Лучшая студия - дома!

Леонид Руденко — музыкант и диджей, чьи песни уже выучила добрая половина человечества.

Лучшая студия - дома!

Леонид Руденко — музыкант и диджей, чьи песни Destination, Everybody и Real Life уже выучила не только вся страна, но и добрая половина человечества. Леонид стал первым за последние пять лет музыкантом из России, который попал с треком Everybody в самый престижный чарт Европы — Тop 40 UK.

Cosmo: Ты завидный жених. И богатый, наверное?
Леонид: Теперь нет. Я машину купил. Но деньги и зарабатываются, чтобы их тратить и получать от этого удовольствие.

С: Какую машину?
Л: «Порш Кайен». Турбо.

С: Значит, скорость любишь.
Л: Я не люблю скорость и не люблю гонять за 200. Это небезопасно по нашим дорогам. Но мне нравится ездить на мощной машине 60 км/ч и знать, что она мощная. Могу быстро остановиться, быстро разогнаться. В универе все думали, что я работал в автоиндустрии, никто не знал, что я занимался музыкой, кроме близких людей.

С: Скрывал?
Л: Нет, но в школе, когда я пытался говорить об этом с ребятами, они смеялись, и я понял: это не обсуждается.

С: Я поняла, почему ты часто опаздываешь.
Л: Почему?



С: Потому что едешь 60 км/ч.
Л: Кстати, абсолютно не поэтому. Я вообще часто пользуюсь общественным транспортом — на метро иногда быстрее доедешь. И не вижу в этом ничего такого. Все люди одинаковые. Кто-то журналист, кто-то банкир, кто-то музыку пишет — и это не значит, что кто-то из этих людей не может провезти свою пятую точку в метро.

С: Тебе нравится работать на танцполе?
Л: Все зависит от обстановки. Сейчас все классно проходит. Накопился материал, который люди узнают. 3 песни 100% знают: Destination, Everybody и Real Life. Удовольствие от того, что ты пишешь узнаваемую музыку, и удовольствие, когда играешь как диджей, — это разные вещи. Так получилось, что я совмещаю и то и другое.

С: На танцполе в России не танцуют. Как на Западе с этим дело обстоит?
Л: У нас специфическая страна со своим менталитетом, со своими взглядами на музыку, с ремиксами русских песен в клубах. В Москве не танцуют — это факт. Только на негламурных плошадках, на вечеринках типа Arma17, Gaudi arena. Когда была вечеринка Руденко в «Опере», по счетчикам набралось 2000 человек — это круто. И танцевали. У меня всегда танцуют. А в Европе люди более раскрепощенные, подготовлены к экспериментам. У нас же ждут только те 10 хитов, которые они уже послушали по радио.

С: Сам часто ходишь по клубам?
Л: Мне они не нравятся как места отдыха. Мой отдых — на пляже полежать, поспать, в футбол поиграть, но только не в клуб. Это как если бы работники банка на выходные в банк приходили…

С: Я читала, что ты через Интернет свою музыку продвигал, это правда?
Л: Как я понимаю, это значит выкладывать свои песни в Интернет для скачивания? Я такой ерундой никогда не занимался. Но пользовался Интернетом как почтой: высылал свои демозаписи, когда в школе учился. Но никогда я не размещал свои песни на мегафорумах, чтобы люди за них голосовали.

С: Как долго ты отправлял записи?
Л: Года 4 мне никто не отвечал. И когда ответили, я уже настолько перехотел… К тому же первые контракты у меня были крайне неудачными, кабальными. От одной компании я убегал с юристом. Сейчас я опытный пловец.

С: Кто из звезд исполнял твою музыку?
Л: Абсолютно неважно, кто. Люди так гонятся за известными именами…

С: Потому что, привлекая звезду, ты автоматически привлекаешь ее аудиторию…
Л: Да, ты автоматически становишься под ее зонтик. Я раньше тоже так думал. Но сейчас понимаю, что сотни песен становятся хитами, имея неизвестных исполнителей. Главное — голос. У меня в альбоме будут песни с Шеной — знаю, в России это имя большого резонанса не вызывает, а в мире она — хаус-дива. Еще имена — Junior Jack, Michael Gray, даже если ты их не знаешь, музыку точно слышала. Есть у меня в альбоме песня с теткой, которая поет Last night DJ saved my life, — из английской десятки. Эти имена в России скорее для профессионалов, нежели для широкой аудитории. Широкой аудитории интереснее, сделал ли я песню с Мадонной. Так вот: я этого пока еще не сделал!

С: А с кем сделаешь?
Л: С Бейонсе хочу. Есть списочек мировых поп-артистов, с которыми я хотел бы поработать. Ne-Yo, Тимбалэнд — все r’n’b-шные ребята, они мне очень нравятся… Келли Кларксон.

С: А были предложения инвестировать в тебя деньги?
Л: В любом действии я хочу видеть здравый смысл. В такого рода предложениях я его не вижу. Любые деньги, которые вкладывают, надо возвращать. Зачем мне от кого-то зависеть? Потом начнется «нравится-не нравится»… Я могу сделать все самостоятельно.

С: Какой клип сейчас снимаешь?
Л: Четвертый. На новую песню. Песня будет необычная. Многие артисты делают ошибку, может быть, не специально, — они пытаются повторить свой первый хит. У Бенни Бенасси все песни одинаковые. Есть Satisfaction, остальные — ее клоны. А мне интересно работать в новом стиле, в разных направлениях. Я абсолютно разную музыку люблю. Поэтому это будет то, что вы еще не слышали. Возможно, это будет дуэт. Девочка-мальчик.

С: А кто снимает клип?
Л: У меня не было опыта хорошей работы с русскими режиссерами. Опыт работы над клипом Destination, на мой взгляд, нельзя назвать положительным. Видео оказалось не таким, как я ожидал. Поэтому Real Life и Everybody сделаны полностью западной командой. Есть шанс, что так же произойдет и с этим видео. Хотя и в России есть люди, которые снимают очень хорошо. Все зависит от самой идеи.

С: Насколько велика маржа от того, какие деньги ты вкладываешь и какие потом получаешь?
Л: Музыкальные деньги — прямые от продаж — очень длинные. Если я сегодня выпустил песню (Everybody поступила в продажу в феврале), то увидеть картину того, сколько я на ней заработал, смогу только года через 2. Этот бизнес проходит через много рук. Например, ушла лицензия в одну страну…

С: Сколько у тебя сейчас стран?
Л: Everybody со времен t.A.T.u. — самый глобальный русский релиз, в нем приняли участие 60 стран. И, наверное, это одна из самых лицензированных песен года. Есть правообладатель, допустим, в России, он дает лицензию кому-то на сборник, кому-то на мобильный контент, песни на радио. С радио авторское вознаграждение приходит правообладателю, правообладатель отчитывается моему менеджменту, мой менеджмент — мне. В общем, деньги от продажи музыки идут очень долго. Деньги от гастролей приходят быстрее. Что касается именно песен как заработка…

С: Сколько ты берешь за выступление?
Л: Я не могу измерить вложение в песню деньгами, я могу измерить песню своим временем.

С: Самая долгая песня, которую ты доводил до ума?
Л: Кажется, Destination. Три месяца делал. Никак не мог с ней справиться.

С: У тебя много гастролей в России?
Л: Да. И много по Прибалтике. Увеличилось число гастролей в Европе, поскольку сейчас выходит follow-up — продолжение песни Everybody. И, чтобы разогреть интерес перед второй песней, сделали специальный mash-up — Everybody Sexy back называется. Музыка от Everybody и вокал от Джастина Sexy back — очень круто получилось! Недавно я вернулся из Канн, там один из самых больших клубов Европы — «Пале». С июля по август вечеринки нон-стоп каждый день, там мегазвезды. Передо мной выступал Дэвид Гетта, после меня — Мартин Солвейг. Вот такие ребята!

С: Ты много путешествуешь. Где самые красивые девушки?
Л: Я все-таки уверен, что у нас.

С: А на Украине?
Л: Белоруссия, Украина, Россия — все одно. В нашем регионе…

С: Однако Белоруссия и Украина уверенно идут не в нашу сторону.
Л: Пусть идут куда хотят. Музыка — это международный язык общения, который понятен всем, независимо от вероисповедания, политических взглядов и цвета кожи.



С: Тем не менее политика и религия вмешиваются в музыку, это видно у Мадонны и прочих.
Л: Не надо ставить Мадонну в один ряд со всеми остальными. Для Мадонны — это фишка. Это ее маркетинговый ход — и не более того. Вот Бейонсе — да! Она мулатка и популярна по всему миру. И, наверное, в мире немало расистов, которые плохо к ней относятся. Однако это не мешает ей собирать стадионы.

С: Есть в Москве хорошие записывающие студии электронной музыки?
Л: «Электронная музыка» убираем. Сейчас по сути любая музыка поп-исполнителей является электронной.

С: А как правильно называть?
Л: Просто музыка. Если назвать мои песни «Бритни Спирс», все скажут: «О, это — поп!" Но поскольку все это называется Rudenko featuring…, все говорят: «О, это танцевалка!" А почему? Да потому что это Руденко и диджей. Точно так же есть сейчас песни Дэвида Гетта и Келли Роланд — по всему миру номер один. Назови просто Келли Роланд — поп. Дэвид Гетта и Келли Роланд — уже дэнс. Хотя она прекрасно звучит в дневном эфире всех радиостанций и телеканалов. Это разница, которая сидит в голове у людей… Студия сейчас вообще не имеет никакого отношения к музыке. Весь инструментарий, которым ты пользуешься, можно вместить и в свой ноутбук, и в компьютер помощнее. И от этого ничего не изменится. Влияет лишь то, как люди этим инструментарием умеют пользоваться. Я, например, не пользуюсь московскими студиями, разве только в случае записи живых инструментов. Лучшая студия в Москве — у меня дома!

С: Тебе 24…
Л: Я уже большой.

С: Ты быстро достиг известности. Это изменило твою жизнь?
Л: Думаю, нет. Я продолжаю заниматься тем, что люблю, тем, что, надеюсь, получается. И я получаю удовольствие от того, что это нравится другим людям. С другой стороны, теперь какие-то двери открываются легче, например в автосервис. (Смеется.)

С: Кем ты видишь себя лет эдак через десять?
Л: Наверное, я все-таки перестану выступать как диджей, когда у меня будет семья, дети. Хотя фиг его знает. Вот Тиесто 40, а он до сих пор ездит по всему миру… У меня есть планы, но я о них пока не говорю.

С: Знаешь, когда проговариваешь, то лучше для себя все формулируешь.
Л: Ну тогда, скорее, не через 10 лет, а через года 2−3.

С: Рассказывай!
Л: Скорее всего, я буду жить в другом городе. Осуществлять международную деятельность из Москвы очень трудно: все очень долго. Если летишь в Европу, надо приплюсовать минимум 2 часа к полету. Очень тяжелый трафик в Москве, отвратная организация движения. За что я плачу бешеный автомобильный налог? Я не вижу, чтобы строились новые дороги, чтобы что-то было отремонтировано. Нарушения не предотвращают, а только за них наказывают, причем взятками…
А еще я хочу больше мировых хитов, большие стадионы, хорошие концерты, сократить количество нудных выступлений для маленькой аудитории. В кино хочу сняться, например!

С: У какого режиссера?
Л: Просто сняться в крутом кино.

С: Может, у Бекмамбетова?
Л: Ну да, можно у него сняться. Или у братьев Коэнов. Хотя, если честно, я профан в кинематографе. Есть фильмы, которые мне очень нравятся. «Бесславные ублюдки» во второй раз посмотрю обязательно… Еще, кажется, мне подошел бы комический образ, как у Джима Кэрри.

С: Любишь шутить?
Л: Постоянно шучу, даже можно сказать, стебусь. Иногда люди не понимают мои шутки и обижаются. Пару раз из-за этого реально страдал. Я не под… ю, я просто так общаюсь. Юмор — это большая часть моей жизни. И в кино хочу быть комиком. Либо лирическим героем.

С: И в постельных сценах согласен сниматься?
Л: Почему нет? Есть пошлое, есть непошлое. Готов сыграть любого героя — того, кто мне по душе. Вот когда снимался клип Real Life, я играл фотографа. И хочу сказать: в кино сниматься с наскока не получится! Есть много задумок, идей, которые не связаны с музыкой. Попробую себя в роли телеведущего когда-нибудь. Мог бы Topgear вести… Главное — ощущать себя в своей тарелке. Передачу про косметику не смогу вести. Ни хрена в ней не понимаю.

С: Поклонницы пишут письма? В большом количестве?
Л: Пишут. Много. Хотя, наверное, Лазареву больше пишут.

С: А куда пишут?
Л: Слава богу, электронную почту никто не знает! В «Одноклассники», MySpace, «Вконтакте». Если сообщение душевное — отвечаю. Но очень коротко: «Спасибо!" В «Одноклассниках» добавляю только тех, кого знаю.

С: Назначал свидания через «Одноклассники»?
Л: Да, было 2 раза. Хорошие девушки оказались. Я поддерживаю отношения с ними. Это было до периода, когда мне «звездочку» поставили. На это нужно желание, время, а мне в лом как-то.

С: Говорят, однажды вечер с тобой разыграли за 120 тысяч. Это правда?
Л: Как тебе ответить… На одном из мероприятий продавали футболки, и моя футболка была самой дорогой. Я знаю девушку, которая заплатила за нее, и я, видимо, должен ей ее отдать… Еще не отдал. Познакомился с ней так — она сама сказала: «Привет, я купила твою футболку!"

С: Тебя никак не завлечь. Она даже футболку твою купила!
Л: Можно завлечь чем угодно.

С: А когда у тебя был первый сексуальный опыт? С кем?
Л: Кажется, классе в 9−10 м. Она была старше и не из моей школы. Я не был в нее влюблен. Что касается первого сексуального опыта, это девушки по этому поводу сильно заморачиваются. У пацанов все проще. Нам надо набраться опыта. У меня полно знакомых парней, которые никогда не оставляют у себя девушек на ночь. И не надо разговаривать, нечего обсуждать.

С: А ты?
Л: Если девушка сильно нравится, я считаю, что вызывать такси не нужно. Но пока все же чаще вызываю. Если встретится такая, которой не нужно вызывать…

С: У тебя ухоженный вид. Как часто тебя принимают за человека нетрадиционной ориентации?
Л: Не думаю, что у меня холеная внешность. Я не делаю никаких специальных педикюров, массажей, процедур. Стригусь, моюсь и чищу зубы. Я просто очень педантичный человек. Если одежда грязная, мне это не нравится.

С: Ты объясняешь людям: «Вот я — Руденко»?
Л: Нет. Они либо знают, либо нет. Чаще имя знают, в лицо — нет. «Проблемы с лицом» устраняю посредством клипа: снялся в большом эпизоде. Нужно время: люди слышат песню, потом ассоциируют ее с именем и только потом с лицом.

С: Сколько ты существуешь как бренд?
Л: В России обо мне узнали в июле прошлого года.
Беседовала Галина Кисанд

Благодарим компанию «Mirax» за помощь в проведении съемки.

ФОТОГРАФ: РОМАН ГОРЧАКОВ. ВИЗАЖИСТ: ЕВГЕНИЯ ФАТЕЕВА. СТИЛИСТ: ЛАДА АРЗУМАНОВА. НА ЛЕОНИДЕ: ДЖЕМПЕР, FRANKIE MORELLO; ЖИЛЕТ, NEIL BARRETT; KЕДЫ, BOSS GREEN; БРЮКИ, HUGO BOSS

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить