Интервью со звездой фильма «Неотразимая Тамара»

У нее низкий голос с хрипотцой и роскошный смех. Новая надежда Голливуда, любимица англичан, 24-летняя Джемма Артертон оказалась даже лучше, чем ее описывают.

Интервью со звездой фильма «Неотразимая Тамара»

У нее низкий голос с хрипотцой и роскошный смех. Новая надежда Голливуда, любимица англичан, 24-летняя Джемма Артертон оказалась даже лучше, чем ее описывают. Актриса рассказала, как она превратилась из страшного ботаника в прекрасную женщину, о том, как участвовала в драках в караоке-баре, носила силиконовый нос на пол-лица, о своей свадьбе, ноу-хау в борьбе с папарацци и, главное, о новом фильме Стивена Фрирза «Неотразимая Тамара», в котором Артертон сыграла роль ну очень непростой молодой женщины.

COSMO: Тамара, которую ты играешь, такая сложная и… противная!

ДЖЕММА АРТЕРТОН: Просто моей героине нужно быть нужной. Она хочет, чтобы ее пожалели. В глубине души она вечно нелюбимый ребенок. В кинематографе мало ролей, которые бы настолько точно раскрывали женскую натуру. Играть Тамару было очень сложно. Она несчастна и потеряна, совершенно не знает, кто она и зачем живет, и отсюда ее странные, недобрые поступки. Но как же она реальна! Стив Фрирз, режиссер фильма, периодически восклицал: «Ну не понимаю я эту Тамару! Ну что ж это за существо такое, а?» А я отвечала: «Стив, ты мужчина. А она женщина. Конечно, ты ее никогда не поймешь!» Если честно, мы всей съемочной группой до конца с интересом за ней наблюдали и отчасти не догадывались, какой моя героиня выйдет в итоге. Вышла она довольно точным портретом сложной женской натуры.

C: Ты по натуре не такая?

ДА: Надеюсь, что нет. Каждая роль, которую я выбираю, интереснее предыдущей. Я стараюсь расширять свой кругозор, усложнять себе работу, повышать планку. Меня часто воспринимают поверхностно только из-за внешности, и я вынуждена бороться с таким отношением. Когда кастинг-директор искала актеров для «Исчезновения Элис Крид», режиссер Блейксон, услышав обо мне, сразу сказал: «Она нам не подойдет, и точка. Она же девушка Бонда!» Ну не видел он во мне потенциала! Я таки пришла на пробы и доказала, что он был не прав. А еще, похоже (ой, как же хочется!), я скоро сыграю ботаника. Есть такой проект. Пока мы выясняем, хватит ли у британского телевидения денег на съемки. Кстати, несмотря на то что играю я сплошных femme fatale, по натуре я махровейший ботан.

C: Ну конечно!

ДА: Я классический ботаник, настоящий книжный червь, с комплексом отличницы — все как надо! В школе я делала абсолютно все домашние задания, до последней буквы, стремилась только к самым высоким баллам. А в институте… Господи, да я же была постоянным членом драмкружка: мы читали, обсуждали и ставили классические пьесы. Я подсела на классику, всегда серьезно готовилась к репетициям, учила все роли до последней запятой. Я не очень нравилась мальчикам, не тусовалась… Была начитанной и отчаянно грустной девочкой.

C: И что же тебя изменило?

ДА: Время. И место… Я переехала из глубинки в Лондон, встретила кучу классных, стильных, умных людей — и очень многому у них научилась. Со временем моя уверенность в себе окрепла. А вообще, меня сильно изменила работа в караоке-баре — в 18 лет устроилась туда хостес. Как позже выяснилось, там тусовались весьма странные элементы — настоящие гангстеры, и постоянно происходили драки. Если бы я не уверилась в собственных силах, просто не выжила бы. Помню, как-то раз на меня замахнулся пьяный орущий посетитель бара — в его руке была разбитая бутылка… А я очень спокойно и тихо сказала ему: «А ну-ка замолчите. Да-да! Замолчали? А теперь выметайтесь отсюда!»

«КАЖДАЯ РОЛЬ, КОТОРУЮ Я ВЫБИРАЮ, ИНТЕРЕСНЕЕ ПРЕДЫДУЩЕЙ».

C: В фильме есть сцены из юности Тамары — там у тебя огромный, супергигантский нос.

ДА: Он силиконовый! После съемок мне его подарили. А еще наш визажист Даниэль презентовал мне фотопортрет, на котором я, смурная, с надутыми губами, в профиль с этим необъятным носищем. И подписал: «Джемма, малыш, ты в жизни не выглядела лучше!» Так что я осталась с носом! Кстати, я знаю девушку, которая делала пластическую операцию на носу так же, как Тамара. И у них и характеры, и поступки схожи. У этой моей знакомой я позаимствовала многие штрихи поведения Тамары: мне всегда было ее очень жалко: такая она внешне успешная, искусная манипуляторша, но такая несчастная и одинокая по сути женщина…

Представляешь, когда я ходила в гриме, со мной постоянно приключались смешные истории. Например, в «носатом» состоянии я как-то подошла к столу с едой для членов съемочной группы — налить себе чаю, а какая-то строгая женщина мне сказала: «Детка, не трогай! Этот стол для тех, кто работает над фильмом!» (Смеется.) Наверное, надо было высокомерно ответить: «А вы что, не знаете, кто я такая?» Вот тут я поняла, каково это — быть абсолютно нормальным человеком, когда вокруг сплошные «люди, которые работают над фильмом». Весьма поучительный для меня случай.

А еще как-то раз актер массовки долго, по-приятельски, даже по‑отцовски говорил со мной, а я все никак не могла понять, он узнал меня или нет. И тут он раскололся, спросив: «Ты счастлива, что тебе досталась роль Джеммы в детстве?» Тут уж была моя очередь колоться, мол, я Джемма как раз и есть, дала ему потрогать мой силиконовый нос. Бедняга при этом очень смутился. Но мне это помогло почувствовать себя Тамарой в детстве — не очень красивой, недооцененной…

C: Получается, красивый нос творит чудеса!

ДА: Вообще-то, у меня своя проблема — ты не поверишь, в моей семье у всех непропорционально маленькие носы! На таком любая, самая маленькая накладка смотрится огромной. Сначала Стив придумал для юной Тамары небольшой, но очень толстый нос — и для меня сделали накладки в разы меньше, чем окончательная версия. Но потом он увеличивал и увеличивал нос бедной Тамары — очевидно, ему этот процесс доставлял удовольствие, и наконец вышло то, что вышло. Носяра!

ДА: Обожаю Доминика! Господи, как же он заставлял меня хохотать! Многие сцены — когда он барабанит пальцами ног, например, — это же его необузданные экспромты! И даже песня, которую он сочинил для Тамары, — Доминик ведь ее на самом деле сочинил на площадке и пришел ко мне показать, а я, понимая, что что-то идет не по сценарию, старалась сохранять серьезное лицо и просила его замолчать. Ой, а этот жест, когда его герой постоянно откидывает челку рукой?.. Это же гениально! Стиву идея не очень понравилась, а я сразу просекла, что это фишка! Ведь одним жестом он очертил типаж — каждый из нас знает человека, который именно так отбрасывает челку.

C: Как тебе работалось с самим Стивом Фрирзом?

ДА: Стив неподражаем, я уверена, что он гений. У него уникальная интуиция. Часто мы снимали сцены с первого дубля — Стив так верит себе и своей команде, что он эти дубли даже не пересматривал, просто констатировал: «Снято!» То ли дело в Голливуде — там ни один кадр не утвердят с первых 30 дублей. Даже если первый был лучшим, его ни за что не оставят. Со Стивом всегда, из года в год работают одни и те же люди — команда его обожает, он ей доверяет, они верны друг другу. Представляешь, меня он был готов утвердить на роль Тамары, не видя ни одной моей работы! Просто сказал: «Мы ее берем!» Но я настояла, чтобы пробы все-таки состоялись.

C: В британской прессе тебя уже стали называть новым секс-символом Великобритании. Как ты к этому относишься?

ДА: Хм-м… Я не знала. Интересно, а кто же был старым секс-символом? (Смеется.) Надеюсь, Джули Кристи! (Британская актриса, которой сейчас почти 70. — Прим. Cosmo.) Вообще-то, я отлично к этому отношусь! Знаешь, до тебя я давала интервью журналистке, которая спрашивала, тревожит ли меня тот факт, что незнакомые мужчины меня вожделеют. Она так и сказала: «Вож-де-ле-ют». Ну и пусть вожделеют, мне это льстит.

C: Тебя уже узнают на улицах?

ДА: Когда я стала девушкой Бонда, у моего дома разбили палатки фотографы и фанаты. Но я никого не эпатировала, ничего не комментировала, была с новыми «жильцами» ежедневно скучно-вежливой. И очень скоро палаточный лагерь переехал во двор к актерам и певцам с более интригующими биографиями. Вот лекарство от папарацци: будьте скучными — и вас оставят в покое!

А обычно я хожу по улицам Лондона, и меня никто не замечает. Несколько раз, правда, ко мне подбегали с криком: «Тэсс!» (героиня сериала «Тэсс из рода д’Эрбервилей», 2008. — прим. Cosmo.) Я сыграла двух персонажей Томаса Харди, ведь Тамара тоже стилизована под его героиню! Правда, что касается узнаваемости, в кино мою внешность сильно меняют: и в «Битве титанов», и в «Принце Персии», даже в «Кванте милосердия». Наверное, пока единственный фильм, где я похожа на себя и практически без макияжа, — это как раз «Неотразимая Тамара».

«Неотразимая Тамара» выходит в российский прокат 18 ноября.

Честно говоря, я спокойно тусуюсь в Сохо на Пятой улице, сижу с друзьями в пабах и кафе, хожу по магазинам… Все дело в тебе самой. Если ты ведешь себя как обычный человек, в тебе никогда не заподозрят знаменитость. Знаешь, я ведь видела Лайама Галлахера на Оксфорд-стрит раз восемь за свою жизнь. Он просто шел, и почти никто его не узнавал… А ведь это сам Лайам Галлахер, понимаешь?! Лайам! Как-то встретила и Роберта Паттинсона в пабе за углом, недалеко отсюда.

C: Так-так… И как ты общаешься со звездами?

ДА: Обычно и с ними ботанически вежлива. Сама терпеть не могу, когда ко мне панибратски кидаются со словами: «Джемма, крошка, как ты?» Мне всегда хочется ответить: «Здравствуйте. А мы знакомы?» Я старомодна — предпочитаю, чтобы сначала людей представили друг другу. Хотя… Надо как-нибудь попробовать завизжать (тут Джемма визжит так, что стекла роскошного отеля в Сохо рискуют лопнуть): «А-а-а! Мамочки! Это же Роберт Паттинсон!»

C: Ты теперь замужняя дама (в июне 2010 года Джемма вышла замуж, что подтверждает чудесное кольцо на пальце ее левой руки. — Прим. Cosmo.). Это как-то отразится на выборе ролей? Наверное, твой муж не будет рад видеть тебя в откровенных сценах…

«ЛЕКАРСТВО ОТ ПАПАРАЦЦИ: БУДЬТЕ СКУЧНЫМИ — И ВАС ОСТАВЯТ В ПОКОЕ!»

ДА: Не отразится ни капельки. Мой муж… (Джемма впервые замолкает на какое-то время) он меня во всем поддерживает. Он замечательный и никогда ничего мне не запрещает.

C: Ваша свадьба была секретной. Ты знала, что туда проберутся папарацци?

ДА: Я подозревала. Папарацци откуда-то всегда знают, что где происходит…

Беседовала Мария Хмеленко
ФОТО: VINCENT PETERS/MANAGEMENT + ARTISTS/ALL OVER PRESS

Благодарим компанию «Кино без границ» за помощь в организации интервью.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить