Елизавета Вторая

Лиза Боярская рассказала, почему она до сих пор живет с родителями, никогда не смотрит своих фильмов и не ходит по магазинам.

Елизавета Вторая

Ее родители — знаменитая и красивая пара — артисты Михаил Боярский и Лариса Луппиан. Но слишком хорошая родословная не помешала ей стать звездой. Лиза Боярская рассказала Олесе Якуниной, почему она до сих пор живет с родителями, никогда не смотрит своих фильмов и не ходит по магазинам.

БРАТЬЯ И СЕСТРЫ
В детстве мне ничего не запрещали, и что мы только не придумывали с друзьями! Любила, когда гости оставались ночевать, а мы выбирались из постелей и, подсвечивая фонариками, исследовали квартиру. Нравилось ощущение опасности, чего-то, о чем не знают родители. Сейчас я остаюсь абсолютно домашним ребенком и не спешу перебраться в отдельную квартиру. Прихожу домой и возвращаюсь в детство: меня и покормят, и постель заправят, и собраться помогут. Это здорово! И с братом у нас очень теплые отношения. Обожаю куда-нибудь с ним выходить — народ теряется в догадках, все думают, что это мой парень.

ДИНАСТИЯ
До 12 лет я была закомплексованным человеком и подумать не могла, что когда-нибудь выйду на сцену. А когда случился переходный возраст, решила попробовать преодолеть стеснительность и пошла в модельную школу. Нас учили позировать, красиво двигаться, правильно наносить макияж. И, знаете, подействовало!
Кстати, родители готовили меня в журналисты: и репетиторов нанимали, и трем языкам обучали. А еще для расширения кругозора в детстве занималась живописью, балетом. Папа считал, что в моем брате актерского дарования больше, чем во мне. Но брат не стал заниматься театром и теперь подшучивает над родственниками-актерами.
Когда я пришла на открытие учебного театра за компанию с мамой, поняла, что это мое. За месяц подготовилась и поступила на курс ко Льву Абрамовичу Додину.
Часто говорят: «Ну, с такой фамилией поступить проще простого!» Но на экзаменах меня мучили так, что со мной чуть не случилась истерика. Вместо обычных 10 минут гоняли целый час. И танцевала, и пела, и говорила на разных языках. Никаких поблажек!
Сегодня родители — мои самые преданные зрители. Мама всегда в восторге, а вот папа критикует. Запросто может сказать пару ласковых. Ну и хорошо, потому что он человек очень придирчивый, и если ему понравилось, значит, это и правда что-то стоящее. Все думают, что я то и дело советуюсь с папой по поводу ролей, сценариев и так далее. Но мы взрослые люди и работаем независимо друг от друга.

СПЯЩАЯ КРАСАВИЦА
После напряженных съемок могу двадцать часов проспать, а если не разбудить, то и больше. Так что на отдыхе обычно плюхаюсь в шезлонг и лежу… Причем люблю зимой оказаться там, где лето. Но никакие пальмы не заменят мне наши березки. Обожаю осень и совершенно не знаю, что такое осенняя депрессия.
А вот по магазинам ходить не люблю. Что касается книг, читаю только классику, сейчас — книгу о Екатерине Великой. А еще не могу жить без музыки: в машине, дома, на съемках. Классика, фортепианные произведения, музыка к фильмам… Всюду таскаю с собой проигрыватель, который, кстати, занимает полчемодана! Что касается салонов красоты, то не особо ими увлекаюсь. А в солярии вообще никогда не хожу: во‑первых, вредно, во-вторых, мне больше нравится бледность. Я не считаю, что дорогая косметика эффективнее народных рецептов. Например, есть отличная маска для волос из хлеба, настоя крапивы или репейника. Я не фанат каких-то там стандартов, худобы, стерильной красоты. На диетах не сижу, спортивными упражнениями себя не истязаю, видимо, 13 лет занятий балетом позволяют держать форму. А ради профессии вообще готова на любые эксперименты с внешностью. Да хоть налысо побриться! Только сложновато будет растолстеть на 20 килограммов за три месяца, как Рене Зельвегер.

ПЕРСОНАЖ
Сценарии пишу постоянно (смеется)! Воплощаю собственные артистические мечты. В основном о любви: отношения взрослого мужчины и молодой женщины, женская любовь, дружба. Сценарий может возникнуть за секунду: появилась картинка, музыка — и все. Синопсисов у меня целая куча, а более-менее проработанных сценариев пока только несколько. Как-то мечтала сыграть дочку Д’Артаньяна. Начала писать сценарий «Три мушкетера 40 лет спустя». Написала пару страниц, размечталась и бросила — никак не могла определиться с возлюбленным моей героини.
Но режиссером я, конечно, стать не готова. Мне хватает фантазии что-то нафантазировать о роли, актерская природа нет-нет да и что-то подскажет, но иногда могу уйти в такую банальщину… Может быть, потому что девушка, потому что все еще наивная.

ОСНОВНОЙ ИНСТИНКТ
В актере всегда должна присутствовать неудовлетворенность. Чем больше гнобишь себя, тем лучше. Я не могу смотреть свои фильмы — ужас, хочется все переделать! Наверное, увидев театральные работы, вообще умерла бы. Иногда, правда, самоедство доходит до идиотизма: ошибешься и начинаешь думать о профнепригодности. Но, в конце концов, лучше оставаться на эскалаторе, который едет вниз, и бежать наверх. В отношении к самой себе эйфория может привести к краху. Это истина, которая не подвергается сомнениям. А еще очень важно в сложной ситуации, например, когда слышишь что-то оскорбительное, уметь сохранять адекватность. Лучше сказать «спасибо» и уйти, даже когда от злости хочется рвать на себе волосы.

СЛУЖЕБНЫЙ РОМАН
Коллизии личной жизни, даже несчастливые, актеру только на руку: просто в этот раз это будет другой спектакль — для меня, не для зрителя. Да, есть метод работы, когда актеру ставится каждый поворот головы, ударение, интонация, — я так не могу — первый спектакль еще сыграю хорошо, потом заученная интонация станет фальшивой, потому что перестанет подкрепляться чем-то личным. Правдива ведь только та эмоция, которая есть сейчас, в эту секунду, — и только она интересна. Поэтому очень важно идти за настроением. И если, например, репетиция неудачная, все замечания воспринимаю не как обиду, а как есть. А чтобы не падать от каждого замечания в обморок, нужно работать над собой, учиться, читать книги — в общем, подпитываться духовной пищей. Меня, например, очень вдохновляют произведения искусства, походы в музеи.

ОТЦЫ И ДЕТИ
Иногда я сталкивалась с тем, что не знала, как играть героиню, потому что никогда не испытывала ее чувств. В «Короле Лире», например, в Гонерилье я не могла понять, как дочь может кричать на отца, что может довести ее до такого состояния. На репетициях инстинктивно вежливо просила Лира сделать то или это, хотя надо было жестко приказывать. Но поначалу у меня был даже физический ступор. Долго разбиралась, пришлось перевернуть сознание с ног на голову, пока не поняла, что для Гонерильи это абсолютно естественное желание, потребность — так разговаривать. Гонерилья самая старшая, больше всех знает отца, дольше всех живет с ним, поэтому у нее самые близкие отношения с Лиром. Она абсолютно взрослый, трезвый, мудрый человек. Гонерилья искренне говорит отцу, что любит его, но он в это не верит. Как я, преданно, по-настоящему люблю своего отца, так Гонерилья — своего. Только между ними существует непреодолимое недоверие, которое известно чем заканчивается. Роднит знание друг друга, когда я и дочь, и мать, а он маленький и одновременно взрослый, когда знаешь каждый поворот головы, то, что он сейчас думает, как может отреагировать. Я отлично знаю своего папу — он не является для меня загадкой. Он и учитель, и ребенок. К счастью, наши с отцом отношения не столь противоречивы, как у Гонерильи и Лира.

ДВЕ СУДЬБЫ
Лев Абрамович Додин впервые за историю существования труппы пригласил молодых артистов во «взрослый», нестуденческий спектакль «Жизнь и судьба» по роману Василия Гроссмана. Меня в их числе. Когда я узнала об этом, поняла, что на правильном пути, ведь меня выбрали. Служа в таком театре, увереннее идешь в кино, ведь, даже если с кино не выйдет, у тебя есть настоящее дело — один из лучших театров мира. Но это настолько разные профессии, что я их даже сравнивать не могу! Единственное, после долгого перерыва в театре я начала чувствовать нехватку питания, энергии. А в остальном это разные профессии. Я даже как человек меняюсь на съемочной площадке. В театре все-таки есть массовость: все работают вместе и там все намного серьезнее, поэтому в театре я более замкнута — прихожу в гримерку, сажусь, начинаю что-то обдумывать. А на съемочной площадке у меня всегда отличное настроение, чудесные отношения со всей съемочной группой. Там я — главная героиня, и все вокруг меня вертится — это вообще приятно, а девушке особенно! И чаю выпьем, и похохочем, и поболтаем! Да и сам процесс другой. Приходишь на съемочную площадку после репетиции в театре, пробуешь сыграть сцену, а режиссер говорит: «Тише, тише, тише! Все правильно, только в три раза меньше чувств». Дело в том, что на сцене эмоции должны быть сильными, яркими, объемными, а перед камерой более будничными.

МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ
Новому поколению артистов все сложнее служить театру. Я пока не понимаю, в чем дело, но чувствую, что мы другие. Часто задумываюсь, могу ли быть абсолютно независимой, есть ли потенциал. По большому счету, без Льва Абрамовича я мало что могу делать в театре, и все, что я делаю в МДТ, — только благодаря ему. Можно просто быть рядом с ним и расти, и чувствовать, что идешь по правильной тропе. Иногда думаю, смогла бы я что-то сделать в театре под руководством молодого режиссера сама — и становится так страшно. Лев Абрамович помог обнаружить в себе такие качества, о существовании которых я даже не подозревала. Очень многие — да все!

ИСТОРИЯ ЛЮБВИ
Я не до конца современна. Не очень люблю светские мероприятия, не разбираюсь в Интернете, компьютере и последних моделях мобильных телефонов и люблю оглядываться назад — во времена, когда женщина вышивала крестиком, танцевала полонез, цитировала Гете, свободно говорила на нескольких языках. А современные женщины самостоятельно зарабатывают на хлеб и часто сильнее мужчин. Тем сложнее найти мужчину, который будет воспринимать тебя такой, какая ты есть. И так мало искренних чувств, потому что люди заточены на карьеру, успех любой ценой. А душа просит настоящей любви!
Папа, конечно, мечтает удачно выдать меня замуж, потому что считает, что жена — это самая важная профессия для каждой женщины. А знаете, думаю, раньше поступали правильно, когда девушек выдавали замуж родители. И что браки были разновозрастные… Все-таки девушки развиваются быстрее, чем молодые люди, поэтому ровесники часто оказываются «молодыми людьми» в полном смысле слова. Конечно, я обращаю внимание и на внешность. Встречают ведь по одежке. Но обычно быстро разочаровываюсь. Я никогда не мечтаю о любви: лучше думать, что это произойдет неожиданно и будет ярко и прекрасно. Скоро выйдет фильм «Адмирал Колчак», в котором я сыграла возлюбленную Колчака Анна Типиреву — вот это история любви! Я даже не могу подобрать слова, чтобы рассказать о ней! И не надо…

ХОРОШАЯ РЕАКЦИЯ
первая мечта: дом для Барби (сбылась)
первая влюбленность: в первом классе в одноклассника (неразделенная)
первый поцелуй: на дне рождения подруги. Понравилось и затянуло, целовалась весь вечер
первые деньги: 100 долларов за съемки в 13 лет
первое упоминание в прессе: на первом курсе театрального

Другое интервью с Лизой Боярской читай здесь!

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить