Берта фон Зутнер: борец за мир

Молодая аристократка посвятила борьбе за мир всю жизнь и в 1905 году стала первой женщиной-лауреатом Нобелевской премии мира.

Берта фон Зутнер: борец за мир

Светская хроника

У кого вчера были танцы и у кого будут завтра, кому баронесса Н. вскружила голову и сколько поместий у князя М. — год за годом, с момента первого выхода в свет, она слышала в основном подобные разговоры. И это казалось ей нормальным — юная баронесса Берта фон Кински, наследница древней аристократической династии, дочь фельдмаршала, не знала другой жизни. Она много путешествовала, европейские столицы и дорогие курорты сменяли друг друга — Вена, Баден-Баден, Париж, Венеция. Ее красота блистала ярче, чем бриллианты в ее многочисленных украшениях, лучшие кавалеры добивались ее внимания. Берта безупречно владела четырьмя языками — немецким, французским, английским, итальянским, занималась музыкой и брала уроки вокала у лучших европейских маэстро и готовилась стать оперной певицей. Когда-нибудь.

Мать Берты фон Зутнер увлекалась азартными играми и талантливо растрачивала немалое фамильное состояние во всех знаменитых казино Европы. Ее старания привели к полному разорению семьи. Берте пришлось прекратить неспешные занятия музыкой и устроиться гувернанткой в венскую резиденцию семьи фон Зутнер. Ее подопечными стали четыре девочки. Родители радовались успехам дочерей и всячески благоволили к их учительнице. Все изменилось в тот момент, когда сын фон Зутнеров Артур, на 7 лет младше Берты, признался, что влюблен в нее и немедленно хочет жениться. Семья приняла решение — этот брак невозможен: избранница Артура, обладавшая безукоризненным происхождением, репутацией и воспитанием, не имела приданого.

Личный ассистент

Берта фон Зутнер чувствовала, что должна немедленно уехать: без любимого она больше не хотела оставаться в Вене. На глаза ей попалось газетное объявление: «Очень богатый, культурный пожилой джентльмен, живущий в Париже, желает пригласить леди, свободно владеющую языками, в качестве секретаря». Берта откликнулась на объявление, мгновенно получила ответ, что принята, и стала собираться в дорогу. Артур не мог смириться с тем, что она уезжает. Расставаясь, они плакали, и он повторял: «Твоя любовь дала мне счастье, которое освятит всю мою жизнь».

Берта приехала в Париж и познакомилась со своим новым работодателем. «Пожилой джентльмен», которого звали Альфред Нобель, изрядно слукавил в объявлении: он оказался далеко не пожилым. Увидев баронессу, он, вместо того чтобы отправить ее разбирать бумаги, принялся показывать ей город. На протяжении почти десяти дней они непрерывно разговаривали о людях и времени, об искусстве и вечности и горячо спорили по каждому вопросу. Нобель уехал в Стокгольм, и вскоре на имя Берты одновременно пришло два письма. Одно из них — от Нобеля: он сообщал, когда вернется; другое — от ее Артура: он написал, что не сможет жить без нее. Берта действовала без промедления. Написала записку с извинениями Нобелю, продала одно из своих лучших украшений с драгоценными камнями и первым же поездом выехала в Вену. Ожидая в венской гостинице Артура, она замирала каждый раз при звуке шагов в коридоре. Когда он вошел, Берта бросилась к нему на грудь. «Вместе, наконец-то и навсегда», — так она написала об этом моменте в своих мемуарах.
Они тайно обвенчались и сразу же сбежали: отправились в свадебное путешествие на Кавказ, в Грузию. Это был длинный медовый месяц, который они растянули на девять лет. Влюбленные поселились в небольшом красивом особняке в Тифлисе и каждый день наслаждались своим счастьем. Берту фон Зутнер восхищало в Артуре все: как он, никогда не учившийся музыке в отличие от нее, импровизирует на рояле, как быстро осваивает незнакомые языки, как талантливо пишет и рисует.

Когда началась русско-турецкая война, Артур делал военные репортажи для венских газет. Неразлучная с любимым мужем, Берта тоже начала писать. Под псевдонимом В. Oulot она публиковала небольшие рассказы и эссе.

Трудный бой

После проведенных на Кавказе девяти лет супруги вернулись в Вену. Они помирились с семьей Артура и даже обосновались в их фамильном замке, а в 1886 году приехали в Париж, и Берта впервые узнала о движении за мир. После этого она заинтересовалась деятельностью антивоенных организаций в разных странах. Принятая в обществе пропаганда милитаризма и национализма возмущала ее. Она поняла, что есть дело, которому она посвятит всю свою жизнь.

В 1889 году вышла ее главная книга «Долой оружие!» — роман о жизни женщины на фоне военных событий, об изменении ее мировоззрения, с философскими рассуждениями и жестокими батальными сценами. Книга стала сенсацией, а то, что она еще и написана женщиной, казалось невероятным. Роман цитировали на правительственных заседаниях, пресса перепечатывала отрывки. Впоследствии текст был переведен на множество языков и выдержал десятки изданий. Лев Толстой в письме к госпоже фон Зутнер называл публикацию романа «счастливым предзнаменованием» и добавлял: «Отмене невольничества предшествовала знаменитая книга женщины, г-жи Бичер-Стоу; дай Бог, чтобы ваша книга предшествовала уничтожению войны».
Успех романа сделал Берту фон Зутнер заметной фигурой, это давало ей возможности служить своему делу. Она приняла участие в Римском конгрессе миролюбивых сил, а в 1891 году основала Австрийское общество мира — первую пацифистскую организацию в стране. Представители австрийской милитаристской аристократии, среди которых она родилась и выросла, называли ее изменницей. Но все было несущественно по сравнению со служением идее достижения мира.
Баронесса фон Зутнер стала постоянной и почетной участницей различных мирных конгрессов. В той исторической ситуации, когда женщины были политически бесправны и безгласны, ее деятельность была невероятно трудна, но она продолжала заниматься этим. Берта много выступала, читала лекции и писала статьи; год за годом выпускала журнал «Вахта мира»; добивалась встреч с дипломатами, руководителями государств и военными промышленниками — объясняла, спорила, убеждала.


От сердца к сердцу

Все эти годы она продолжала переписываться с Альфредом Нобелем, посылала ему свои книги. Взаимное уважение не мешало им горячо спорить обо всем, в том числе и о самом важном для Берты — о способах достижения мира. Нобель, сделавший свое состояние на изобретении и производстве динамита, считал, что если у обоих противников будет одинаковое смертельное оружие, то каждый поймет, что война бессмысленна, — и все конфликты наконец прекратятся. Для Берты приемлемым был только гуманный способ достижения мира, «от сердца к сердцу» — так называли ее метод единомышленники. Она продолжала верить, что люди могут осознать чудовищность войн и отказаться от них навсегда всего лишь силой разума и добра, но Нобель относился к ее вере со скептицизмом. Впрочем, этот факт не нарушал их дружбу.

В 1892 году Берта написала письмо Альфреду с просьбой принять участие в Международном конгрессе мира в Берне, но он не ответил. Когда конгресс начался, случилось неожиданное: Берта уединилась, чтобы немного отдохнуть, в этот момент официант негромко сообщил ей, что неизвестный джентльмен просит о встрече, и передал визитную карточку, где было написано «Альфред Нобель». «Вы звали меня, — войдя, произнес он, — и вот я здесь». Нобель приехал инкогнито и заявил, что вовсе не собирается принимать участие в конгрессе, а хочет «просто послушать». На следующей их встрече он решил вступить в Австрийское общество мира. Альфред Нобель, загадочный и противоречивый человек, награжденный при жизни титулом «торговец взрывчатой смертью», до конца жизни оставался одним из преданнейших друзей Берты. «Ваш навсегда и более чем навсегда», — подписал он одно из своих последних писем к баронессе.

Десятилетия активной деятельности во имя поддержания мира сделали Берту фон Зутнер легендой. Из-за ее одержимости идеями добра ей доставались не только восхищение, но и насмешки. Националисты величали ее «фурией пацифизма», но в 1913 году на очередном Международном конгрессе мира в Гааге ей присвоили звание генералиссимуса пацифистского движения. По словам Стефана Цвейга, она обладала верой в разум человечества и всегда повторяла всем вновь и вновь одну простую истину, которая записана в Библии: «Не убий». Только она говорила это другими, новыми словами: «Долой оружие!»

ТЕКСТ: Елена Строкина

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить