Джейк Гилленхаал: поговорили по‑мужски

Выработав британский акцент и накачавшись до неузнаваемости, Джилленхаал снялся в фильме «Принц Персии: Пески Времени».

Джейк Гилленхаал: поговорили по‑мужски

Выработав британский акцент и накачавшись до неузнаваемости, Джейк Гилленхаал снялся в роли принца Дастана в фильме «Принц Персии: Пески Времени». А сразу после съемок рассказал Василию Хмеленко о своей стратегии выбора ролей, мальчишках из колонии для несовершеннолетних, важности доброго сердца в семейной жизни, дресс-коде в Марокко и о многом другом. Вышел вполне мужской разговор.

ДЖЕЙК: Я качался, мучительно качался. Я делал все! Джерри (Продюсер фильма Джерри Брукхаймер. — Прим. ред.) говорил: «Ммм… Бицепс сделай побольше, будь добр». Я только отвечал: «Да, сэр, слушаюсь и повинуюсь!» И продолжал качаться…

C: Ты сильно изменился после съемок «Принца»? Узнавал себя в зеркале?

Д: У меня британский акцент появился! Уж точно я стал смешнее (с британским-то акцентом!). Я прочувствовал английский юмор, его сдержанность, даже сухость. Роль меня научила многому — и физически, и эмоционально.

C: С таким качком девушки чаще флиртуют?

Д: Не поверишь, чаще всего они флиртуют, когда я бреюсь «под солдата». И наоборот, когда у меня длинные волосы и мускулы под Криса Робинсона.

C: Ты вообще любишь спорт?

Д: Не знаю… Мне нравилось на съемках качаться, заниматься паркуром. Иногда мне говорили: «А сегодня мы лазаем по канату!» Я: «Опа! Как это?» У меня были ежедневные силовые и аэробные нагрузки… Потом мы несколько месяцев были в Лондоне. Уроки хореографии и полный курс «Как стать идеальным принцем». Еще я работал с Пэнни Роуз, потрясным дизайнером, автором костюмов. Когда мы впервые говорили о моем герое с Джерри, я сразу предупредил, что у меня есть определенные мысли о внешнем виде и поведении принца Дастана — мы должны следовать видеоигре о нем. А там ведь несколько версий игры…

C: Кстати, ты в эту видеоигру играл?

Д: Да, в детстве, позже — на Nintendo. Кстати, на съемках я в нее тоже поигрывал… и в трейлере — в рабочих целях! (Делает очень серьезное лицо.) Я даже показывал некоторые трюки из игры хореографам и сценаристам, и мы что-то меняли «под игру».

C: А как тебе Марокко? Жара, наверное, нереальная!

Д: У нас в команде было около двух тысяч человек, и мы тусовались посреди пустыни. Это напоминало Кубок Супер Боул (чемпионат по американскому футболу. — Прим. ред.) — толпы людей с бутылками воды… Я из Лос-Анджелеса, мне было проще, у нас почти такая же погода. Но марроканцы ходят в многослойной одежде, а я в шортах и футболках часто смотрелся там… неуместно.

C: И сколько бутылок воды ты выпил?

Д: Хочешь, я забуду этот вопрос, а ты задашь другой? Э-э-э… надо же…

C: У Дастана проблемы с отцом. А какие у тебя отношения с папой?

Д: Было несколько мужчин, которые мне импонировали. Папа — один из них. Но я его воспринимаю больше как отца, а не как режиссера. Дастан же не знает, кто его отец, есть люди, на которых он равняется. У принца доброе сердце, это важно, именно оно помогает наладить отношения в семье.

C: Что обеспечивает фильму успех?

Д: Крутой продюсер и крутой сюжет. Я люблю наблюдать за нашим продюсером Джерри Брукхаймером. Он мной так круто манипулирует! Я ведь… например, качался в зале больше потому, что он меня попросил об этом! А вот, скажем, «Аватар» удачен благодаря истории, хотя визуальные эффекты там фантастические! Людям важна история — она должна затронуть сердце.

Девушки чаще флиртуют со мной, когда я бреюсь «под солдата».

C: Чем «Принц Персии» особый?

Д: Это, возможно, последний фильм в своем роде. Сейчас ведь почти все компьютерное, а у нас вышел натур-продукт — даже декорации строили, а не рисовали. Все было аутентичным — даже змеи! Сейчас все экономят и вряд ли могут себе такое позволить.

C: Ну хоть что-то было ненастоящим?

Д: Я прикидывался падающим — это чисто игра. А еще я должен был поймать камень. Там же все вокруг древнее. Помню момент, когда мне по сценарию надо было уследить, чтобы ничего не упало на руины. И тут на нас с руинами летит огромный камень! Мне пришлось его поймать. Я поймал, вижу — на меня падает еще один, поменьше… А у меня-то в руках уже есть один, так что, увы, было не до другого. В фильме есть моменты, где на меня сыплются зеленые камешки — прикинь, в меня ими целый день толпа народа кидалась с лестницы! Мы сделали дублей сто!

C: А что было самым сложным?

Д: Половина всех заданий! Я прыгал со страшной высоты и даже не был уверен, есть ли внизу мат. Я прикидывался крутым, но было не по себе. Я бегу, прыгаю с высоты почти полтора метра… Видимо, все дело в том, что я представлял себя супергероем из игры.

C: Скажи, ты специально выбрал фильм-экшн с огромным бюджетом?

Д: Мне казалось, я выбирал только героя. Я с ними, с героями, никогда не ошибаюсь. (Смеется.) Я еще тот стратег! Сюжет меня сразу впечатлил. Он о настоящем, об отношениях принца Дастана и принцессы Тамины, о семье. У Дастана хороший характер — видел, как он подмигивает в камеру? Такой герой может стать классическим!

«Актер должен сниматься только в кино, в смысл и успех которого он верит!»

В моей карьере были разные этапы. После успеха «Горбатой горы» мне предложили тонну сценариев разного толка. Но то, что мне нравится делать, — это то, что любит аудитория. Мне хочется делать именно такое кино! Я не стар еще, но в профессии уже много лет… В моей жизни происходят изменения, и в связи с ними я по-новому смотрю на сценарии — одни сюжеты находят во мне отклик, другие мне чужды.

C: То есть ты мечтаешь сняться в потенциальной киноклассике?

Д: Никогда не предскажешь, станет кино великим или провалится. Но актер должен сниматься только в кино, в смысл и успех которого верит. Иначе точно ничего не получится. Я верю в судьбу, в то, что мы должны получать уроки жизни. Да, мои родители из кинобизнеса, но этого недостаточно, чтобы быть хорошим актером.

C: В «Горбатой горе» ты играл гея. Согласился бы снова сняться в таком образе, зная о последующей шумихе?

Д: Кто его знает… Наверное, да. Я выбираю работу с классными режиссерами и командой, которой доверяю. Вот и фильм о двух влюбленных пастухах появился в моем репертуаре вовсе не потому, что я сам, Джейк Гилленхаал, такой.

C: А что насчет мелодрам?

Д: Да я только что снялся в ромкоме («Любовь и другие наркотики». — Прим. ред.). Фильм вышел классный, мы работали над ним с Энн Хатауэй, я вернулся со съемок пару месяцев назад. Еще я хочу поработать над мюзиклом… если мне доверят такое дело. Посмотрим.

C: У тебя есть любимая роль? Самая полезная для тебя лично?

Д: Я до сих пор общаюсь со всеми, кто помогал мне найти правильный тон героя в фильме «Братья» — особенно с мальчишками из колонии. Периодически навещаю их. Это была очень важная роль для меня.

Фото: (c)WDSSPR

Читай другие новости про Джека Гилленхаала и «Принца Персии»:

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить