Истории из детства звезд

Звезды родом с Урала рассказали нам забавные истории из своего детства.

Истории из детства звезд

РебенокКрасная девица

Юля Савичева

«Я в детстве была настоящей модницей. Когда мне было 3 года, я отказывалась выходить из дома, пока не накрашу губы красной помадой. Мама пыталась уговорить меня воспользоваться гигиенической или хотя бы бледно-розовой помадой, но я настаивала на своем. Или красная помада, или я устраиваю истерику и остаюсь дома. Маме ничего не оставалось, кроме как накрасить мои губы, после чего я, счастливая, шла в детский садик. Воспитательницы были в шоке, но не решались заставить меня смыть мой боевой раскрас. Такой у меня характер — если чего-то хочу, то непременно будет по‑моему. Кстати, я и сейчас люблю красную помаду».

Пельмень с медвежатиной

Сергей Светлаков

«В детстве, когда у меня спрашивали, кем я хочу стать, отвечал: медведем. Мне не хотелось быть космонавтом, моряком и тем более артистом. Моя мама однажды сказала, что медведи только и делают, что спят, сосут лапу и едят мед. При этом медведей нужно бояться. Вот и я хотел стать медведем, чтобы быть бездельником, есть сладкое и чтобы меня при этом все боялись и никто не мог обидеть. Я в детские годы был грузным добряком, и меня часто обижали другие ребята. Вот стану медведем, думал я, и никто меня обижать не будет. Может, уже тогда я предвидел будущее нашей страны, и мне нужно было действительно становиться медведем. Или лучше сразу Медведевым!»

Принцесса на горохе

Юля Чичерина

«Я с детства мечтала петь. У нас в школе был детский хор „Горошинки“. Я очень хотела, чтобы меня приняли в этот коллектив. Но меня отказались взять, заявив, что у меня нет ни слуха, ни голоса. Я проплакала пару дней. Потом, начала постоянно музицировать дома, развивать свой голос. Через некоторое время руководительница хора, вспомнив мое желание петь, сказала: „Давай, Юля, мы возьмем тебя в хор. Мы дадим тебе красивые банты в горошек. Только ты на концерте рот открывай, но, пожалуйста, не пой!“ Я обиделась и объявила руководительнице хора бойкот. Больше я с ней не разговаривала, зато постоянно занималась музыкой. Мне хотелось доказать ей и прежде всего самой себе, что я могу петь гораздо лучше, чем большинство девочек в хоре. И мне удалось этого добиться. Может, у меня и не лучший вокал, зато я пою от души — и это самое главное».

Честный, влюбленный

Иван Жидков

«Мне было 6 лет, когда я впервые влюбился. Девочку звали Оля, и жила она в соседней квартире. Это было первое, самое настоящее романтическое чувство. Я не мог думать ни о чем, кроме Олиных бантиков. Мы с Олей все время ходили вместе за ручку, и во дворе нам кричали: „Тили-тили-тесто, Ваня и Оля — жених и невеста“. Мне очень нравилось это сравнение. Была зима, 10 часов вечера, мы с Олей сидели дома у ее родителей. И тут она заявляет, что хочет мороженого. На улице — мороз. Время позднее. Но желание женщины (ну или девочки) — закон. Я взял карманные деньги, тайком выбрался из дома и побежал за мороженым. Все палатки и магазины уже закрыты. Еле нашел мороженое, купил его, прибежал домой. Дома папа и мама кричат, ругаются. Они испугались, что я потерялся. А Оля стоит и с улыбкой заявляет: „Я уже не хочу мороженого, передумала“. Так в шесть лет я узнал о женском коварстве».

Ночной дозор

Алена Водонаева

«Я была очень капризным ребенком. В детском саду устраивала настоящие скандалы. Воспитательница Ольга Борисовна меня, мягко говоря, недолюбливала. Я отказывалась спать и организовывала забастовки. И однажды она решила проучить меня — рассказала историю о том, что под моей кроватью живет страшный монстр. Я ей не поверила. Легла спать, прикрыла глаза, дождалась, когда Ольга Борисовна выйдет из комнаты, залезла под кровать, а оттуда на меня выскочил кто-то… Я ужасно испугалась и плакала час. Оказалось, что это был жених нашей воспитательницы. Они так решили проучить меня. С тех пор у меня остался страх, что кто-то может прятаться под моей кроватью и выскочить ночью. Я всегда сплю с включенным светом и постоянно заглядываю ночью под кровать».

Реальный папа

Николай Наумов

«Я был настоящим фанатом Арнольда Шварценеггера, Сильвестра Сталлоне и Брюса Ли. У меня по всей комнате были развешаны плакаты с их изображениями, я мечтал взять у них автографы. А еще мне очень хотелось быть таким же крутым, как и они. Поэтому я занимался карате. В итоге я стал не Сильвестром Сталлоне, а „реальным пацаном“. В детском саду я рассказывал всем, что Арнольд Шварценеггер — мой отец. Уже тогда я умел убеждать людей, и все дети верили мне. Помню, как за мной в детский садик пришел мой настоящий папа, и кто-то из детей рассказал ему, что я сын Арнольда. Папа не стал ругать меня и даже не рассказал детям правду. Но мне тогда было очень стыдно за свою ложь, за то, что я не умею гордиться своим настоящим отцом. И на следующий день я сам рассказал всем в детском саду, что мой папа — военный. И он намного круче, чем Арнольд Шварценеггер!»

Борец за справедливость

Лена Темникова

«Так про меня говорили в детстве. Я была местным Робином Гудом, защищала слабых. В Кургане нельзя быть слабой и беззащитной девушкой, так что у меня был боевой характер. Я часто дралась, ходила в синяках и царапинах. Но чаще в драках побеждала сама! Не зря же в детстве боксом занималась. Я дралась не просто так — только за правду. Помню, пришла домой с фингалом под глазом: „Мама, четверо ребят избивали старшеклассника. Я вступилась за него“. Мама сказала, что мужчины должны драться за женщин, а не наоборот. Я ответила, что мужчина и женщина должны драться друг за друга. Я и сейчас так считаю. За мужчин тоже нужно бороться!»

Записала Анна Корытина

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить