Актриса Хэди Ламарр и ее открытия

Хэди Ламарр снялась обнаженной в кино и заставила говорить о себе весь научный мир. Идеи этой красавицы легли в основу важных современных технологий.

Актриса Хэди Ламарр и ее открытия

ТЕЛО ТОГО СТОИЛО

Кинокарьера Хедвиги Кислер могла закончиться 14 февраля 1933 года, когда в ее родной Вене состоялась премьера пятого фильма с участием актрисы. В ленте «Экстаз» Хэди запечатлена без одежды. Она как могла подготовила родителей к просмотру, но все равно вид единственной дочери, бегающей нагишом по берегу реки, вызвал у них шок. Хотя стратегически важные части тела Хедвиги были прикрыты кустами и ветками деревьев, эта маскировка оставляла мало простора воображению. Ее отец, уважаемый венский банкир, прошипел сквозь зубы: «Уходим!» Дома девушка пообещала близким никогда больше не сниматься в кино.

Казалось, она окончательно похоронила свою актерскую карьеру, когда согласилась выйти замуж за Фрица Мандла, оружейного барона и одного из самых богатых людей Австрии. Девушка не понимала, во что ввязалась: «Я думала, будет здорово носить золотое кольцо. И еще официанты будут называть тебя «фрау», а не «фройляйн».

Мандл дружил с Муссолини и симпатизировал фашистам. А еще был жутко ревнив и помешан на идее тотального контроля. Он пытался скупить все копии скандального фильма с участием жены, но не вышло. По слухам, Муссолини не согласился продать свою копию. Молодую красавицу жену Фриц осыпал драгоценностями и приставил к ней людей, которые следили за каждым ее шагом.

Хедвига скучала, пыталась бежать, но в первый раз Мандл узнал о ее планах благодаря подслушивающему устройству, потом жена соблазнила лучшего друга мужа, уехала с ним в Будапешт, но на перроне их уже ждал взбешенный Фриц. В третий раз она подготовилась тщательнее: дождалась, пока муж уедет на охоту, позаимствовала одежду горничной, взяла драгоценности и бежала — в Париж, а затем в Лондон.
СУД ВРЕМЕНИ

В Англии ей улыбнулась удача: ее познакомили с легендарным директором голливудской студии MGM Луисом Майером. Он не очень верил в потенциал австрийской актрисы, толком не говорящей по‑английски и снявшейся в скандальном фильме, но решил дать ей шанс и предложил контракт на семь лет. Именно Майер придумал звучный псевдоним для своей подопечной — Хэди Ламарр. Она стала одной из самых желанных красавиц Голливуда. Стоит ли удивляться, что после развода с Мандлом у нее было еще пять мужей: продюсер; актер; ресторатор, за которого она вышла замуж после нескольких дней знакомства; техасский нефтяной магнат; юрист, помогавший ей судиться с предыдущим супругом. Ей было немногим за пятьдесят, когда она развелась с мужем номер шесть, и только тогда Хэди решила больше не экспериментировать.

Несмотря на солидные гонорары, деньги у Хэди Ламарр просто утекали сквозь пальцы. Порой приходилось продавать картины и драгоценности, чтобы оплатить обучение троих детей. Актриса не вылезала из судебных тяжб со своими финансовыми помощниками, продюсерами, рекламодателями, журналистами, мужьями. В суде она проводила едва ли не больше времени, чем в своей гостиной. Апофеозом подобных разбирательств стала история с ее автобиографией: Хэди Ламарр не блистала литературным талантом, поэтому издательство наняло журналистов, которые должны были достойно оформить ее воспоминания. Хэди не терпелось получить деньги за «мемуары», и она, толком не читая окончательный текст, подписала контракт на публикацию. Хэди Ламарр пришлось пожалеть о своем легкомыслии: авторы напичкали книгу более чем пикантными историями, где были и скабрезные анекдоты, и секс с женщинами, и случайные романы с незнакомыми мужчинами. Трудно сказать, что из этого было правдой, а что вымыслом. Хэди, возможно, была не пай-девочкой, но и не нимфоманкой. Мемуары стали бестселлером, однако окончательно испортили ее репутацию в Голливуде.

НАУЧНОЕ ОБЩЕСТВО

Наверное, Хэди Ламарр так и осталась бы одной из самых красивых femme fatale золотой эры Голливуда, если бы о ней не заговорили снова в связи с изобретением, запатентованным еще во время Второй мировой войны.

В конце 30-х Хэди Ламарр познакомилась с авангардным композитором Джорджем Антейлом, автором нескольких околонаучных статей. Они сразу нашли общий язык. Оказалось, что голова актрисы забита не только драгоценностями и вечерними платьями, но и новыми идеями. Она вспомнила наработки по управляемому вооружению, которые были созданы в лаборатории ее первого мужа, и соединила их с идеями Антейла. Для этого Хэди не понадобилось даже специального образования! Ламарр и Антейл проводили целые дни вместе, часами висели на телефоне, работая над совместным проектом. Результатом их усилий стал патент на систему связи, позволяющую на расстоянии управлять… торпедами. Правительство понимало важность изобретения, но еще не очень понимало, как воплотить его в жизнь. Лишь годы спустя идею использовали во время Карибского кризиса, а еще позднее — в создании и развитии мобильной связи, Wi-Fi и GPS. Хэди Ламарр начала работать и над другими проектами, но ей ясно дали понять, что она представляет большую ценность для страны в качестве актрисы, а не изобретателя. Только в середине девяностых годов короткая научная деятельность Ламарр получила признание: ей вручили несколько престижных наград.

Хэди Ламаррумерла в 2000-м. Незадолго до ее кончины она участвовала в блиц­опросе журнала Vanity Fair, ответы Хэди оказались ироничными и серьезными одновременно: «Самая большая любовь вашей жизни? — Мой отец. — Когда вы чувствовали себя счастливее всего? — Между замужествами. — Что бы вы хотели изменить в себе? — Мой лак для ногтей».

ТЕКСТ: Елена Коровушкина

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить