Игорь Петренко и Екатерина Климова: это была славная охота...

Они уже много лет муж и жена, однако в профессиональной жизни случай редко сводит их вместе.

Игорь Петренко и Екатерина Климова: это была славная охота...

Они уже много лет муж и жена, однако в профессиональной жизни случай редко сводит их вместе. Съемка и интервью для Cosmo — счастливое исключение…

ИГОРЬ: Катя!

ЕКАТЕРИНА: Я.

C: Вы замечали, что похожи на других актеров?

Е: Да-да-да, Игорь — на Тома Круза и Алена Делона, мне кажется. Причем эти сравнения на слуху.

И: Катя мне напоминает Одри Хепберн. У нее бывает такое настроение — абсолютный позитив, улыбка до ушей. Как будто в ней чертенок сидит. Но я не провожу аналогий, она для меня сама по себе индивидуальность.

C: В редакции считают, что вы российские Брэд Питт и Анджелина Джоли.

И: Как минимум!

Е: Мы не против.

C: Негритенка усыновить не хотите?

И: Давай усыновим, Кать?

Е: Мы пока с трудом справляемся с уже имеющейся оравой детей. У Питта и Джоли гонорары, что ли, побольше. Или они все-таки подисциплинированнее, все успевают. И до благотворительности руки пока не доходят. Мы все никак в квартире ремонт не доделаем и не переедем в нее. Так что до Брэда с Анджелиной нам пока далеко.

C: Вы ведь давно вместе. Замечаете, как меняетесь?

Е: Когда постоянно лицом к лицу, сложно заметить, как человек меняется. Могу сказать, что Игорь растет как актер, и это поражает меня снова и снова. Я им горжусь.

И: С профессиональной точки зрения, конечно, что-то меняется. А внешне… Мы больше наблюдаем, как растут наши дети. Матвею три, Корнею — год. Лиза в школу ходит… Посмотрите: Катя — мать троих детей, а вообще не изменилась.

C: После длинных сериалов стать актрисой достойного полнометражного кино сложно. Как Кате это удалось?

И: Ой, а можно я тоже поучаствую в ответе на этот вопрос? Когда в конце 90-х появились сериалы и реклама, многие артисты не хотели в них сниматься — вроде как не искусство, «мыло». Сегодня разницы между сериалами и большим кино почти нет. Я не так давно снялся в 80-серийном проекте, пошел туда зарабатывать деньги. И понял, что разницы нет. Сидеть и ждать чего-то великого, вечного? Так его можно никогда и не дождаться, поэтому без угрызений совести пошел работать в сериал. И у меня там есть сцены, которыми я горжусь. В общем, все зависит от режиссера и актера.

Е: А я, когда снимаюсь в сериале, то играю, как в большом кино: не халтурю, работаю в полную силу. Чтобы перебраться из сериала в серьезное, хорошее кино, надо качественно делать свою работу. Либо ты развиваешься профессионально, либо нет. Я всегда работала в театре, регулярно играть в спектаклях — это значит развиваться.

C: Когда люди обсуждают музыку, они оперируют понятиями вроде «попса». Какие эпитеты используют артисты, когда обсуждают фильмы?

И: Для меня — живое или пластмассовое. Но это на уровне разговоров.

Е: Когда ты смотришь кино и забываешь о том, что ты профессионал, это и есть чудо. Когда плачешь и смеешься, просто как зритель, а не думаешь о том, какая хорошая операторская работа, костюмы какие красивые.

И: Режиссеры — особенно молодые — уходят в визуальные эффекты, дробный клиповый монтаж. Художественный образ разрушается. Вот старое кино: один план может длиться десять минут. Сыграв на общем плане, артисты выходят на крупный. А зритель, как в театре, погружается в создаваемую артистами и правильно сработанную режиссером сцену. Оператор помогает подчеркнуть нутро происходящего. Сегодня этого, к сожалению, нет.

Е: Бывает, картина снята очень талантливо, но смотришь ее и думаешь: зачем? Она холодная, а то и вовсе омерзительная по сути. И так этого много, что хочется чего-то простого и созидательного. Сегодня в кино тенденция к разрушению, очень от этого устаешь.

И: Молодые режиссеры хотят кого-то обличать и обвинять. Позитива очень мало, надежды.

C: Игорь, вы не раз в интервью говорили, что сами собираетесь в режиссуру.

И: Сложность как раз в том, чтобы сказать себе: все, я сейчас от всего отказываюсь и начинаю работать над режиссерским дебютом. При этом хочется нормально жить. Вот и думаешь: как бы заработать денег, чтобы их хватило надолго, чтобы можно было сделать паузу и спокойно оглядеться вокруг.

Е: Игорь, похоже, ты жалуешься, но ты же выбираешь самые интересные проекты из тех, что тебе предлагают…

И: Из последних — «Мы из будущего-2». Кстати, именно там я сделал много шагов навстречу собственной режиссуре и сейчас пишу историю, которую в будущем хотел бы снять…

C: А кто вообще это придумал — снимать «Мы из будущего-2» и кому пришла мысль пригласить Игоря Петренко на роль Бормана, которую в первой части исполнял Даниил Козловский?

И: История эта началась давно, когда еще запускалась первая часть. Нам с Екатериной предложили сыграть двух главных героев: мне — Бормана, ей — Нину. Но, прочитав сценарий, я не увидел точек соприкосновения со своим героем. Да и история мне показалась поверхностной.

Е: Короче, ты отказался.

И: Да. А Екатерина согласилась.

C: Почему, Катя?

Е: Мне как раз понравился сценарий.

И: Но на премьере я был потрясен: результат сильно отличался от сценария. Я искренне порадовался за Катю. Спустя какое-то время предложили — в первую очередь Екатерине — поработать над продолжением. Ситуация осложнилась тем, что в проекте не участвовал ни режиссер первой части Андрей Малюков, ни исполнитель роли Бормана Даниил Козловский.

Е: И хотя зрителю картина очень понравилась, у меня были серьезные сомнения, стоит ли делать продолжение. Наверное, если бы не Игорь, я бы не согласилась сниматься.

И: Подожди-ка, ведь ты дала согласие еще до того, как согласился я. Впрочем, видимо, это была тонкая женская стратегия. Продюсер второй раз предложил мне роль Бормана. Мне это показалось странным. Ведь Борман — это не Джеймс Бонд, которого могли играть разные актеры. Как героиня Кати будет говорить «Люблю» тому же персонажу, но другому артисту? Зритель же помнит игру Козловского. В общем, я отговаривал Екатерину и, когда она наконец собралась на переговоры, пообещал, что помогу ей сказать «Нет». Но в тот день попал в дикую пробку… В общем, чего оправдываться — я попросту не приехал. По телефону Катя сказала: «Ты как хочешь, а я подписала контракт». Когда мы вечером встретились, я спросил: «А кто же будет играть Бормана?» На что она гордо ответила: «Не знаю!» И я решил, нырну за ней в эту историю. Авось, выплывем.

C: Ну и что же, выплыли?

И: Я понимал, что мы с Катей снимаемся вместе, и это не должно стать холостым выстрелом. Все будут обсуждать наш дуэт, на нас лежит огромная ответственность за проект. В общем, в работе над этой картиной мы не дали спокойной жизни ни режиссеру, ни продюсерам… Лезли в сценарий, в режиссуру, в музыкальное оформление…

Е: Убедили продюсеров именно на нашей сцене поставить саунд-трек группы «Океан Эльзы» «Така, як ты». Для одной из сцен Игорь убедил даже пригнать кран, чтобы камера «летала».

И: Надеюсь, что вторая часть получилась у нас не хуже первой. Это была славная охота, как говорится.

ФОТОГРАФ: ВЛАДИМИР ШИРОКОВ. АССИСТЕНТ ФОТОГРАФА: ГРИГОРИЙ ШЕЛУХИН. ВИЗАЖИСТ: НАДЕЖДА КНЯЗЕВА@THEAGENT.RU. СТИЛИСТ: ЛАДА АРЗУМАНОВА. НА ЕКАТЕРИНЕ: ПЛАТЬЕ, EMPORIO ARMANI.

C: Со времен сериала «Лучший город Земли» у вас появлялись еще возможности поработать вместе?

И: Не так много.

Е: У нас есть общий спектакль «Ленинградский романс» по пьесе Арбузова «Мой бедный Марат» в постановке Петра Александровича Штейна.

И: Екатерина играет Лику, я — Марата, а Дмитрий Исаев — Леонидика.

Е: Волшебная история, которую мы играем с удовольствием и на этот спектакль всегда всех приглашаем.

C: Игорь, как станете режиссером, будете снимать Екатерину?

И: Иногда.

Е: И в массовке. (Смеются.)

«Со мной очень сложно работать. И чем дальше, тем сложнее. Беспокойный я артист».

C: Вообще у меня ощущение, что вы сильно разочарованы в профессии.

И: Я не то чтобы разочарован, а просто избалован работой с такими режиссерами, как Павел Чухрай («Водитель для Веры». — Прим. авт.), Николай Лебедев («Звезда». — Прим. авт.), Александр Хван («Кармен». — Прим. авт.), это авторское кино, где режиссеры требуют от артистов профессионализма. А для продюсерского кино артистов набирают по фактуре, по типажу. Во многих проектах от тебя ничего не требуют: пришел, прочитал текст, ушел. Поэтому у меня претензия к режиссерам. Поэтому со мной очень сложно работать. И чем дальше, тем сложнее. Я мягкий, спокойный и на многое не обращаю вообще никакого внимания, но в работе могу быть очень даже жестоким. Беспокойный я артист, да.

Е: Вот перестанут тебя приглашать сниматься, начнешь делать что-то сам. Игорь очень увлекающийся человек. Помимо режиссуры у него еще столько дел, что трех жизней не хватит, чтобы все осуществить. Он пишет сценарии, организует профсоюзы, становится членом каких-то партий и яхт-клубов, бесконечный номинант всяких премий. Разве что крестиком не вышивает. А какие он делает горшки с детьми!

C: Какие еще горшки?

И: Это мы хотели к маминому возвращению с гастролей вылепить на гончарном кругу горшки.

Е: И теперь весь балкон в неудавшихся подарках.

И: Но мы обязательно добьемся своего и сделаем что-нибудь к следующему маминому приезду!

Е: Лучше про деревянное кольцо расскажи. У Игоря была идея сделать мне подарок на Новый год. Или это был день рождения Корнея? В общем, деревянное кольцо с большим бриллиантом. То есть вырезать кольцо из дерева и на БФ приклеить бриллиант.

И: Почему на БФ-то?

Е: Ну или на ПВА. В общем, на клей посадить драгоценный камень.

C: И где это кольцо? Покажите!

Е: Друзья убедили этого не делать.

И: Они зачем-то заложили меня Кате. А я ведь уже нашел твердую породу, чтобы не рассыхалась, даже начал обрабатывать. Но мне нужны были инструменты и рабочее место. Поэтому отложил эту идею до тех пор, пока у меня не появится свой кабинет.

C: Вы вообще подарки любите?

Е: Конечно!

«Он пишет сценарии, организует профсоюзы, разве что крестиком не вышивает».

C: У обычных людей мужчина часто дарит женщине цветы. А как это бывает у артистов — ведь у вас на премьерах и спектаклях и так цветов навалом?

Е: Я раньше недооценивала присутствие цветов в квартире, но когда регулярно после спектаклей приносишь домой живые цветы, да и Игорь меня часто балует, привыкаешь. К тому же у нас в семье столько женщин, что Игорь приходит с букетами для всех, даже для Лизы… А к хорошему быстро привыкаешь. Отвыкать уже не собираюсь.

И: На самом деле редко бывает, чтобы я каждый день приходил и всем по букету дарил. В основном, конечно…

Е: …по два! (Смеется.)

И: Но чаще я все-таки дарю цветы Екатерине.

C: Вы цветы по телефону заказываете или к ларьку бегаете?

И: Я никогда не покупаю готовые букеты, составляю их сам. Могу прийти в магазин, долго стоять и думать, какой цветок с каким соединить. Получается нечто. Поэтому продавцы некоторых цветочных магазинов меня знают. Видят меня и понимают: это надолго.

C: Вы традиционные «половые» праздники отмечаете — 23 февраля, 8 Марта?

Е: Мы как начинаем с 23 февраля, так до 8 Марта и не прекращаем. На самом деле у нас дома праздник каждый день. Я даже устала от них. У нас столько дней рождения — каждый месяц отмечаем. Семья-то большая: и бабушки, и дедушки, и сестры, и племянники…

И: Это правда. Но я бы не сказал, что мы традиционно отмечаем праздники. У нас вообще странное отношение к ним. Точнее, у меня.

C: А в чем странность?

И: Я, например, могу ничего не подарить на день рождения.

Е: И я стала так делать. Научилась.

И: Я не люблю и никогда не любил обязаловку. Это как в детстве: если приходят гости, значит, тебя непременно должны поставить на стул, чтобы ты продекламировал стишок. А у меня со стихами не ладилось, больше со спортом. С тех пор осталось это чувство: как только мне говорят что-то сделать — я не могу. Я должен сам, от себя. Поэтому могу ничего не подарить на день рождения, если не увижу или не придумаю подходящий подарок. А дарить дежурный флакон духов не хочу.

ФОТОГРАФ: ВЛАДИМИР ШИРОКОВ. АССИСТЕНТ ФОТОГРАФА: ГРИГОРИЙ ШЕЛУХИН. ВИЗАЖИСТ: НАДЕЖДА КНЯЗЕВА@THEAGENT.RU. СТИЛИСТ: ЛАДА АРЗУМАНОВА. НА ЕКАТЕРИНЕ: ПЛАТЬЕ, NOLITA. НА ИГОРЕ: РУБАШКА, RICHARD JAMES

C: Спортом занимаетесь? Форму держите?

И: Давно в зал не ходил. Последний раз — во время подготовки к съемкам в «Запрещенной реальности». Наверное, выручает спортивное детство, я занимался спортивной гимнастикой.

C: Помню, четыре года назад на фестивале «Кинотавр» на одной вечеринке вы участвовали в конкурсе — кто быстрее надует и разорвет грелку. И победили.

И: (Смеется.) Точно! Хотелось не ударить в грязь лицом. Но порвал ее так быстро, что не заметил. Я люблю подводное плавание и легко переплываю бассейн туда и обратно на задержке дыхания. Правда, давно этого не делал.

C: Как вы думаете, трое детей — это много или еще не очень?

Е: Много.

И: Это много. Конечно, все относительно. В семье моего деда было 11 человек. А сейчас и трое детей уже много. Хотя у отца Иоанна, в миру известного как Иван Охлобыстин, — шестеро. Так что нам еще есть куда стремиться.

C: Как вы их укладываете, простите?

И: Ну как, снотворным! Точным ударом. (Смеется.) Несмотря на то что детишки у нас шумные, задорные, веселые, они понимают, что пора спать. Но бывает, что и до часа ночи не уложить. Помогает мультфильм или сказка. К сожалению, нам с Екатериной не так часто удается это делать самим. Чаще ритуал этот достается бабушкам.

C: Вдвоем побыть удается?

И: Тоже редко.

C: Катя готовит?

Е: Я? Да!

И: Готовит, но тоже в последнее время нечасто — работы много. Но готовит она очень вкусно. Я всегда с удовольствием ем мясо, приготовленное Катей.

C: Вы за продуктами в «Ашан» ездите?

И: Ездим. Потому что покупать то количество продуктов, которое потребляется в нашей семье, в «Азбуке вкуса» накладно. Ночью заедешь в городской супермаркет, потратишь пять тысяч, а ничего толком не купишь.

Е: (подойдя): Это ты про что?

И: Про «Ашан».

Е: Ты еще про рынок Дорогомиловский расскажи.

И: Кстати, да, мясо лучше покупать на рынке, оно там свежее. И рыба тоже. В общем, разные продукты надо покупать в разных местах. (Смеются.)

C: Вы могли бы сказать, что быт съедает романтику отношений?

И: Конечно, съедает. Но мы ненормальные люди, нас съесть сложно. Но приземленными мы не станем — нам помогают с бытом бабушки, няни, и вокруг нас слишком много интересных людей, которые не допустят деградации.

C: Есть вещи, которые люди никогда не покажут друг другу на первом свидании, но, когда отношения развиваются, физиология свое берет…

Е: Муж и жена из знакомой семейной пары предпочитают спать в разных комнатах, чтобы сохранить остроту ощущений. Подруга рассказывала, что они с мужем спят под одним одеялом. Я предпочитаю спать на одной кровати с Игорем, но под разными одеялами.

«Куда ни плюнь, всюду Рюриковичи, Нарышкины, уже даже как-то неловко…»

C: Вы интересовались историей своих фамилий, семейное древо составляли?

И: У меня явно голубая кровь по папиной линии. (Смеются.) Но он ничего об этом не говорит, папа в 16 лет убежал из дома, я не видел его родителей или видел, когда маленьким был. А мамины корни уходят в Пензу, за Урал, в Оренбургскую область. Это очень интересно. Сейчас многие занимаются такими исследованиями.

Е: Да, но сейчас куда ни плюнь, всюду Рюриковичи, Нарышкины, и уже даже как-то неловко. В дореволюционной России было всего два процента дворян, все остальные — простолюдины, а теперь, оказывается, наоборот.

C: Вы, кстати, как предпочитаете, чтобы говорили: Игорь Петренко и Екатерина Климова или Екатерина Климова и Игорь Петренко?

И: Не принципиально. Хотя в Библии написано: «Да прилепится жена к мужу своему». И, наверное, правильнее, если сначала мужчина, а потом женщина.

Е: Меня устраивает «Игорь Петренко и его жена».

Беседовал Андрей Захарьев

Благодарим за помощь креативное рекламное агентство HUSKY PROMOTION.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить