Ксения Собчак - разговор с собой

Идея интервью с самим собой у нас родилась давно. Мы долго не могли определиться с персонажем. Но кто, как не Ксюша Собчак, такая сложная, эпатажная и нетривиальная, справится с этим заданием? Она умеет расположить собеседника, любит покопаться в себе, может выложить все откровенно и хотела бы поговорить по душам с умным человеком.

Ксения Собчак - разговор с собой

Идея интервью с самим собой у нас родилась давно. Мы долго не могли определиться с персонажем. Но кто, как не Ксюша Собчак, такая сложная, эпатажная и нетривиальная, справится с этим заданием? Она умеет расположить собеседника, любит покопаться в себе, может выложить все откровенно и хотела бы поговорить по душам с умным человеком.

КСЕНИЯ Ксюша, формально ты теле­ведущая, причем не на центральном канале. Почему же именно тебя, а не, например, Анфису Чехову, Жанну Фриске, Андрея Малахова, Тину Канделаки — в общем, кого-нибудь еще, кто занимается шоу-бизнесом, так ненавидят, так обсуждают. Почему все так ждут, когда ты споткнешься и сделаешь что-то неправильно?
КСЕНИЯ Это, наверное, самый сложный вопрос, над которым я часто задумываюсь и не нахожу на него ответа. К сожалению, объяснение банально: зависть распускает свои ветвистые корни, и моя свобода раздражает внутренне зажатых совком наших сограждан. Если вдуматься, за что меня ненавидеть? Младенцев я не убиваю по ночам, фашистские лозунги не выкрикиваю. Ненавидят меня за образ жизни, за вызов, который несет в себе мое поведение, и за то, что я говорю то, что думаю. Тихая опрятная бедность не порок, а вот зависть — отвратительное чувство. Люди почему-то считают, что лишь бедные интеллектуалы читают книги, ходят в театр, смотрят кино, а человек, который работает в сфере развлечения и имеет деньги, не может делать то же самое. Я делаю все это с удовольствием. А еще большее удовольствие получаю от того, что я гораздо, на мой взгляд, начитаннее и образованнее многих этих псевдоинтеллектуалов на их засаленных кухнях. Только я еще делаю карьеру, зарабатываю деньги и с удовольствием их трачу. Это и злит. У нас не любят выскочек. У меня есть друзья, которые находятся в схожем положении. Сережа Полонский, например, хозяин «Миракс Групп». Его в бизнес-среде не любят именно за то, что он не такой, как все бизнесмены, — в чем-то непоследовательный, в чем-то странный. Но в нем есть энергетика и, главное, свобода!

К  Бывает ли тебе больно? Иногда кажется, ты пуленепробиваема.
К  Конечно, бывает. Но я никогда не скажу отчего, потому что, как только я об этом скажу, сразу найдутся те, кто этим воспользуется. Самоирония — это форма самозащиты, выработанная годами. Поэтому, когда люди пытаются тебя унизить, оскорбить, сделать больно, тебе уже не страшно. В этом смысле великой была Раневская, про нее говорили, что она всегда пошутит сама над собой смешнее, чем кто-либо еще. Я шутки про себя люблю, даже коллекционирую. Обидеть меня действительно тяжело. Могу обидеться, но это будет какое-то очень внутреннее ощущение. Ну, а в физическом плане — больно тянуться в спортзале, больно бегать несколько дней подряд, сбрасывая вес, — больно жить, в общем. Но это уже совсем другая история.

К  Расскажи, что в современной жизни Москвы тебя больше всего раздражает?
К  В первую очередь — человеческая глупость, всегда и во всем. Меня поражает глупость кругом — в том, что пишут в газетах, в политике. Есть люди, которые не хотят думать. Когда мой водитель в очередной раз не туда свернул, не то сделал и я, как всегда, возмущалась по этому поводу, мой знакомый сказал мне: «Ну если бы он мог думать, не он был бы у тебя водителем, а ты у него». Есть масса людей, которые не в состоянии справляться со своей работой. И огромная проблема — воспитать их, в смысле научить думать. Я стараюсь не общаться с глупыми людьми — если вижу, что человек непроходим, бессмысленно что-то ему объяснять. А талантливых людей берегу, воспитываю, может быть, иногда жестоко, но тем не менее эффективно. Тот же водитель, уволившийся от меня, потом вернулся и сказал: «Возьмите обратно, для меня это был очень ценный жизненный опыт. Только с вами я узнал Москву».
Вот, например, фильм «Дьявол носит Prada». Кто какую мораль там видит, а для меня мораль в том, что за несколько месяцев из ничего не смыслившей девчушки смогли сделать высокопрофессионального человека. Может, жестоким методом, но, к сожалению, только такие методы и работают. Я, кстати, помню своего первого педагога по сценической речи. Это чудесная женщина, через которую прошли очень многие наши звезды — от Вани Урганта до Тины Канделаки. Она на меня кричала, унижала, чуть ли не била, но зато я получила серьезный, очень ценный опыт.

К  Ксения, за что ты так любишь «Догвилль» Ларса фон Триера?
К  Для меня это не антиамериканский фильм, хотя он, безусловно, как и «Танцующая в темноте», отражает отношение фон Триера к Америке. Для меня он гораздо глубже — про отношения людей, про то, что, как только ты показываешь свою слабость, тебя начинают сжирать, медленно, но очень верно. Думаю, этот фильм — абсолютная достоевщина шиворот-навыворот. История про то, что люди по своей природе злы, порочны и готовы, как только у них появляется возможность, кого-то унизить, оскорбить. Поэтому нельзя доводить до этого. К сожалению, с некоторыми людьми можно общаться, основываясь только на принципах силы, о которых писал еще Макиавелли. Кажется, это единственный способ существования в мире. Ты должен быть сильным, готовым к удару, не имеешь права ошибаться. Я тысячу раз видела, как люди радуются малейшей неудаче, как перехватывает у них дух от счастья, когда позволяешь себе оплошность на уровне «оговорился в прямом эфире».

К  Почему люди портятся? Например, когда начинали снимать «Блондинку», у вас был молодой режиссер, талантливый и энергичный, а теперь вот стоит уставший человек и у него на лице написано: «Господи, как же ты меня достала». Почему он так о тебе думает? Может, он был вначале тобой очарован, а теперь разочаровался?
К  Мне кажется, проблема не в этом. А в том, что люди быстро устают, привыкают, не хотят покорять новые вершины. Когда человек останавливается, он, как акула, как любой хищник вообще, умирает. Все время надо ползти вперед. А большинство людей не хотят этого делать. Им достаточно установленного статус-кво, и их ужасно радует то, что есть те, кто за них думает. Я все делаю и контролирую сама. Для меня главный дефицит — это человек (он снится мне в райских снах!) как в «Дьявол носит Pradа», который придет и, прежде чем ты успел его попросить, не просто привезет с собой томик «Гарри Поттера», но доставит его детям в поезд, потому что знает — они едут за город и, наверное, в поезде им будет интересно эту книгу почитать.

К  Из твоих рассуждений следует, что ты не любишь людей. Как же ты работаешь тогда с ними и для них?
К  Знаешь, могу сказать так: я не люблю людей в принципе. Но я люблю личностей. Людей интересных, с ярко выраженной индивидуальностью. И за этих людей я готова сражаться, готова делать для них все что угодно. У меня много недостатков, но я считаю себя хорошим другом. Думаю, мои друзья меня за это и ценят. А в целом во мне, конечно, есть некая мизантропия. Но она отступает, когда выхожу общаться с массовым сознанием. Это удивительный парадокс. Та энергетика, которую тебе дарят люди, когда их много, причем неважно, позитивную или негативную, дает удивительный заряд. Ты вроде ничего не ждешь — едешь на работу или летишь в очередную поездку с пятью пересадками и уже ненавидишь и день рождения, который тебе предстоит вести, и людей, которые на него придут. В таком же состоянии наверняка прилетают Максим Галкин, Тина Канделаки, Паша Воля. И сидим мы, все такие тухлые, а потом выходим к людям, а они так тебя ждали, так готовились к празднику, что сразу к ним располагаешься и уже не можешь сказать, что ты не любишь людей. И усталости как не бывало. Наверное, я осознаю, что люди по своей природе имеют принципиальные изъяны и не надо давать им возможность эти изъяны показывать. Ведь в чем цель реалити-шоу, когда людей вывозят на острова, сажают в «Дом-2» и совершают прочие эксперименты? В том, чтобы вытащить человеческую сущность. В жизни я стараюсь вот эту говенную сущность человеческую не вытаскивать. Поэтому я предпочитаю общаться с людьми на праздниках — когда у них все хорошо, когда им не надо драться за кусок хлеба и спасаться из огня. Почему я так люблю скандалы? Потому что это отчасти тоже способ вытащить из человека то, что он думает на самом деле.
Иногда я себе представляю людей, которые всю жизнь проводят перед телевизором. Он стоит посреди маленькой комнатки, они сидят, смотрят на твою роскошную жизнь и начинают тебя за это ненавидеть. Есть вещи, которые бессмысленно обсуждать, потому что никто в это никогда не поверит. Ты это знаешь про себя, а доказывать кому-то — зачем? Почему-то люди, которые не получили хорошую работу, у которых сложности в жизни, всегда обвиняют людей, которые оказались успешнее, богаче, и всегда, как ни странно, находят себе оправдание: мы бедные, но честные, а вот этот богатый, зато проворовался. Когда я слышу разговоры про то, что вести проект «Дом-2» договаривались чуть ли не с правительством России, потому что мой папа занимался политикой, мне смешно. Или, например, девочка из проекта «Блондинка в шоколаде», с которой мы общаемся уже двадцать серий, которая видела, как я живу, как работаю, во сколько встаю утром, сколько труда стоит за тем, чтобы создать образ легкомысленной гламурной блондинки, в момент ссоры говорит: «У меня же нет богатой мамы, которая мне дает деньги». Получается, у меня она есть. Хотя я в 17 лет ушла из дома и ни копейки от мамы не получила. Не потому, что у нее нет, а потому, что для меня это вопрос уважения к себе. Я много чего сделала, чтобы жить так, как я живу. Но в это никто не верит. Не верит, что можно всего добиться самому благодаря образованию (которое, да, дали мне родители), благодаря таланту, благодаря внутренним качествам, энергии.

К  Какие самые идиотские вопросы из тех, что задают тебе журналисты?
К  Первый: «Какими качествами должен обладать идеальный мужчина?», а второй: «Когда закончится проект Дом-2»? Если бы я была журналистом, перед интервью хорошенько бы подготовилась, почитала, что пишут обо мне в Интернете, и спросила бы так: «Ксения, вот если говорить о всех твоих женихах, что объединяет таких разных людей, как бизнесмен и человек, занимающийся выпуском научной литературы, Александр Шестерович; бизнесмен с сомнительной и одиозной репутацией Умар Джабраилов; студент и вокалист группы „Динамит“, ныне покойный Леня Нерушенко; дипломат Ваге Енгибарян?» Четырех для списка, пожалуй, хватит. А я бы ответила: «Не знаю!» И все. (Смеется.) А если честно, в мужчине для меня самое главное

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить