Карина Разумовская: барышня-хулиганка

Карина мечтала стать летчицей. Но когда окончила школу, отнесла документы в театральный вуз. И правильно сделала!

Карина Разумовская: барышня-хулиганка

Карина Разумовская в детстве мечтала стать летчицей. Но когда окончила школу, отнесла документы в театральный вуз. И правильно сделала! Ведь свою первую роль в кино актриса сыграла, когда ей было всего шесть. Сейчас в послужном списке Карины больше двух десятков работ. «Ковчег», «Адъютанты любви», «Каменская» и много других фильмов и сериалов, сделавших ее популярной, а также интересные роли в легендарном БДТ им. Товстоногова.

COSMO: Как получилось, что в столь юном возрасте ты попала на съемочную площадку?

КАРИНА: Случайно. Ехали с мамой в метро, я, такой ангелочек с белокурыми волосами и голубыми глазами, пела песню Виктора Цоя «Группа крови на рукаве-е-е…», а потом Вячеслава Бутусова «Ален Делон не пьет одеколон…». К нам подошел мужчина и спросил, не хочет ли девочка сниматься в кино. Конечно, я согласилась. А после школы поступила в театральный институт, и на первом курсе у меня случилась главная роль в фильме «Ковчег». Так все в кино и продолжается последние восемь лет.

C: Молодые актеры, окончившие театральный вуз, часто разочаровываются в профессии, взглянув с близкого расстояния на мир театра и кино. У тебя такое разочарование было?

К: Да, было разочарование. Я представляла себе театр как сказочный мир, без всяких «подводных камней». Хотя наш наставник еще в институте предупреждал: «Ребята, вы просто не понимаете, что это такое…» Мы не верили, пока сами не окунулись в театральную жизнь. На съемочной площадке к молодому актеру относятся по‑другому, ты как бы на равных с остальными. А в театре все не так просто: есть деление. Хотя, наверное, это правильно, нужна дисциплина. Нас так много, и все такие разные. У всех свои амбиции.

C: Актерская дружба существует? Или в театре большая конкуренция, все соревнуются друг с другом?

К: Старшее поколение БДТ рассказывает иногда, какая у них была конкуренция, как актеры козни друг против друга строили. Удивительно, что у нас, молодых, этого нет. Видимо, осталось еще институтское братство, хотя мы в театре уже пять сезонов. Нет зависти, если кому-то дали хорошую роль. Мы скорее друзья-единомышленники.

Я, такой ангелочек с голубыми глазами, пела: «Ален Делон не пьет одеколон…»

C: Об институтском братстве. Вы все учились на курсе Владимира Петрова. Чем для вас стала потеря наставника?

К: Это было страшно. Я в тот момент находилась на съемках в Москве, вернулась в Петербург за день до похорон. Приехала в институт, увидела зеркала, завешанные черным бархатом. И портрет нашего мастера. Только тогда пришло осознание, что это действительно случилось… Этот человек столько сил вложил в нас, своих «птенцов»! И то, чему он учил нас, «догоняет» в процессе работы: Думаю, что это очень правильно. Мастер говорил, что нужно быть честными по отношению к себе и к партнеру, уважать друг друга, помогать. И еще перед спектаклем всегда проверять свой костюм и реквизит. Стараюсь следовать этим советам.

C: У тебя много работы в столице. Не хочешь туда перебраться?

К: Нет, и еще раз нет. Москва не мой город, определенно. Я это чувствую, когда приезжаю туда. Ритм столицы настраивает исключительно на работу. Я там даже отдохнуть почему-то не могу. Если выдается выходной день, ощущение, что ты все равно трудишься. Петербург — мой дом. Энергетика этого города мне очень близка и просто необходима.

C: Кстати, о выходных. Как ты проводишь свое свободное время?

К: Стараюсь встречаться с друзьями, выезжать куда-нибудь на природу. От города устаешь — хочется покоя и тишины. Есть у меня и другое пристрастие: замечательный косметический салон. Хоть он находится далеко от моего дома, все равно туда езжу. Что со мной там только не делают! У них фантастический массажист, очень люблю шоколадное обертывание и медовый пилинг. А если приезжаю на маникюр-педикюр, могу… спать. В кабинете выключают свет, меня накрывают пледом и что-то делают. Просыпаюсь уже с педикюром.

C: Тебя часто используют в роли лирической героини. Не устала от этого амплуа?

К: Конечно, устала. Но если в театре у меня есть выбор, кого играть (и появилось достаточное количество характерных ролей), то в кино все мои героини — абсолютно тургеневские барышни. Нежные и хрупкие. Я стараюсь найти в этих девушках что-то остренькое, новенькое. Но у режиссера свои задачи. Иногда открываю сценарий, читаю первую фразу и понимаю, что сниматься я не хочу. Такое впечатление, что все это сто раз говорила и сто раз слышала от партнеров… В общем, пытаюсь уйти от лирики. Но в кино это сложно. Все равно смотрят на твою внешность, мало кто хочет ее менять и идти на эксперименты. Хотя я готова к любым переменам, не боюсь быть некрасивой в кадре. Очень хочется сыграть отрицательную роль.

Я не боюсь быть некрасивой в кадре. Очень хочется сыграть отрицательную роль.

C: В жизни ты похожа на своих героинь? Тоже «лирическая»?

К: Нет, люблю поозорничать. Я веселый человек. И не могу сказать, что слабый. Мой девиз: «Все, что не убивает нас, делает нас сильнее…» Нельзя поддаваться на провокации окружающих, иначе в нашем мире не выжить. Но искренность свою пытаюсь сохранить. На картине «Блаженная» режиссер сказал об этом: «Главное — не потеряй, что у тебя есть…» Позитивное отношение к миру. Я пытаюсь не терять его, но и не быть размазней.

C: А часто тебя провоцируют?

К: Да, и в профессии в том числе. Иногда бывает такое настроение: «Невозможно дальше работать, все, уйду, не хочу, хватит…» Но потом говорю себе: «Нельзя сдаваться. Иначе ради чего все это начинала?» Бывают даже депрессии на несколько дней и истерики, и слезы. Не хочется никуда идти, хочется запереться дома, и чтоб меня никто не видел, не слышал. Пью зеленый чай, страдаю и жалею себя. «Какая я бедная, несчастная и бездарная». Спасибо друзьям и родным, которые вовремя умеют поддержать. И я говорю себе: «Хватит. Надо идти и работать!»

C: Профессия помогла тебе изжить детские комплексы?

К: Скажем так, на сцене и в кадре у меня комплексов нет. А в жизни они остаются. Меня не устраивает мой рост, моя фигура и много чего еще. В жизни я стесняюсь надевать короткие юбки. Но на сцену могу выйти как угодно. Это же не я, а мой персонаж!

C: Ты по-прежнему увлечена рок-музыкой?

К: Я люблю группы «Кино», «Чайф» и Чижа. Часто их слушаю.

К: Очень люблю кормить гостей. Кулинария — тоже большое творчество. И (что приятно!) есть масса кухонных приспособлений, которыми ты можешь управлять. Люблю разные национальные кухни. Говорят, что у меня неплохо получается. Научилась делать чизкейк «Нью-Йорк» и суши. Очень люблю итальянские блюда. К примеру, делаю ризотто.

C: Кого кормишь такими изысками?

К: Друзей, знакомых, коллег. Если какой-то праздник, обязательно пеку пироги. И приношу их в театр.

C: Ты ведь еще вышиваешь?

К: Крестиком. А началось все с репетиций спектакля, где был занят весь наш молодой состав. Кто-то принес в гримерку вышивку. Через неделю вышивали все. Для меня это отдых, я так снимаю напряжение. И все лишнее уходит из головы.

C: Что еще кроме вышивания доставляет удовольствие?

К: Очень люблю спорт. С удовольствием занимаюсь йогой. К сожалению, не так часто, как хотела бы. Я много работаю в Москве и в Петербурге бываю наездами. Люблю делать что-то своими руками. Иногда помогаю брату с домашним заданием. Недавно рисовали Хозяйку медной горы акварельными красками. По‑моему, большее удовольствие получала я.

C: Брат в школе хвастается сестрой-актрисой?

К: Когда я прихожу в школу, в которой сама училась, одноклассники Сережи смотрят на меня восхищенными глазами. Они приходили на наш спектакль «Ночь перед Рождеством». Брат тоже хочет быть актером. Но надеюсь, к выпускному вечеру он передумает. Хотя Сережа — парень творческий, учится в музыкальной школе по классу гитары и в школьных постановках участвует. Но все же… Мужчине нужна стабильная профессия, на мой взгляд.

C: Самый преданный твой поклонник — мама?

К: Конечно, она собирает вырезки из газет и журналов. И если видит какой-то фильм с моим участием, то тут же звонит: «Карина, в такое-то время тебя будут показывать!» Хотя мама была против моего поступления в театральный вуз. «Надо нормальную профессию иметь, — говорила она, — будь переводчиком. А актриса? Что это такое? Сегодня у тебя есть работа, а завтра нет». Теперь мама, конечно, мной гордится.

C: С кем из известных актеров ты работала?

К: С Андреем Ильиным. Он прекрасный партнер, всегда меня поддерживал. Конечно же, Армен Борисович Джигарханян. «Пазвольте вас пацеловать!» — говорит он, и невольно улыбаешься. Ольга Волкова — уникальная женщина. Она работала у нас в театре и сидела в моей гримерке. Многому учит на площадке и всегда подскажет тебе как молодому артисту. Она — человек-праздник, оркестр и гений. Ада Роговцева, Авангард Леонтьев, Александр Филиппенко меня многому научили. Филиппенко — колоссальный человек. Я тоже, конечно, переписываю роли. Для каждой — своя ролевая тетрадь. А он это делает не только в театре, но и в кино, переписывает свою роль, правит ее дома. Это фантастический труд!

C: У тебя есть идеал мужчины?

К: Нет какого-то идеала. Просто хочется быть защищенной. Это самое важное для женщины. Конечно, чтоб мужчина любил тебя. И уважал. Относился бы к тебе как к личности. Хочется чувствовать себя за ним как за стеной. А еще: добрый, сильный, умный… Все эти красивые слова можно перечислять долго. Но с годами любовь проходит, перерастает во что-то другое. Уважение, понимание в семье — это очень важно.

C: Cкоро 8 Марта. Какой из Международных женских дней тебе особенно запомнился?

К: Проблема в том, что 9 марта у меня день рождения и праздники часто сливаются воедино. Последнее 8 Марта в театре помню. У нас была репетиция утром, и наши мальчики придумали какую-то забавную песню. Пришли к нам с шампанским, с розами в зубах. Вот так поздравили.

C: Что для тебя в профессии самое сложное?

К: Мне сложно играть сдержанно. Потому что я открытый человек и сразу выражаю все свои эмоции. Если плачу в кадре, то рыдаю, если смеюсь, то хохочу от всей души. На одной из картин режиссер требовал от меня сдержанности, скупости в проявлении эмоций. Это было безумно сложно, но интересно. Какие-то моменты я для себя почерпнула. «Скупой» выгодней смотришься на экране. И, возможно, зритель что-то лучше поймет. Мне кажется, плакать и смеяться в кадре не так сложно. Но сдержать эмоцию, оставить ее внутри гораздо труднее.

C: У тебя есть творческая мечта?

К: В театре очень хочу сыграть Сонечку Мармеладову в «Преступлении и наказании». А в кино хотела сыграть что-то из Вампилова, Володина. Может быть, Галину в «Утиной охоте».

С Кариной Разумовской разговаривала НАТАЛЬЯ ЧЕРНЫХ
Фотограф: АЛЕКСАНДР НАСОНОВ. Визаж/стиль: МАРИЯ БЕЛОДЕДОВА

Благодарим Галерею Babochka за помощь в проведении съемки.

Другие молодые звезды Cosmo:

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить