Дмитрий Колдун

Если на «Евровидении» займу последнее место, я, конечно, буду переживать… Где-то месяц.

Дмитрий Колдун

ВЗЛЕТНЫЕ ОГНИ



Если на «Евровидении» займу последнее место, я, конечно, буду переживать… Где-то месяц.

2007 — участник конкурса «Евровидение».
2006 — победитель проекта «Фабрика звезд-6».

КОНКУРС

Конкурс — это то, что я люблю и в чем никогда не перестану участвовать. Но я не люблю экзамены, хотя только что восстановился в Белорусском университете… Не люблю их, потому что приходилось очень много списывать. В этом я преуспел. У меня был такой вариант: я печатал на скотче ответы на вопросы и клеил его на обычные белые шариковые ручки. Каждая ручка соответствовала одному билету, все они лежали у меня в кармане, я брал нужную, переворачивал ее тихонечко и списывал. При этом не забывал с понимающим видом посматривать на преподавателя… А на конкурсах списывать не надо! Хотя я знаю певцов, исполняющих песни с суфлером.


НА ВОЛНЕ

Меня старший брат заставил научиться играть на гитаре. Он говорил: «Если не будешь играть, будешь квартиру убирать». А уборка была для меня смерти подобна.
Я научился и попутно стал что-то скулить, потом — петь, выходить на школьную сцену… В 15 лет у меня была группа «Тяжелый колесный плуг». Я пел тогда поп-музыку ужасную, потому что мне надо было что-то петь, например песню «На волне»: «А волна с головой накрывает, от любви сердце вновь замирает, и летит от земли до небес «эс-эм-эс». Сейчас не могу это петь! На худой конец на химфак вернусь, пойду начальником смены на полимерный завод, на лаки-краски.


МОРОЗИЛЬНИК

Шоу-бизнес — это огромный морозильник, в конце которого стоит сундук с золотом. Все уже одетые, а ты абсолютно раздет. И если кто-то бросит тебе какое-то полотенце, то ты сможешь уже пройти в следующую зону, где еще холоднее. С каждым новым шагом тебе нужно уже не полотенце. Тебе нужны шуба, штаны фирменные…


СОЛЯРИЙ

Был у меня зажим на «Фабрике»: понимаешь, что тебя везде снимают, и просто не можешь нигде спрятаться. Я после нее стал очень закрытым и только сейчас возвращаюсь к людям. Единственное место в доме, где не было камер, — кабинка солярия. Туда я мог пойти и… выдохнуть. С тех пор, когда иногда открываю в солярии глаза, вспоминаю, как я открывал их там, на проекте, — не для того чтобы что-то переключить, а чтобы набрать телефонный номер. Всего на несколько секунд — чтобы маме пару слов сказать и не ослепнуть.

БЛАГОДАРИМ МЕБЕЛЬНЫЙ САЛОН «ДВЕНАДЦАТЬ» ЗА ПОМОЩЬ В ПРОВЕДЕНИИ СЪЕМКИ.

ФОТОГРАФ: ФЕДОР МАРКУШЕВИЧ. ВИЗАЖИСТ: ЕВГЕНИЯ ФАТЕЕВА. СТИЛИСТ: ЛАДА АРЗУМАНОВА.
НА ДИМЕ: РУБАШКА, CHRISTIAN LACROIX



 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить