Данила Козловский: «Деньги - не главное»

Сдержанный, аристократичный, Данила Козловский не очень любит давать интервью, потому что «уже все про себя рассказал».

Данила Козловский: «Деньги - не главное»

Шесть лет назад роман «Духless» наделал много шума. Одни его страшно ругали, другие взахлеб хвалили — равнодушных не было. Сергей Минаев сравнивал своего героя Макса с Печориным. Ты тоже считаешь, что топ-менеджер тянет на героя нашего времени?

Нет, не считаю. У меня вообще нет ответа на вопрос о главном герое наших дней, и во время съемок я его не искал, потому что в романе Минаева меня не это заинтересовало.

Тебя тоже увлек роман?

Я прочитал его уже после того, как был утвержден на роль, и он здорово помог мне в работе. Это живой, нескучный текст. Кто бы что ни говорил о его литературном качестве, в нем есть интересный характер и есть обстоятельства, которые так или иначе знакомы всем, независимо от того, чем мы в жизни занимаемся. Я никогда не был банковским топ-менеджером и уже вряд ли когда-нибудь им стану, но знаю, что такое — оказаться перед необходимостью выбирать, и знаю, как непросто это бывает. Я знаю, как легко запутаться и потеряться и как сложно потом выбраться. И что такое страх облажаться, я тоже знаю.

Минаев, по его же словам, посвятил свой роман «поколению 1970−1976 годов рождения. Чей старт был столь ярок, и чья жизнь была столь бездарно растрачена». Это ведь не твое поколение, какое тебе до него дело?

Да, я родился в восемьдесят пятом. Надеюсь, ты не ждешь от меня глубокомысленных рассуждений о том, что представляют собой люди, которым сегодня около сорока. Они разные, и я не люблю таких широких обобщений: не все тогда ярко стартовали и не все глупо распорядились жизнью. К тому же я думаю, что в нашем фильме, как и в книге Минаева, речь идет о вещах, которые могут случиться с человеком любого поколения и возраста.

Выражаясь по‑простому, «Духless» — история о том, что в жизни главное, а что ерунда. А что тебе в жизни по‑настоящему важно?

Мне… (Пауза.) Мои близкие — мама, папа, братья. Мне важно, чтобы у них все было в порядке. Мне важна моя работа, моя профессия, и я, не боясь показаться пафосным и банальным, скажу, что хотел бы многого в ней достичь.

Так или иначе действие романа Минаева происходит в нулевые годы. Cкажи, сколько тебе было в 2000-м?

Сначала ты ответь, что у тебя было по математике. (Смеется.) Я же назвал тебе год своего рождения. Пятнадцать.

Что было главным для тебя тогда?

Окончить кадетский корпус.

Высокая цель. Тогда у большинства пятнадцатилетних пределом мечтаний были джинсы, теперь — новый гаджет.

Новые джинсы стали для меня актуальны, когда я получил диплом. А до этого в них не было никакого смысла: долгое время военное ведомство за меня решало, по какой моде я буду одет. Но свои маленькие радости в нашей кадетской жизни были, правда, для этого приходилось стараться. Придумать, как устроить день рождения за территорией корпуса, чтоб друзья-сокурсники выбрались, чтоб пива с водкой выпить и чтоб нас потом не запалили. Было, в общем, чем голову занять.

Сколько лет ты отучился в кадетском корпусе?

Шесть. Поступил туда в десять вместе с братьями.

Ты младший и любимый сын?

Я средний и любимый. Моего старшего брата зовут Егор, младшего Иван, оба они в детстве были совсем неуправляемыми, и однажды мамино терпение лопнуло: она решила отдать их в кадетский корпус. Вернее, решение подсказал отчим: он из военной семьи и верил в такой метод мужского воспитания… Сто раз уже рассказывал журналистам эту историю, надо бы сейчас какие-нибудь невероятные подробности сочинить, чтоб веселее было в сто первый раз повторять…

Это ты в сто второй раз придумай, а мне расскажи правду.

Хорошо, слушай скучную правду. Узнав о коварном плане родителей, я заявил, что без братьев в Москве не останусь и раз такое дело — поеду вместе с ними в Кронштадт. В результате учиться там мне пришлось одному: Егора с Ваней довольно быстро исключили, не успев перевоспитать. А я шесть лет провел в военной форме, чтобы потом ее сбросить и ворваться в прекрасный мир, где так много всего интересного и нет никакого устава, от которого я, честно говоря, смертельно устал. Не мог я понять, почему на обед в столовую нужно ходить строем и зачем бесконечно репетировать парады к праздникам. В общем, к концу обучения стало ясно, что карьера военного не для меня. Московское детство было моей первой жизнью, кадетский корпус — второй, а после него началась третья, главная.

Скажи, а у тебя райдер есть?

Вот у тебя переход какой. Райдер у меня есть, но в нем нет бокала шампанского после первого дубля и китаянки-массажистки, если ты об этом. Там обычные вещи: транспорт, отель.

А персональный вагончик?

Теперь да.

А стул с твоей фамилией на съемочной площадке?

Николай Лебедев на съемках «Легенды № 17» своей режиссерской волей распорядился сделать мне такой стул, спасибо ему. Я не просил, но с удовольствием воспользовался. А то иногда бывает, что на площадке некуда присесть, несмотря на все райдеры.

Ты когда-нибудь соглашался сниматься ради денег?

Только из-за них? Нет. Не буду делать вид, что деньги меня не волнуют, это немаловажная для меня материя, но все же не главная.

Снимаешься в сериалах?

Смотря что ты называешь сериалом. В сагах на триста пятьдесят серий? Нет, Бог миловал. А телевизионные проекты у меня бывают, но это, скорее, как говорили раньше, многосерийные фильмы. Осенью выйдут сразу два: восьмисерийная историческая драма «Харбинец» и четырехсерийный «Дубровский» — современная версия повести Пушкина. Этим летом я тоже получил несколько телевизионных предложений, но не принял их, хотя сценарии были неплохие, а деньги, которыми ты интересовалась, и вовсе хорошие, и ждать меня были готовы. Однако я взял перерыв. Не хочу превращать себя в конвейер по производству ролей, иначе очень скоро мне нечего будет отдавать.

В театре ты со своей бывшей женой, актрисой Уршулой Малкой, играешь в «Варшавской мелодии» по пьесе Леонида Зорина. Сложнее стало играть любовь после того, как вы расстались?

Играть с такой удивительной актрисой, как Уршула, невероятное счастье. И тогда, и теперь.

Я знаю, что у вас сохранились дружеские отношения. Как у тебя это получается?

Это не у меня получается — у нее. Она замечательная, умная, тонкая, мне невероятно повезло встретить ее. У нас с ней не дружеские отношения — мы родные люди, и это уже на всю жизнь.

Ты сказал, что главное для тебя сейчас — работа, а твой герой в фильме «Духless» считает, что спасение в любви.

Про работу ты не совсем верно поняла. Я обожаю кино, не могу без театра, хочу много и интересно работать, но это не значит, что из-за работы я готов от всего отказаться и сказать «нет» отношениям. Наоборот, я говорю им «да» и сейчас открыт как никогда. (Смеется.)

Вот это заявление! Тогда задам стандартный вопрос: какие девушки тебе нравятся?

Опять хочешь от меня обобщений? Девушки же не автомобили, про них не скажешь: эта модель устраивает, а та не очень. Либо загораешься, либо нет. А если возгорание происходит, то и сам иногда не понимаешь его причины. Лев Абрамович Додин как-то рассказал нам на курсе историю, которую, в свою очередь, слышал от своего учителя Бориса Вольфовича Зона. В провинциальном театре юная актриса отчаянно полюбила немолодого, помятого жизнью, сильно пьющего артиста, в далеком прошлом — премьера труппы. Все вокруг были в шоке: «Ты с ума сошла? Погляди, он же опух от пьянки, рубашка несвежая, ногти грязные…» А она: «Бедный, даже ноготочки ему некому подстричь…» Пока любишь, не замечаешь недостатков, это же известно.

А как ты избавился от своего недостатка — бросил курить?

Понял, что без сигарет круто, гораздо лучше себя чувствуешь. Однако это уже было следствие, а основная причина — не мог заниматься хоккеем. Я довольно серьезно тренировался для «Легенды № 17» (Фильм о легендарном нападающем сборной СССР по хоккею — Валерии Харламове. — Прим.ред.), сначала пытался курить в перерывах, но после этого выходить на лед было физически тяжело. И тогда я решил на время съемок обойтись без сигарет. А через три месяца понял, что не хочу снова начинать.

Как говорил герой Алексея Баталова в фильме «Москва слезам не верит»: «Какой-то ты положительный получаешься…»

Сам удивляюсь.

Тогда поговорим о недостатках, ведь они у тебя есть?

Пока да. Впрочем, мы над этим работаем.

Ты быстро на съемках сходишься с людьми? Ведь каждый раз новая команда, новые люди со своими характерами.

С хорошими людьми схожусь быстро. С другими предпочитаю не сходиться вообще, но они все же встречаются. Стараюсь не ругаться — я не конфликтный. Еще бывает, что прихожу в новую группу и вдруг сталкиваюсь с чьей-то агрессией. Потом выясняется, что человек наслушался про мой якобы тяжелый характер и решил заранее выставить такую оборону. В таких случаях я не реагирую, вскоре он сам успокаивается. «Да ты, оказывается, нормальный, — говорит. — А о тебе такие ужасы рассказывают…» Ну, значит, кому-то надо все это сочинять.

А на что ты резко реагируешь, что не прощаешь?

Хамство. Тогда отвечаю — и прекращаю отношения.

Я спросила про площадку, потому что вспомнила, как попала на съемки фильма «Духless», и ты был грустный, даже мрачный.

Это уже под конец съемок? Отлично помню ту смену. Мало того что я в театре на репетиции сломал руку, так меня еще и охватила жуткая паранойя: мне казалось, что я провалил роль, что все не годится. Сэмюэль Хоффман говорил: «На съемках обязательно наступает такой день, когда ты просыпаешься и понимаешь: все, что ты сделал, — полное дерьмо».

Как ты отдыхаешь?

Сплю, ем, читаю. Хожу в кино.

Какой из последних фильмов посоветуешь?

Из последних не знаю, а из предпо­следних — «Артиста». Грандиозное кино и невероятная роль, мне бы такую.

У тебя друзей много?

У меня есть приятели, есть товарищи, их немало, и есть несколько друзей, причем почти никто из них не имеет отношения к театру и кино. Один из них хирург, другой юрист. Мне с ними очень интересно.

Твой герой в фильме «Духless» не говорит своему близкому другу вовремя правду и в итоге его теряет. Тебе случалось жалеть о том, что вовремя не позвонил, не сказал какие-то слова?

У меня было другое: я целый год не разговаривал с очень близким человеком. Был сильно обижен, может, даже не зря. Не звонил, не отвечал на звонки, избегал встреч, а потом вдруг понял: какой же я дурак! Я же взрослый человек, что я делаю? Зачем вычеркиваю из своей жизни близкого человека? Надо уметь прощать.

Когда тебе говорят, что ты красивый, ты как реагируешь?

Знаешь, в детстве я был очень пухлым, даже толстым, и к тому же страдал диатезом. До сих пор, скажу честно, живу с ощущением, что я толстый мальчик с красными щеками, поэтому не очень-то верю, когда слышу все эти слова. Не могу сказать, что они мне неприятны, но они меня смущают, и это, думаю, нормально.

Разговаривала Саша Гурьева

Трейлер фильма «Духless» смотри здесь!

Благодарим ресторан More. Yachts & Seafood (Санкт-Петербург) за помощь в проведении фотосъемки.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить