Элизабет Гилберт: «Честность всегда помогает»

Элизабет Гилберт, автор мирового бестселлера «Есть. Молиться. Любить», рассказала о своих книгах, духовных откровениях, спокойном отношении к успеху и грядках с помидорами.

Элизабет Гилберт: «Честность всегда помогает»

«Я не думала, что миллионы людей будут читать описания моих эротических фантазий про Билла Клинтона», — призналась самая молодая героиня нашей рубрики «Женщина века». В эксклюзивном интервью Cosmo Элизабет Гилберт, автор мирового бестселлера «Есть. Молиться. Любить», рассказала о своих книгах, духовных откровениях, спокойном отношении к успеху и грядках с помидорами.

Каждый год распадаются миллионы пар, миллионы людей оказываются в дебрях личностного кризиса и депрессии, миллионы ищут выход из них. Одна женщина прошла через все это, чтобы обрести гармонию и найти свои точки баланса, настоящую любовь и подлинное я. Ради этого ей пришлось выучить новый язык, прожить четыре месяца в ашраме, поработать секретарем балинезийского хилера и построить дом для нуждающейся семьи. Она рассказала о своем опыте миру, а мы расскажем о ней — настоящей героине XXI века.

Найти новый сюжет

Элизабет Гилберт родилась 18 июля 1969 года в Уотербери, Коннектикут, и выросла на маленькой ферме среди пчелиных ульев, цыплят, гусей и рождественских елей. В доме не было даже телевизора, поэтому Лиз и ее старшая сестра Кэтрин развлекались, сочиняя истории (Кэтрин, которая тоже стала писательницей, утверждает, что телевизор у них все-таки был, но такой старый, что показывал всего два канала и перегревался после сорока пяти минут работы).

После получения диплома по политологии Лиз путешествовала по стране, подрабатывая официанткой и собирая истории для своих сюжетов. Первый же сборник ее рассказов — «Пилигримы» — оказался в шорт-листе литературной премии. В то же время Гилберт начала сотрудничать с журналами Esquire, GQ, Spin, The New York Times Magazine. Опыт работы бартендером оказался бесценным: ее статья о буднях бара «Гадкий Койот», опубликованная в GQ в 1997 году, стала основой для одноименного фильма.

Три книги, литературные награды, канонический брак с домом в пригороде, детьми в проекте и шопингом по выходным — с таким багажом Лиз подошла к своему тридцатилетию, чтобы наконец понять, что это далеко не та жизнь, которой она хотела бы жить.

Книга Лиз была переведена на 30 языков и стала мировым бестселлером.

Женщина за гранью нервного срыва

Осознание этого привело ее на пол в ванной, где она рыдала ночами. Рыдания — к депрессии и неспособности принять решение. (Родить ребенка? Остаться с мужем? Уйти от него?) Неспособность принять решение — к новым рыданиям и запросам к Вселенной с просьбой дать ей совет о том, как надо поступить. Когда решение (не заводить детей, уйти от мужа) наконец было принято, оказалось, что воплотить его будет не так просто: этому противодействовали и муж Гилберт, и законодательная система штата Нью-Йорк.

Ситуация стала еще более запутанной, когда в жизни Лиз появился прекрасный Дэвид — актер, писатель, вегетарианец, практикующий йогу, познакомивший Лиз с ее духовным учителем и окончательно разбивший ей сердце. Когда отношения с Дэвидом тоже не сложились, Лиз не оставалось ничего, кроме как пойти к психологу и в конце концов согласиться на антидепрессанты.

Пицца, медитации, поиск баланса

Чтобы заново собрать свою жизнь из осколков, Лиз отправилась в годичное путешествие по Италии, Индии и Индонезии. Пицца, паста и мороженое, которые она дегустировала по всей Италии, вернули Лиз интерес к жизни. Медитации в индийском ашраме дали ей духовный стержень. А четыре месяца на Бали научили гармонично сочетать обретенные знания. Там же, на Бали, она встретила свою новую любовь, что добавило этой и без того кинематографически счастливой истории настоящий happy end.

Талант и поклонники

Все остальное уже легенда. Опра Уинфри посвятила Лиз и феномену ее книги «Есть. Молиться. Любить» не один, а целых два эфира. Сама книга, вышедшая в 2006 году, была переведена на 30 языков и уже больше 180 недель находится в списке бестселлеров The New York Times. Продюсерская компания Брэда Питта выкупила права на экранизацию романа. Воплотить Лиз на экране решила не кто иная, как Джулия Робертс (одна из главных поклонниц книги). Маркетологи приурочили к выходу фильма духи, чай и украшения «Есть. Молиться. Любить», еще и аксессуары для йоги с таким же названием. Турагенты предлагают поездки по следам Гилберт (Ешьте «Маргариту» в пиццерии, которую рекомендует Лиз! Медитируйте в ее ашраме! Встретьтесь с ее хилером и предсказателем судьбы!). Поклонницы книги отправляются в Италию, Индию и Индонезию, вешают на YouTube записи своих разговоров с лекарем Кетутом Лийером и в эфире у той же Опры рассказывают о том, как опыт Лиз дал им силы справиться с кризисом самовосприятия, уйти от мужа и поменять род деятельности.

Теперь многотысячные залы собираются, чтобы услышать вдохновляющие выступления Лиз и увидеть женщину, которая на собственном опыте доказала, что у нас всегда, в любой ситуации есть выбор.

«У меня те же сомнения, слабости, колебания и вопросы, как и у всех остальных».

В стороне от толпы

Что думает Лиз о своем феноменальном успехе? Она (и это одно из самых приятных ее качеств) прежде всего благоразумна, поэтому к фанатичной любви к ней относится как к параду, проходящему мимо ее окон: музыканты играют марши, толпа со сладкой ватой и яблоками в карамели танцует и веселится, особо старательные несут транспаранты «Вперед, к просветлению и гармонизации!». Сама Лиз тем временем занята домашними делами: ей нужно вымыть посуду, постирать белье и убраться в комнатах.

Лиз оказалась в уникальном положении: каким-то образом проблемы, мучившие ее, оказались в резонансе с опытом окружающих, а ее частная история неожиданно превратилась в сюжет, близкий каждому.

Принимая во внимание всех поклонниц, которые теперь идут по ее пути (зачастую в прямом смысле этого слова), не чувствует ли она, что ее частная жизнь украдена? «Я не думаю, что я могу оправданно жаловаться на это, — отвечает она, — потому что я сама решила написать такую личную книгу и представить ее публике. Никто не вломился в мой дом, не украл мои дневники и не создал на их основе „Есть. Молиться. Любить“ — все это я сделала сама… Мне повезло, что по природе я не закрытый человек, и в книге нет ничего такого, о чем мне было бы неприятно рассказать».

Неожиданностью стал отклик читателей, которые засыпают Гилберт письмами, прося ее советов. Сначала Лиз пыталась отвечать всем, но вскоре поняла, что это непосильная задача. «Впервые в жизни мне пришлось создавать границы между собой и людьми. Обычно я хочу всех осчастливить — это невозможно и в лучшие времена, но сейчас это стало абсолютно нереально. Мне пришлось научиться говорить людям нет, разочаровывать их… Все это часть взросления и потому, наверное, к лучшему. Но это было нелегко».

Лиз о России: «В колледже я два года учила русский, но, пожалуйста, не просите меня что-нибудь произнести! Сейчас я помню только одно предложение: „Если бы у меня было много денег, я бы полетела в Минск“. Кто знает, почему эта фраза из учебника засела у меня в голове? В 17 лет я приехала в СССР — это было мое первое заграничное путешествие, и оно мне очень понравилось. Однажды я хочу вернуться в Россию. Не могу даже представить, насколько изменилась за эти годы Москва».

(Не) гуру нового поколения

Множество факторов (социологических, исторических и т. д.) превратили Лиз в того гуру, который был нужен миллионам женщин именно в этот момент. Однако природная скромность, здравый смысл и девиз «Честность всегда помогает» заставляют Лиз открещиваться от этой роли. «Я всегда держу в сознании тот простой факт, что я не гуру. Для этой работы у меня нет достаточной квалификации — ни духовной, ни психологической. Роль гуру в том, чтобы быть учителем, совершенным мастером. А я прекрасно знаю, что я вечный и не самый лучший студент. Мне кажется, в случае с „Есть. Молиться. Любить“ я была учеником, поднимающим руку и задающим вопрос, ответ на который весь класс хотел знать, но никто не решался спросить. У меня те же сомнения, слабости и колебания, как и у всех остальных, но благодаря моей профессии я могу провести несколько лет, исследуя одну тему. Потом я делюсь находками с моими сотоварищами-учениками. Но гуру? Нет. Я настоятельно рекомендую найти для этой роли кого-то более совершенного».

Встреча Лиз с бразильцем, теперь известным во всем мире как Фелипе (его настоящее имя — Жозе Нунес), и финал «Есть. Молиться. Любить» умилили читателей и заставили издателей мечтать о продолжении этой успешной книги. К общей радости все так и получилось.

После того как Фелипе был арестован в аэропорту Далласа за нарушение визового режима и депортирован из США, у пары (двух жертв тяжелых разводов, торжественно поклявшихся больше никогда, ни при каких обстоятельствах не вступать в брак) был только один выход — пожениться. Десять месяцев они кружили по Юго-Восточной Азии. Это время было нужно адвокату, чтобы собрать документы, которые позволили бы Фелипе снова въехать в Штаты, а Лиз, чтобы примириться с самой идеей грядущей свадьбы. Так появилась тема для следующей книги: ею стал «Законный брак» — 300-страничное рассуждение о сущности замужества.

Первый черновик показался Гилберт настолько ужасным, что она выбросила его, попросив у издательства годичную отсрочку. Шесть месяцев Лиз провела в своем саду, пропалывая грядки с помидорами и думая, что с ней как с писателем все кончено.

Наконец она оторвалась от огородничества, чтобы подготовить к выходу новую книгу — совсем не такую, на которую надеялись поклонники «Есть. Молиться. Любить».

Со свойственным ей трезвомыслием Лиз понимает, что вряд ли когда-нибудь сможет повторить успех своего бестселлера, и совершенно спокойно к этому относится.

«До „Есть. Молиться. Любить“ я написала три книги, которые мало кто прочел. Но я горжусь ими, как и всем, что я сделала, — говорит она. — По личному опыту я знаю, что создать книгу, которую не полюбят миллионы, — это далеко не конец света. Если мне очень повезет, я напишу еще дюжину книг до того, как умру. И было бы настоящим безумием думать, что каждая из них будет таким же феноменом, как „Есть. Молиться. Любить“. Скорее всего, такое больше не повторится, да и не должно повториться».

Молчание, молчание, молчание…

После всех трансконтинентальных перелетов Лиз и ее муж осели в тихом городке Френчтаун в Нью-Джерси, где купили дом и открыли компанию «Две пуговицы», которая импортирует в США товары из Юго-Восточной Азии. И парадоксальным образом их больше не тянет в дорогу. Работая в саду, гуляя по берегу реки со своей собакой и сидя вечерами вместе с мужем, Лиз абсолютно счастлива.

Сейчас она убеждена, что все хорошее, что есть в ее жизни, пришло благодаря интенсивной работе, которую она проделала в ашраме, — благодаря этим четырем месяцам медитации, сосредоточенности и дисциплинирующего духовного труда.

Но можно ли обрести просветление дома, не отправляясь для этого в паломничество? Лиз уверена, что да. «Три слова: молчание, молчание, молчание. Молчание бесплатно и доступно каждому. Все, что вам надо сделать, — закрыть дверь и закрыть рот. И вы останетесь наедине с Богом, где бы вы ни были. Мне нравится то, что один монах сказал мне в Индии: «Молчание — это единственная истинная религия».

Помидоры, цветы, счастье

Глядя на эту сияющую счастьем женщину, трудно представить ее на полу ванной комнаты в озере собственных слез. Однако вот образец гармонизации в действии и пример того, что каждый в состоянии изменить обстоятельства к лучшему и начать новую жизнь прямо сейчас.

Своим путешествием и духовными поисками Элизабет хотела спасти себя. Но попутно Лиз помогла и нуждающейся балинезийской семье, для которой собрала деньги на новый дом, и миллионам женщин во всем мире.

После рассуждений о паломничестве, саморазвитии и завышенных ожиданиях публики Лиз радуется возможности просто поговорить о том, как обстоят дела у помидоров на ее грядках. «Спасибо вам за этот вопрос! — восклицает она. — Помидоры растут прекрасно. Я посеяла их еще в марте, а летом пересадила в грунт. Но настоящие звезды моего сада — цветы. Выяснилось: все, чего я хочу, — это видеть из окна, что мой дом окружен избыточной, бесполезной красотой».

«Выяснилось: все, чего я хочу, — просто видеть из окна, что мой дом окружен цветами».

Медовое мороженое

Еще одна тема, которая беспокоит читателей «Есть. Молиться. Любить»: какое у Лиз любимое джелато? «Очень важный вопрос! Все зависит от места, конечно. В Риме мой фаворит — медовое из Gelateria San Crispino рядом с фонтаном Треви. А обычно я никогда не могу выбрать между клубничным и фисташковым мороженым».

Сейчас, после путешествия в поисках себя, международного феномена книги «Есть. Молиться. Любить» и приобретения статуса гуру женщин XXI века, Лиз сформулировала собственный категорический императив — простой и правильный: «Это очень серьезная тема (хотя и не настолько серьезная, как вопрос о мороженом), и мы могли бы обсуждать ее часами. Удачнее всего сказано в «Бхагавад-гите»: «Лучше несовершенно прожить свою судьбу, чем совершенно — имитацию чужой жизни». Другими словами, оставайтесь на своем пути. Это работа всей вашей жизни — единственная, которая имеет значение».

Анна Зябрева
Фото: DEBORAH LOPEZ. VIKING-PENGUIN. РИПОЛ. SONY PICTURES. SHEA HEMBREY

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить