День Бородиной

Как зубная щетка может превратиться в микрофон, телевизор — в дом, а усилия — в удачу, нам рассказала известная телеведущая Ксения Бородина.

День Бородиной

Как зубная щетка может превратиться в микрофон, телевизор — в дом, а усилия — в удачу, нам рассказала известная телеведущая Ксения Бородина.

Дельфин и русалка

Творческое начало во мне было всегда. В детстве я запиралась в ванной, делала себе различные прически, ставила кассету Наташи Королевой и пела перед зеркалом «Желтые тюльпаны» с зубной щеткой вместо микрофона. В школе участвовала в конкурсах, вела довольно активный образ жизни, выпускала стенгазету, ставила спектакли. Мне тогда учителя часто говорили: «Ксюша, тебе надо идти учиться на актрису!» Но я это все серьезно не воспринимала. Я никогда ничего не планировала и вообще думала, что звездность, популярность — это что-то мифическое и недосягаемое.
Моя мама, когда вышла замуж за отчима-итальянца, уехала в Италию, а я осталась в Москве. Меня воспитывали бабушка и дедушка и, в отличие от родителей, сильно баловали. Детство мое было беззаботным, никаких обязанностей по дому у меня не было, хотя я сейчас не знаю, хорошо это или плохо.
В детстве у меня было много любимых артистов, телеведущих. Одно время очень нравилась группа «Руки вверх!» — я сходила по ним с ума и даже ездила за ними на гастроли. Еще я была футбольной фанаткой. Болела за «Спартак» и носила шарфик с их символикой. По квартире были расклеены плакаты с игроками.
Неформальные движения меня, правда, не коснулись. До 18 лет мне не разрешали делать татуировки, но как только я стала совершеннолетней, то сразу же пошла и сделала — у меня на ноге изображен дельфин. Мне всегда нравились эти млекопитающие, они добрые и независимые.

Второй папа

Своим вторым домом считаю Италию. Я влюбилась в эту страну, ее народ оказался мне очень близок. Мой родной папа — с Кавказа, а там очень много темпераментных людей, и итальянцы такие же. Я когда-то даже мечтала выйти замуж за итальянца, жить в Риме в большой квартире и готовить ему пасту. Все вышло не так, но я не жалею. Несмотря на то что мама в Италии уже не живет, я продолжаю там бывать, общаюсь с отчимом, с родственниками, друзьями, там у меня есть любимые места, улочки. В общем, я с удовольствием возвращаюсь в Италию снова и снова.
Со своим родным папой не общаюсь. Был момент, когда я попала на телевидение и он возник в моей жизни. Но общаться не стали: когда-то из моей жизни пропал он, теперь исчезла я. Мы с ним разные люди, он мне чужой, я его совсем не знаю, поэтому не представляю, как с ним разговаривать. С отчимом-итальянцем общаюсь, мне нравится его характер. Он тоже, как и я, какое-то время рос без мамы, потом у него погиб отец. Так что мой отчим — достаточно сильный человек. И меня тоже научил быть сильной.

Мои университеты

До девятого класса я училась в обычной общеобразовательной школе, где учителя относятся к ученикам абсолютно безалаберно. Когда меня перевели в лицей, то все изменилось. Я была очень загружена, времени пить пиво у подъезда не стало. Полтора часа добиралась на метро до школы. А занятия начинались в половине десятого и заканчивались полдевятого вечера. Выпускной вечер у нас тоже был необычным: вместо Поклонной горы и Красной площади мы поехали по маршруту Питер — Финляндия — Швеция. Сначала я родителей упрекала, что перевели меня в лицей, в другой район, далеко от друзей, с которыми я училась девять лет, но потом втянулась. И это очень изменило мою жизнь.

Я сама

Свои первые деньги я заработала лет в девять, когда жила в Италии. Там есть детский рынок, называется «Банкарелла» — это что-то вроде барахолки, куда дети приносят всякие ненужные вещи из дома и продают. Вот и я собрала какие-то игрушки, мамины бусы, еще что-то, о чем мама лучше бы не знала, и продала. За три месяца работы на этом рынке заработала довольно приличную сумму денег для девятилетней девочки — пять тысяч лир. Это много, на куклу Барби, правда, не хватит, но на пол-Барби — вполне.


Несмотря на то что мы жили хорошо, мне в 18 лет сказали, что на свои карманные расходы я должна зарабатывать сама. И я устроилась менеджером в магазин одежды в «Охотном Ряду». На первую зарплату купила бабушке микроволновку, на вторую — стиральную машинку, на третью — холодильник. Потом уже перешла работать на телевидение редактором сразу нескольких программ.
Считаю, что моим счастливым случаем был тот самый момент, когда я собиралась улетать в Италию, а мне позвонили и сообщили, что я утверждена в проект «Дом-2». Это изменило мою жизнь.

Все равно его не брошу

Помню, как первый раз увидела себя по телевизору. Это было одно ток-шоу, которое не хочу называть. Сначала я показалась себе жуткой — оказалось, экран меня полнит, искажает голос. Но потом поняла, что все-таки мне это нравится. Сейчас я уже выхожу на съемочную площадку «Дома-2» и не замечаю камер. А когда только пришла на проект, то не умела ничего. Мы с Ксюхой Собчак вместе начинали, у нее тоже не было никакого опыта, поэтому старались друг другу помогать. Видимо, чем ты младше, тем легче тебе учиться, а комплексы появляются с возрастом. Мне тогда был 21 год, я на все смотрела сквозь розовые очки, все казалось легким и простым. Было ощущение, что это пионерлагерь, а я — вожатая.
За четыре года, пока идет проект «Дом-2», я, конечно, изменилась. Раньше там практически жила, сейчас появляюсь только по делу. Я не устала от проекта, но дикий восторг прошел. У меня есть выбор и возможность уйти, но я не люблю оставлять дело на середине. Если начала, то должна и закончить.

Судьба без лимузина

Раньше я очень верила в судьбу, а теперь верю в себя. Двигаюсь не семимильными шагами, а потихонечку. В свою «вторую половинку» я тоже верила. Сейчас думаю, что это бред. Не сказала бы, что мы с мужем ждали друг друга всю жизнь, это не то слово. Просто можно найти человека, жизнь которого схожа с твоей, и от этого тебе становится проще и легче с ним общаться. Наш конфетно-букетный период с мужем был недолгим, я впервые сразу переехала жить к мужчине и не могла расстаться с ним — настолько нам было весело и комфортно друг с другом.


Поначалу мне хотелось свадебной церемонии, хотелось надеть белое платье, сесть в лимузин… Но когда я встретила его, то все это показалось ерундой. Стало важно просто жить счастливо. После свадьбы появилось больше ограничений и ответственности, теперь с работы еду не тусить и развлекаться, а домой. Я понимаю, что нас уже двое, и мечтаю, чтобы стало трое, а может, и четверо. Раньше ни об уединении, ни о семье не думала. А Юра своим упорством, характером и силой убеждения донес это до меня.

Снежные чувства

У моей мамы и отчима было принято отмечать Новый год в Таиланде. Мы летали туда пять или шесть раз, и для меня это было достаточно тяжело. Все друзья праздновали в Москве, собирались по квартирам с гитарами, тусовались, а меня родители увозили в жару. Ощущения Нового года не было. Тут у всех снег, веселье, шампанское, фейерверки, а у меня родители и жара +30. Мы сидели с отчимом и мамой в ресторане, мне все звонили из Москвы и говорили: «Ксюха, у нас тут тусовка, мы идем туда, потом сюда», а я отвечала: «Клево, а у меня слоны, киви, бананы, я в сарафане». Поэтому сейчас особенно ценю всю эту предновогоднюю суету — снег, подарки, елки и даже жуткие пробки.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить