Гениальная Ли Миллер

Красавица Ли Миллер снимала ужасы Второй мировой войны и писала о них. А потом ушла в тень и стала просто женой, матерью и… гениальным кулинаром.

Гениальная Ли Миллер

Катастрофа на старте

Элизабет Миллер родилась в 1907 году в маленьком городке недалеко от Нью-Йорка. Изобретательную хулиганку исключали из всех школ за нарушение дисциплины, но родители не решались применять к дочери суровые меры. И на то была серьезная причина.

В возрасте семи лет она была изнасилована в доме родительских друзей. Отец по‑своему пытался помочь дочери: желая примирить ее с травмированным телом, он годами фотографировал ее обнаженной. Теодор Миллер, пожалуй, был единственным мужчиной в жизни Ли, с которым ей было комфортно и которому она доверяла.

Увидеть Париж и остаться

Именно отец отправил 18-летнюю Ли в Ниццу в сопровождении учительницы французского. Но оказавшись в Париже, девушка тут же сбежала от старой дамы. Воздух свободы опьянил Ли: за семь месяцев (прежде чем родители увезли ее в Америку) она успела и поучиться театральному мастерству, и познакомиться с богемой.

После Франции жизнь в маленьком американском городке была невыносимой, Ли даже заболела от тоски. А потом переехала в Нью-Йорк, поступила в театральный колледж и стала востребованной фотомоделью. Парижская раскрепощенность проявилась в ее поведении сразу: она стала лицом первой рекламы женских прокладок и героиней скандала в пуританской Америке.

В 22 она вновь отправилась во Францию. Два поклонника бросали жребий, кому провожать Ли на причале, и проигравший летчик компенсировал свое отсутствие, засыпав палубу корабля красными розами с борта спортивного самолета.

В Париже Ли отправилась к Ману Рэю — известному фотографу-сюрреалисту. «Я не беру учеников. И завтра уезжаю», — сказал он. «Отлично, я еду с вами», — заявила Ли. Следующие три года они провели вместе — в постели и в фотостудии. Ли помогла Ману открыть новую фототехнику — соляризацию: случайно включив свет в проявочной, она добилась эффекта светящейся каемки на снимках.

Вскоре Ли стала конкурентом Мана: среди ее клиентов был даже Чарли Чаплин. Еще она снималась в фильмах Жана Кокто, закрутила роман с женатым египетским миллионером, а потом ушла от Мана, и тот был на грани самоубийства.

Любовь и репутация

Ли вновь отправилась в Нью-Йорк и открыла фотостудию, быстро ставшую самой модной в городе. А египетский поклонник развелся и сделал Ли предложение. Красавец, выходец из дипломатических кругов, Азиз был на 16 лет старше Ли и относился к ней с нежностью любовника и отца одновременно. Он оплачивал любые капризы жены и отпускал ее в поездки за границу. Только там Ли, по-своему заботившаяся о репутации мужа, позволяла себе находить любовников.

Спустя три года после замужества Ли уехала в отпуск во Францию, где она снова оказалась в своем прежнем окружении. Пикассо писал ее портреты, Ман Рэй фотографировал, Элюар посвящал стихи… На маскараде она встретила Роланда Пенроуза, английского художника и коллекционера. Для обоих это была любовь с первого взгляда.

Ли приобщила Роланда к гетеросексуальному сексу: его предыдущий опыт ограничивался мужчинами. Окрыленный успехом, Роланд бесконечно менял любовниц, но Ли навсегда осталась главной женщиной его жизни. Они переписывались и встречались урывками два года. А потом Ли оставила ни о чем не догадывающегося Азиза навсегда, чтобы воссоединиться с Роландом в Англии. Там ее и застала Вторая мировая война.

На всех фронтах

Сидеть дома и вязать для фронтовиков было не в ее стиле. Ли добилась разрешения работать фотокорреспондентом и начала писать эссе для журналов. На одной из журналистских встреч Ли познакомилась с Дэвидом Шерманом. Вскоре 25-летний фотограф переехал к Ли и Роланду, этот любовный треугольник просуществовал много лет.

С самого начала война захватила Ли целиком. В солдатской форме, пропахшая табаком, она без устали щелкала затвором фотоаппарата, а Дэвид сопровождал ее в этих путешествиях по разрушенным городам. В Германии Ли многое шокировало, но ничто не могло сравниться с концлагерями… Даже мужчины теряли сознание при виде изломанных скелетов и абажуров из человеческой кожи. Ли продолжала фотографировать, стараясь не думать о том, что видит перед собой. Страшные снимки из Германии полетели в редакцию с телеграммами от Ли: «Умоляю поверить — это правда».

После капитуляции фашистов Ли встречали в Лондоне как героиню: репортажи единственной женщины-журналиста, побывавшей в зоне военных действий, были хорошо известны по обе стороны Атлантики. Но в Европе ежесекундно творилась история, и Ли хотела ее запечатлеть. Расстрел венгерского премьера, румынская королевская семья — в ее объектив попадали невероятные моменты. Однако образ жизни давал о себе знать: утром Ли не могла подняться с постели без того, чтобы кто-то не размял ей спину. В Румынии она даже нашла цыгана с дрессированным медведем-массажистом.

Ее муж Роланд тем временем нашел себе другую. А Дэвид, ее второй спутник, поставил Ли ультиматум: он женится, а она возвращается к Роланду.

Просто жизнь

Чтобы возродить былую страсть, Ли увезла Роланда в Америку и уже там обнаружила, что беременна. Ей было 39 лет, и накануне родов Ли составила завещание. Однако выжила и родила здорового мальчика, чему была очень рада. Но вскоре Ли отдала ребенка на поруки няням, а сама впала в бесконечные запои. Она забросила фотографию и терпела в доме все более молодых любовниц мужа. Подрастающий сын стеснялся ее настолько, что просил няню забирать его из школы.

Звезда Ли взошла еще раз, когда она в терапевтических целях увлеклась кулинарией. Слава о пирах в доме Пенроуз вышла за пределы Англии. Ли собрала несколько тысяч рецептов со всего мира, изобрела сотни собственных и выиграла несколько международных конкурсов по кулинарии.

Она умерла, будучи звездой кулинарии, в возрасте 70 лет. Горю Роланда не было предела. Благодаря невестке и рождению внучки Ли успела помириться и с сыном. Когда же на чердаке обнаружилось более 60 000 сделанных Ли фотографий и горы трофеев с военных полей, Энтони, практически не знавший мать при жизни, признался, что его лишили возможности познакомиться с невероятной личностью. Он написал о ней книгу, а ныне заведует архивами Ли Миллер в Лондоне.

Текст: Елена Домарацкая

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить