрасилась в блондинку?!
З: (Смеется.) Это было ужасно! Но у вас было повальное увлечение в сборной, и вы все делали эти жуткие пряди. И останавливать тебя было бессмысленно. Я предпочла, чтобы ты попробовала и наконец поняла, что темные волосы идут тебе гораздо больше.

Л:Ну да, после этого у меня выпала половина волос.
З: Ну я считаю, что лезть со своими нравоучениями — дурной тон. На самом деле я люблю, когда ты меня чему-то учишь. И я тебе благодарна. Если бы не ты, я бы не выглядела так прилично в свои годы. Мне очень нравится твое чувство стиля, нравится ходить с тобой по магазинам…

Л:Угу, а мне вот с тобой не очень нравится. Я захожу и сразу вижу, что мне нужно. А ты можешь два часа выбирать одно платье!
З: Именно поэтому я стараюсь ходить по магазинам за границей одна, чтобы тебя не травмировать.

Л:А ты не боялась, что своим бесконечным пониманием и отсутствием давления ты меня избалуешь?
З: Я считаю, что детей надо баловать. И любить. При этом не эгоистично, а так, чтобы ребенку было хорошо. Когда ребенок в коляске, мы его наряжаем не для него, а для себя. И я с удовольствием тебя наряжала — шила ночами, вязала. Именно тогда вырабатывается чувство стиля. А потом надо отпустить и ждать, когда все заложенное в детстве выплывет наружу.

Л: А что ты можешь мне сказать по поводу моего ужасного характера? Помнишь, как я шантажировала тебя художественной гимнастикой и говорила: «Я зарежусь, если ты меня не пустишь в зал!" Как ты все это выдержала?
З: Ну, во-первых, ты перегибаешь палку по поводу «покончить жизнь самоубийством…»

Л:Как это?! В 12 у меня были такие мысли. Я же тогда схватила нож…
З: Нож, замечу, был деревянный, для мягкого масла…

Л:То есть чувство юмора тебе в тот момент помогло?
З: В общем, да. (Улыбается.) Я сидела, кажется, вязала, а тут появилась ты с этим ножом, который, кстати, сама же и привезла из Швеции. Было ужасно смешно.

Л:Не забыла наш первый поход в ночной клуб, в «Рок-Вегас»?..
З: Наш первый поход в ночной клуб состоялся, когда тебе было восемь лет, и это был «Ночной Париж» в Волгограде (мы уехали в Москву в 97-м). Ты приехала с первых сборов и спросила: «Мама, а что такое ночной клуб?» Я спросила: «Ты хочешь узнать?» — и отвела тебя туда поужинать.



Л: А помнишь, когда мне было лет 8, я тебя на весь трамвай спросила, что такое секс, увидев надпись на афише? На тебя весь трамвай обернулся, чтобы послушать, что же это такое…
З: Отлично помню. Я покраснела ужасно, но как-то тебе объяснила — как именно, сейчас уже не вспомню. Но, знаешь, я всегда старалась не допустить в наших с тобой отношениях те промахи, которые допустили мои родители. Поэтому мне ужасно нравилось, что ты обращаешься с подобными вопросами ко мне — пусть и не в самый подходящий момент. (Улыбается.)

Л: А моя первая двойка по русскому… Я спрятала дневник под кровать и завела новый. Ты во время уборки нашла его. Я пришла из школы, а ты в дверях с ринговкой от собаки и готова меня убить. Был жуткий скандал, ты бегала за мной по всей квартире, за нами бегала наша собака…
З:Но было же весело! (Смеется.) Помню жуткую обиду: «Почему ты не сказала?! Неужели я не заслужила, чтобы мне говорили правду?»

Л: Ну я же боялась! Ты была отличницей, а я принесла двойку, да еще и по твоему любимому предмету. Я написала «абтека»…
З: Конечно, я была в шоке: проходя каждый день мимо аптеки, ты не запомнила, как это пишется. Первый порыв был «убить на месте». Но потом поняла, что это мой пробел, раз я не смогла научить тебя элементарным вещам. Я уверена, что если дети что-то не так делают, это всегда вина родителей.

Л: Я знаю, что следующий вопрос не легок для тебя, но меня очень волнует эта тема. Что ты почувствовала, когда увидела меня после операции с окровавленными ногами? После первой травмы ты была категорически против того, чтобы я продолжала, но я выпросила второй шанс. Ты отговаривала меня от гимнастики в 9, в 12 и увидела меня на операционном столе в 17 лет.
З: Как бы пафосно это ни звучало, первой была мысль: «Почему там не я, а мой ребенок? Почему я не смогла настоять на своем, чтобы этого не произошло?» (Сглатывает слезы.) Я лишь недавно простила себе полгода, которые ты прожила без меня в Волгограде. А ту травму… пожалуй, до сих пор себе не простила.

Л: Давай о чем-нибудь радостном. Ирина Александровна Виннер — тренер, избавивший меня от психологических проблем, сделавший меня, к ней я до сих пор могу обратиться, когда у меня проблемы. И я всем говорю о ней «моя вторая мама». Не ревновала ли ты?
З: Может, тебя это удивит, но ревности не было. Мой принцип: чем больше родственников, тем лучше. Здорово, когда твоего ребенка окружают люди, которые относятся к нему с добром, нежностью, любовью.

Л: Мам, а как ты относишься к моим молодым людям? Они тебе нравятся, или ты стараешься меня не расстраивать своими комментариями?
З: Замечательно я к ним отношусь. И знаю, что у тебя внутри есть стержень: восточные гены, воспитание. Они всегда срабатывают в нужный момент. И какое я имею право указывать? Если ты спрашиваешь мое мнение, я его всегда высказываю, а в остальном доверяю тебе. Помнишь, как один молодой человек, которого ты видела мельком, предложил тебе встретиться, а ты сомневалась и взяла меня с собой?

Л: Да, и выдала тебя за двоюродную сестру из Башкирии…
З: Ну вот как раз тогда я прямо выразила тебе все, что по его поводу думаю, написав sms: «Пошли отсюда». Тебе было 18, а ему хорошо за 30…

Л: Да я и сама тогда думала, что ничего хорошего из этого не выйдет, но сомневалась: «А вдруг мне как раз и нужен кто-нибудь постарше?..»
З: Ты знаешь, что я думаю по поводу возраста. Тебе нужен кто-то молодой, интересный, чтобы вы могли вместе расти, вмести двигаться дальше…

Л: То есть тот молодой человек, с которым я сейчас встречаюсь?
З: Да, именно он. Вот он мне очень нравится. (Улыбается.)

Л: Я бы застрелилась, если бы моя дочка в свой 19-й день рождения ушла бы с молодым человеком со словами: «Я сегодня ночую у него». То есть заявив, что у нее сегодня будет первый сексуальный опыт. Твои чувства?
З: Во‑первых, тебе было не еще 19, а уже 19. Я свой первый сексуальный опыт пережила чуть более юной. А во-вторых, я знала, что у тебя к нему большое чувство. А это главное.

Л: Но как доверить дочь молодому красивому футболисту, в которого она безумна влюблена и в котором ты совершенно не можешь быть уверена?
З: Он не мог тебя обидеть. Это было видно. Если бы на его месте был сорокалетний дядька с очевидными намерениями, я бы точно сказала «нет!". А этот молодой человек из хорошей семьи, о чем мы обе знали. Конечно, я прекрасно понимала, что вы вряд ли дальше вместе пойдете по жизни, но я считала, что если ты к этому готова, пусть это лучше будет с ним.

Л:Ты гордишься мной?
З: Горжусь. Но такого ярко выраженного чувства нет. Я тебя просто любила, люблю и буду любить.

Л:Признайся, тебя раздражает моя экстремальная манера вождения?
З: Нет! Я очень благодарна передаче «Главная дорога», после которой у тебя появилась эта уверенность. Ты же сама говоришь, что есть три категории водителей: женщины, мужчины и спортсмены. Я за тебя спокойна. Если ты в свое время могла так скоординироваться, чтобы вовремя поймать булаву, то здесь тем более справишься.

Л:Хорошо, а мое безумное желание купить шпица?
З: Вот это нет! Я против! Нет, пожалуйста, покупай. Только я ничего не буду для него делать. У тебя уже есть кошка Герда, но я переживаю за нее больше, чем ты. После того как мы 13 лет прожили с нашим чау-чау, я знаю: у меня больше не будет собак. Все.

Л:Ладно, не горячись. Лучше скажи, ты довольна своей жизнью?
З: Когда мне было столько же, сколько тебе сейчас, я была уверена, что проживу всю жизнь с мужем, буду достойно зарабатывать — и все, больше ничего не волновало. Не сложилось. Но сегодня у меня потрясающая взрослая дочь. И я сама еще молодая и интересная. У меня молодой и интересный бойфренд. Я не чувствую свой возраст. И даже мечтать не могла о таком. C

Благодарим ресторан «ШЕНОНСО» за помощь в проведении съемки.

АЛЕКСЕЙ БАШМАКОВ. ИГОРЬ ХУЗБАШИЧ. ВИЗАЖИСТ: ЭРНЕСТ МАНТАНИОЛЬ. СТИЛИСТ: МАША ИВАНОВА.
НА ЗУЛЬФИЕ: ПЛАТЬЕ, BOSS BLACK; УКРАШЕНИЯ, ZENZERO. НА ЛЯЙСАН: ПЛАТЬЕ, MICHAEL KORS; БРАСЛЕТ, ERIKSON BEAMON

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить