Девушки на фронте

Когда-то они одержали главную, большую Победу, чтобы мы, их внучки и правнучки, теперь могли спокойно рассуждать о победах поменьше.

Девушки на фронте

Когда-то они одержали главную, большую Победу, чтобы мы, их внучки и правнучки, теперь могли спокойно рассуждать о победах поменьше. Сегодня, в канун главного праздника, 9 Мая, мы вспоминаем тогдашних девушек и их тревожную юность. И это еще один способ сказать им спасибо за то, что мы есть.


МашинисткаБабушка Надежда Даниловна Гофман

Анна Гордиенко, внучка: «Моя бабушка ушла на войну в сентябре 1941-го, ей был 21 год. Надежда Даниловна не состояла в комсомоле, более того, была дочерью раскулаченного крестьянина. Но тем не менее она была уверена, что защищать страну — это ее долг, и выбора для нее не существовало. Надя попала в 10-ю саперную армию — была машинисткой, работала с секретными бумагами. Как-то перевозили два сейфа с документацией и остановились в крупном селе в Ростовской области. У бабушки оторвалась лямка от лифа, и она пошла искать иголку и нитку. Не заметив ничего странного, она зашла в пустой дом — в нем оказалась… корова, она слизывала что-то со стола. Потом раздался шум, и бабушка поняла, что в селе никого нет не просто так — к нему уже подходили фашисты. Ситуация критическая: машина не заводится, а документы не должны попасть к неприятелю. Все казалось таким безысходным, что бабушка даже попросила одного из солдат застрелить ее. Но все же им удалось уйти: нашли телегу, а документы утопили в болоте. Потом возвращались за ними, но не нашли. И главное — враги тоже.

Женщинам на войне трудно еще и потому, что они среди одиноких мужчин… На бабушку многие засматривались, но никто не приставал. Оказалось, ее охранял начальник политотдела. Михаил Лазаревич сразу положил на нее глаз и никого к ней не подпускал. Но сошлись они не сразу, а только в 43-м. Закончили войну в Германии, жили счастливо, пока в 1980 году их не разлучила дедушкина смерть.

О страхах и ужасах войны бабушка всегда рассказывает с улыбкой. Хотя зачастую речь идет о трагедиях, о смерти, о грязи и страшных событиях. Например, она любит вспоминать, что во время бомбежек спала под кроватью: ей казалось, что если в штаб попадет бомба, это „укрытие“ ее спасет.

Она терпеть не может нынешние фильмы о войне с реками крови, но каждое 9 Мая сидит у телевизора, когда показывают старое советское кино о войне, и плачет. Я раньше не понимала, как она может с таким трепетом эти фильмы смотреть, если своими глазами видела, как было на самом деле. А теперь начинаю догадываться, что для нее это и было именно так, как там показывают. Она верила в это тогда, верит и до сих пор».

ЗенитчицаБабушка Анна Евсеевна Бененсон

Марина Райдун, внучка: «Утром 22 июня моя бабушка уже стояла в очереди в военкомат с просьбой отправить ее на фронт. Тогда ее не призвали, у нее и так была важная задача — позаботиться о семье в эвакуации. Она осталась одна с ребенком: муж был главврачом госпиталя. Вместе с сестрой, ее сыном и своей дочкой бабушка села в поезд в Крыму и отправилась в Азербайджан. В пути дети заболели менингитом и умерли прямо в вагоне. На одной из станций матери передали их тела представителям власти и так никогда и не узнали, где были похоронены их малыши…

О муже вестей не было (он так и не вернулся с фронта), ребенка она потеряла. Война уничтожила ее семью, и бабушка решила, что ее место рядом с солдатами — защищать другие семьи. В декабре 1941 года, в 25 лет, она, учитель немецкого, ушла на фронт — ее знания могли пригодиться.

Бабушка была женщиной бездонной внутренней силы и настоящего мужества, вместо того чтобы рассказывать нам, ее внучкам, о трудностях и испытаниях, она вспоминала, как ей пришлось подстричь волосы и что нужно было перешивать мужскую форму, чтобы она села по фигуре. Но чаще всего говорила о друзьях, с которыми познакомилась во время службы и поддерживала отношения долгие годы.

Она была одновременно и зенитчицей, и заместителем командира батареи по политчасти. В начале 43-го, под Моздоком, она из „Катюши“ сама сбила немецкий самолет.

После смерти дочки бабушка Аня поклялась, что если выживет, то возьмет ребенка, оставшегося без родителей. И слово свое она сдержала. В конце войны она познакомилась с крымским партизаном — моим дедушкой Яковом Григорьевичем. Они поженились уже после Победы и сразу усыновили 10-летнего мальчика. Позже у них родились еще двое детей.

Бабушка эмигрировала в США в 1994 году с дочерью и ее семьей. До самой смерти вместе с другими ветеранами она продолжала отмечать свой главный праздник — День Победы. И каждое 9 Мая в одном из нью-йоркских скверов раздавались звуки гармошки, а ветераны рассказывали друг другу о своих военных годах и непременно пели песню „Бьется в тесной печурке огонь“, слова которой они помнили еще с тех, фронтовых лет».

ХирургБабушка Ольга Митрофановна Орлик

Анастасия Овчинникова, внучка: «Моя бабушка родилась в 1920 году. Когда началась война, она заканчивала Одесский медицинский институт. Не успела получить диплом — была мобилизована. Прошла всю войну как хирург-ординатор, на Втором Украинском фронте.

На вопрос „Было ли тебе страшно?“ бабушка отвечала: „Очень страшно“. Но делиться жуткими подробностями отказывалась. Вспоминала всегда только какие-то курьезные моменты. Удивительно, но на войне иногда было время и место для смеха. Вот один из случаев. Еще в начале войны бабушкина медсанчасть только-только расположилась на открытом пространстве прямо рядом с лесом. Разбили палатки, начали размещать раненых, как вдруг воздушная тревога: началась бомбардировка. Все рванули в лес. Как говорила бабушка, она неслась, себя не помня. А вокруг только вой самолетов и взрывы. Когда атака закончилась, все стали собираться вместе в лесу, делать перекличку, и бабушка, придя в себя, вдруг поняла, что все это время она держала в руках… патефон! Не медикаменты, не бинты, а именно патефон она схватила как самое ценное, когда налетели немцы, и побежала с ним в лес. Естественно, пластинки не взяла. Смеялись над бабушкой, конечно, все.

В самом конце войны она познакомилась со своим будущим мужем, моим дедушкой, врачом. Они вместе встретили 9 Мая в Будапеште и пробыли там до 47-го года. Ольга Митрофановна работала в лагере для военнопленных немцев. Говорила, что были они худющими, голодными, завшивленными. Она их жалела…

После войны бабушка стала педиатром — помогала людям и в мирное время. Для меня она навсегда образец настоящего героизма и мужества».

Мария Кравченко, правнучка: «Моя прабабушка родилась в 1919 году в Полтаве. Прожила она 92 года. И никогда никто не сказал о ней дурного слова — не было повода.

Между тем жизнь ее была похожа на длинное испытание, как и у большинства людей того времени. Войну она встретила в полном одиночестве: все ее родные умерли. И кроме собственной жизни, терять ей было нечего. Еще в 1938 году она окончила фельдшерскую школу (непривычное на слух сегодняшнего человека слово — „фельдшер“) и работала в медпункте кирпичного завода. Она с детства хотела быть врачом, ей очень нравился запах йода и хлорки, и, надо сказать, что до последнего дня у нее дома было чисто, стерильно.

Утром 22 июня 1941 года бабушка пошла в кино. После фильма началась мобилизация, и, не успев взять никаких личных вещей, Мария Даниловна пришла на призывной пункт в чем была. В ее личном деле (документ удивляет своей дотошностью) значится, что с 24.06.1941 она состояла на службе в эвакогоспитале Второго Прибалтийского полка. Была под Ржевом, в Средней Азии, встретила 9 мая в Даугавпилсе (в одной части крепости советские солдаты праздновали победу, а в другой сидели пленные немцы).

Бабушка иногда выполняла необычные для медработника поручения. Например, как-то раз перевозила секретную депешу: одна, ночью, на перекладных, по оккупированной территории и с пистолетом, спрятанным в голенище сапога. Держалась мужественно, но когда пришлось остановиться на ночлег у каких-то стариков, не могла сомкнуть глаз и от пережитого страха проплакала всю ночь, но депешу доставила.

Войну она закончила не в мае 45-го, а в сентябре, на Дальнем Востоке, где в то время шли бои с Японией, в звании лейтенанта медицинской службы.

Никогда, вспоминая о войне, она не давала волю чувствам, обо всех людях, с которыми сводила ее судьба, вспоминала с благодарностью. На войне она встретила моего прадеда, и они счастливо прожили почти 50 лет. В мирное время Мария Даниловна стала выдающимся гинекологом и акушером и за годы работы приняла роды более чем у трех тысяч женщин. Она была гордостью нашей семьи.

Этой зимой ее не стало».

Записала Анна Зябрева
ФОТО ИЗ АРХИВА ГЕРОИНИ

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить