Большой артист

Николай Цискаридзе об орденах, о подвигах, о славе

Большой артист

Он звезда балета и пример для подражания учеников хореографических училищ, а еще хороший сын и верный друг. О том, почему ему завидуют коллеги и боготворит публика, Николай Цискаридзе рассказал нашему корреспонденту Елене Макаровой.

ВСЯ ГРУДЬ В ОРДЕНАХ
В Большом театре всегда работали и работают артисты, любимые властями. Про себя не могу сказать, что меня не любят. Я — самый титулованный артист в моем поколении в русском балете. Я ли не обласкан: две государственные премии, одну получил в 27 лет, вторую — в 28. Первую дали за вклад в искусство, вторую за «Пиковую даму». Люди годами ждут своей очереди. За «Пиковую даму» наградили персонально трех человек: балетмейстера, Илзе Лиепу и меня. Причем меня театр никогда никуда не выдвигал, это были либо журнал «Балет», либо «Золотая маска», либо какое-то театральное общество. В один прекрасный день позвонили и сказали, что мне дали орден Франции, то есть страны, которая придумала сам балет. Было так приятно, потому что после поколения Васильева, Плисецкой и Григоровича никто этот орден в нашей стране не получал. Там три ступени: шевалье, офицер, командор. Майя Михайловна уже командор, а я — кавалер ордена, шевалье.
И еще я — обладатель ордена чести Грузии. Получил его в последние месяцы правления президента Эдуарда Шеварднадзе. Все забываю за что, надо прочитать… Думаю, за что-то хорошее. А получилось так. Я полетел в Грузию на 71-летие мамы. Не смог поехать на 70-летие и сходить на ее могилу. По приезде меня попросили станцевать спектакль. Я всегда танцую в Тбилиси бесплатно, как и все, кто из Грузии уезжал. Во время спектакля ко мне подошел директор театра и спросил: «У тебя с собой есть приличная одежда?» «А что такое?» — поинтересовался я в свою очередь. «Мы завтра идем к президенту. Тебе дают орден». Мне дали орден в день рождения мамы — считаю, ей дали.

«Я НЕ УЗНАЛ ВАС В ГРИМЕ»
Мне рассказывали, что после моего появления в известной рекламе дети в магазинах просят купить им шоколадку с Цискаридзе. Я редко спускаюсь в метро, только в те дни, когда у нас праздники и Москва в очередной раз сходит с ума, перекрывая центр, а я не могу пробраться на работу. Милиционеры не обращают на меня как на лицо кавказской национальности внимания, скорее, они принимают меня за иностранца.
Подтверждением этой догадки был веселый случай в Треть-
яковской галерее. На меня в то время уже тыкали пальцем на улице, улыбались, здоровались. И вот мы с друзьями пришли посмотреть экспозицию. Подаем пять билетов. Вдруг откуда-то сзади смотрительница говорит: «А ему-то билет нужен для иностранца!» Она приняла меня за прижимистого иностранного туриста. Ну что мне делать — только смеяться.
И Мика Джаггера бы не узнали, если бы впереди не бежали его охранники. Я миллион раз видел, как идут Киану Ривз и Том Круз и их никто не узнает.
А у нас есть звезды эстрады, которые едва из автомобиля вы-
шли, а уже машут руками… Я ни на кого не собираюсь производить впечатление. На улице.

НИТКА ЗА ИГОЛКОЙ
Где-то за границей я шел по улице и увидел красивый набор для вышивания. Купил и стал вышивать. Потом потихоньку эта страсть ушла. Но иногда, когда у меня есть желание и время, сажусь и вышиваю с большим удовольствием —
и любой техникой.
А началось все с того, что, сидя рядом с моей украинской няней, наблюдал за ее действиями крючком, спицами, иголкой. Все, что я тогда носил, было сделано ее руками. У нас дома ею были вышиты полотенца, наволочки, скатерти. Няня научила меня всему, крючком вот давно не вязал…
Когда я учился в хореографическом училище, нам выдавали балетные туфли, которые выпускало ВТО. В них невозможно было заниматься, это были пыточные колодки, «испанские сапожки»! А туфли Большого театра, которые можно было приобрести с рук, стоили 10 рублей — по советским меркам очень дорого. Такие туфли мне мама могла купить только раз в месяц. Тогда на сцене не было пластика, деревянный пол поливали, и от этого туфли быстро протирались. Мы их штопали, штопали… И так в течение восьми лет.
Когда я пришел работать в Большой театр, у меня появилось огромное количество туфель — сколько захочу! Но тяга водить иглой осталась, потому что к этому уже привык. Вообще, все балетные артисты отлично управляются иголкой, каждый подгоняет театральную обувь под свою ногу, ведь только он знает, где у него любимая мозоль.

САБЛЕЗУБЫЕ ДРУЗЬЯ
Я никогда не жаловал спорт, туда мне не хотелось. Нравилось искусство, театр как явление. Моя мама была учителем физики и математики, поэтому педагогический мир знаю с детства. А вот театр оставался закрытой зоной, я мечтал попасть за кулисы. Оказавшись там во время учебы в училище, был разочарован: увидел, как все задыхаются, морщатся от боли. Стало так неприятно, ведь у меня получалось легко и без боли. Все шпагаты — сразу, от природы сочетание очень подвижных суставов и мягких мышц и связок. Вот такие способности, таким родился! Надо мной все тряслись и обожали.
Теперь у меня другого рода проблемы — недавно подрезали резинку на туфле. Самое досадное в этой истории, что тот костюмер, с которым я всегда работаю, не смог приехать на спектакль. Если бы он был, то с костюмом все было бы в порядке. Обидно, столько лет прошло, уже все должны бы смириться, что я существую, что я — главный танцовщик страны. На это есть объективные причины. Что переживать-то?!

НОСТАЛЬГИЯ ПО НАСТОЯЩЕМУ
Как мне надоело, когда об атмосфере, царящей в Большом театре, говорят как о насквозь лицемерной и жестокой! Действительно, сейчас в театре сложилась тенденция, когда в труппу могут попасть случайный человек и посредственный артист. Такие люди ни при каких условиях не должны работать в Большом театре. В СССР этого никогда бы не произошло, потому что были худсоветы, руководство прислушивалось к мнению «китов». Сегодня все поменялось: могут сказать, что дворник Вася будет руководить балетом. Потом появляется целая индустрия сумасшедших критикесс, пишущих, что дядя Вася — единственный спаситель российского балета. И нам показывают статьи — вот видите, пишут же… Когда начинаешь отчаянно сопротивляться этому абсурду, сразу идут разговоры, что ты плохо отзываешься о театре. Ни в коем случае! Театр ничего полезного, кроме хороших эмоций, не производит, и мы не должны ничего, кроме прекрасных ощущений, производить. Но это могут делать только исключительно талантливые и одаренные люди.

ПОЗОВИ МЕНЯ ТИХО ПО ИМЕНИ…
При рождении мне дали нормальное грузинское имя Ника. Колей я стал в России. Николаи живут в России, Ники — в Грузии. А вот кошку свою я долго не знал, как назвать, ничего к ней не цеплялось: ни Сильфида, ни Оделия… Больше месяца ходила по дому безымянная. В один день возьми она и прыгни со стола, да так неловко! Стакан с водой опрокинулся, залив бумаги и диски, покатился, упал на пол и разбился. Все в осколках! Я в сердцах крикнул ей: «Ну что ты за растяпа такая!» Она остановилась и повернулась виноватой мордой ко мне. С тех пор и стала Тяпой, на это имя начала откликаться.

НЕ ХОЧУ, НЕ БУДУ!
Не хочу и не буду учиться водить автомобиль. В Москве с моим психологическим фоном лучше не сидеть за рулем. Вожу там, где нет людей, где нет опасности, что врежусь в кого-нибудь или врежутся в меня.
К плите не подхожу, хотя умею готовить все. Меня этому учила няня — никто же не знал, какая жизнь будет… Понимаете, люди, прошедшие войну, лишения, заранее инстинктивно готовят своих потомков к разным умениям и жизненным навыкам. Я подзабыл, как делать сациви, лобио, но, если приспичит, за три часа восстановлю в памяти и приготовлю. Надо сказать, что у меня хорошая рука и я вкусно готовлю. Меня же учили: делай так, делай эдак, — но не было тяги к процессу приготовления пищи. Никогда не занимаюсь тем, чем не хочу. Надумаю поесть — картошки пожарю. Я — грузинский мужчина, который хочет прийти, сесть и чтобы подали поесть.

Хорошая реакция
Вы считаете, что у вас возникла интересная идея, но ее не поддержали. Вы сильно расстроитесь?
Я расстроюсь, а потом все равно добьюсь своего.
Во сколько лет вы расстались с невинностью?
Рано, я очень ранний…
Самый ценный совет, который вы получили в жизни?
Сиди в дерьме и не чирикай.
Какие ошибки вы считаете достойными наибольшего снисхождения?
Нелепость или незнание, когда человек попадает в комические ситуации, если он при этом не занимает крупную должность.
Для вас нет ничего хуже, чем…
Неряшливость, когда от человека плохо пахнет .
Кем из известных вам людей вы бы хотели быть?
Хотелось бы быть Людовиком XV, это было самое простое и самое счастливое правление. Он в 5 лет стал королем, и его жизнь была сплошное удовольствие.
Если завтра утром важная встреча, а друзья устраивают вечеринку, останетесь?
У меня всегда возобладает долг, я — человек долга.
Когда играете в какую-либо игру, вы часто проигрываете из-за невнимания?
Часто, потому что играю вечером и я уже уставший!
Как часто вас терзают мысли, что вам не следовало говорить или делать что-то?
Обычно о сделанном я не жалею, назад хода нет.
В состоянии ли вы завершить начатую работу, которая вам неинтересна?
Меня по‑другому не учили.
Я могу только сделать дело — и гулять смело.
Какой путь самый лучший для зарабатывания денег — риск, случай или карьера?
Мозги. Те люди, которые заработали большие состояния, прежде всего безумно умны.
Способны ли вы к привязанности или независимость и свобода ваш лозунг?
Кармен поет: «Свободной родилась — свободной и умру».
Вы легко можете заплакать?
Нет, я — стальная кнопка.



 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить