Интервью с Валентиной Рубцовой

Валентина Рубцова — жадная до работы, тающая от стихотворений, упорная спортсменка и наивная невеста. Читай интервью!

Интервью с Валентиной Рубцовой

Жадная до работы, тающая от стихотворений, упорная спортсменка и наивная невеста. Читающая Игоря Северянина и уважающая Игоря Матвиенко. Продавщица конфет, Анжелика Варум, Лия Ахеджакова… Все это одна романтичная девушка, наша героиня.

актриса рубцова валентинаCOSMO: Когда вам звонят из Cosmopolitan и предлагают интервью, какие ощущения возникают?

ВАЛЕТИНА: Радостные, это же один из моих любимых журналов, еще с юности. Когда я училась в институте, откладывала со стипендии деньги на покупку журнала. Листала и восхищалась девушками на фото: думала, какие же у них идеальные пропорции, какая гладкая кожа, какие красивые лица, видимо, только такие и попадают на страницы изданий. Честно скажу, что я не похожа на других артистов, которые обычно раздраженно говорят: «Ну вот, опять интервью…» У меня после каждой встречи происходит обнуление эмоций. Я ужасно жадная до работы, мне все интересно, и общение с журналистами в том числе.

C: Почему вы предложили встретиться в ресторане Центрального дома литераторов?

В: Я это место очень люблю. Являюсь членом клуба ЦДЛ, а привел меня сюда давным-давно мой друг Саша Олешко. Знаете, здесь я себя ощущаю в безопасности, среди своих, ну почти как в семье.

C: Что вас еще связывает с литературой?

В: Я читаю. Вот сейчас, например, старательно штудирую книгу бесед с Вуди Алленом, впереди — Дональд Рейфилд «Жизнь Антона Чехова». А для души каждый день открываю моего любимого Игоря Северянина. С этим поэтом у меня какие-то особые, почти мистические отношения сложились. Например, если у меня возникает непонимание с кем-то, я могу случайно открыть книгу Северянина и натолкнуться на стихотворение «Рядовые люди» — и там вся моя ситуация как на ладони.

C: Николая Рубцова читаете?

В: Конечно. И, кстати, это был первый вопрос мастера, когда я поступала в ГИТИС: «Не родственница?» Предпочла сказать правду: «Нет».

«Я УЖАСНО ЖАДНАЯ ДО РАБОТЫ, МНЕ ВСЕ ИНТЕРЕСНО».

C: Сами стихи не сочиняете?

В: Нет. Пробовала во времена моей первой влюбленности и страданий. Тогда какие-то нелепые стихи выходили, смешные очень — я недавно нашла, перечитала. Но у меня есть друг, который делает это великолепно. Кому-то дано это, а кому-то — что-то другое.

C: Зато у вас со спортом сложилось…

В: Да! Чем только я не занималась в детстве. Сначала мама отвела меня в цирковую студию. Но я хотела в спортивную гимнастику: у нас в маленьком городе Макеевка в Донецкой области не было подобной секции, поэтому со мной занимался наш школьный тренер. Я стала чемпионкой города, но чтобы развиваться дальше, надо было ездить в Донецк, а это было довольно далеко и слишком сложно для нас. Поэтому я стала заниматься акробатикой.

Мне очень повезло с тренерами. В моем детстве не было спортивной муштры, зато было очень много желания чего-то добиться. Даже если надо было проходить через боль, я все равно хотела заниматься. И поняла, что никогда не буду сидеть в подъезде, пить пиво и бренчать на гитаре.

C: А вы пробовали?

В: Конечно, когда мне было лет шестнадцать. И ничего хорошего из этого не вышло. Мой организм счастливо отторгает все, что касается алкоголя. Сигареты тоже. А остальное я не пробовала, но результат знаю заранее. Я не попала в школу олимпийского резерва, но все равно рада, что занималась гимнастикой. Пример идеальной спортсменки — это Алина Кабаева. Она сумасшедший трудоголик. Как и Света Хоркина. Эти люди бесконечно преданы спорту.

C: Сейчас вы уже не занимаетесь спортом?

В: Невозможно все совмещать, но я по сей день поддерживаю себя в форме, постоянно занимаюсь йогой. Хожу в зал. Кстати, на Западе очень популярны такие спортивные залы, куда может прийти человек в любом возрасте и научиться делать какой-то элемент. Например, колесо на бревне или сальто. То есть возрастных ограничений нет, если ты действительно хочешь чему-то научиться, то всего добьешься.

C: Cальто сделать можете?

В: Да.

C: Шпагат?

В: Три.

C: Что «три»?

В: Ну поперечный, на правую ногу могу сесть, на левую.

C: А как у вас началось с актерством? Как у всех — с табуретки?

В: У меня — со двора заводского поселка, где мы жили в Макеевке. Я устраивала там концерты, спектакли. Песня «Малиновки заслышав голосок» в моем исполнении пользовалась бешеной популярностью.

C: Вы это бесплатно делали?

В: Сначала бесплатно, потом поняла, что неплохо бы заработать на декорации, ширмы. Пошли с подружкой по соседям денежки собирать. Вернулась я домой и от мамы такой нагоняй получила! Пришлось давать только благотворительные концерты… Позже нам повезло: в город приехал потрясающий человек, режиссер Александр Казачек, он очень любил детский театр и решил организовать его у нас.

C: Вспоминается Карабас-Барабас.

В: Казачек таким не был. Он создал нам все условия для развития. Мы занимались по программе театрального института: ставили этюды, отрывки, спектакли. Он вложил в нас представления о профессии и о нас самих. Мы тогда все были в таком опасном переходном возрасте, пластилиновые совсем — лепи что хочешь. И он смог задать нам очень важные ориентиры, например то, что каждый из нас уникален и неповторим.

C: У вас были в детстве любимые актеры, фильмы?

В: Наслаждалась фильмом «Гостья из будущего», потом приключенческими историями вроде «Дети капитана Гранта». А когда вышли «Сердца трех», мое собственное сердце и вовсе растаяло. Я же романтическая барышня…

C: Наивно как-то.

В: Да, и вы знаете, никак не могу от этого отделаться. Просто много хорошего мне делали разные люди, вот я и выросла такой доверчивой.

C: А как сделать так, чтобы нравиться людям?

В: Я ничего специально для этого не делаю, правда. И поверьте, не все так было легко и безоблачно, как кажется. Например, когда искала деньги на обучение в Москве, обошла всю Донецкую область. Ходила по предприятиям, к директорам шахт. И мне говорили: «Бери швабру, иди мыть полы». Да, было и такое. Я плакала, но слезы были своеобразным очищением, катарсисом, а на смену ему приходил задор.

C: Почему вы поехали в Москву, а не в Киев, например?

В: Лет с 13 у меня не было других вариантов, кроме Москвы. К тому же здесь жили мои дядя с тетей — по крайней мере, было у кого остановиться. Когда я училась в 9-м классе, мы с бабушкой отправились в Москву на разведку, я была очарована и поняла, что хотела бы здесь жить. Я с первого раза поступила в ГИТИС. Это сила мысли.

В Киев после школы отправились несколько моих подруг. И звали поехать вместе. Однако на следующий день после выпускного я попала в аварию на мотоцикле. Юбочка у меня была коротенькая, и голень легла прямо на выхлопную трубу. И все, сильный ожог. Все уехали поступать, а я нет. Позже мне предложили поработать в Донецком театре. И я пошла. Через год отправилась в Москву — в 18 лет, в плацкартном вагоне, на верхней полке, да еще и с деньгами на оплату обучения. Было страшно и мне, и родителям.

«Я ЗНАЛА, ЧТО НИКОГДА НЕ БУДУ СИДЕТЬ В ПОДЪЕЗДЕ, ПИТЬ ПИВО…»

C: Люди не из Москвы сильнее столичных?

В: Не согласна. С нами на курсе учились девочки из Москвы, и их фантастической энергетике позавидовал бы любой. Многие из них заставляли ходить на пробы, тянули за собой. Пару лет я жила и дышала институтским воздухом. Тогда мне меньше всего хотелось думать о том, что будет, когда обучение закончится. Но на 3-м курсе я попала на кастинг к продюсеру Игорю Матвиенко и поняла, что за стенами вуза тоже есть жизнь и она гораздо сложнее. И мне опять повезло: меня взяли в группу «Девочки». Ко мне относились как к личности, когда я выпустилась из ГИТИСа, Игорь Игоревич повел всех нас, участниц «Девочек», в ресторан «Пушкинъ» отмечать мой диплом.

C: Как работалось в этом грязном шоу-бизнесе?

В: Прекрасно, потому что грязный шоу-бизнес нас не коснулся — у Игоря Матвиенко все по‑другому. Он с артистами общается как друг и партнер. Я в жизни не слышала, чтобы Игорь Игоревич голос повысил.

C: Но ведь им круг общения в этой области не ограничивается…

В: В этом смысле да, но надо быть к этому готовым, это же часть профессии, когда, например, группа людей раскачивает твой гастрольный автобус после выступления.

C: Автобус группы «Девочки», должно быть, раскачивали мальчики?

В: Там была целая толпа. Они от переизбытка чувств вели себя так.

C: Вас легко рассмешить?

В: Поскольку я общаюсь с людьми, у которых высокая планка юмора, то и у меня она довольно сильно задралась. Пустоватым анекдотом меня уже не рассмешить, а с возрастом мне все сложнее скрывать сарказм в отношении глупых шуток.

«ВСЕ СЛОЖНЕЕ СКРЫВАТЬ САРКАЗМ В ОТНОШЕНИИ ГЛУПЫХ ШУТОК».

C: Давайте поговорим про «Большую разницу» на Первом. Как у вас это все началось?

В: Я и раньше подражала разным певицам. Наташе Королевой, например.

C: Это где вас угораздило?

В: В театральной студии в Макеевке. Мы наблюдали и изображали. Но в чистом виде пародией никогда не занималась. Испугалась, когда Саша Цекало мне предложил поучаствовать в программе. Говорю: «Сашенька, я не пародист…» А он: «Ты не понимаешь, это не чистой воды пародия!» Я не играю Анжелику Варум, я должна просто ею стать, не кривляться, не изображать. Очень люблю эту певицу. Еще очень хотела сделать Лию Меджидовну Ахеджакову, и сделала.

В: Многие… Ладно еще, когда это делают поклонники, но когда коллеги по съемкам! Если я встречу Хью Лори, то не буду называть его доктором Хаусом. Я скажу, например, сэр Хью. С другой стороны, я понимаю, что это тоже часть народной любви. Значит, образ запомнился, попал в точку.

C: Я смотрел всего одну серию «Универа» — ту самую (1-й сезон 44-я серия), где вы говорите, что Cosmo — это журнал для лесбиянок.

В: Ха, я тоже возмущалась по этому поводу! Говорю: ребята, вы что, никогда журнал не читали?! Но это просто шутка авторская.

C: Что за фильм про женский футбол, в котором вы недавно снялись?

В: Рабочее название «Мужская женская игра», режиссер Мария Маханько. Я играла вратаря. Это забавная история о девушках из строительной бригады.

C: Какие ощущения испытывает человек на воротах, которого сейчас будут расстреливать мячом?

В: Это страшно. Мы на съемках играли с настоящей женской воронежской командой по футболу, и эти девочки бьют очень серьезно. Пару раз в челюсть мне зарядили так, что я ходила проверять, на месте ли зубы. Любопытные спортсменки, кстати, живут футболом. У нас снимались две девочки-близняшки, невероятно красивые, модельной внешности, спрашиваю их: «Как вы попали-то в эту игру?» Они говорят: «В детстве родители привели, понравилось, втянулись».

C: Есть желание сняться в серьезном кино?

В: Есть и желание, и необходимость. Одна проблема: не предлагают.

C: Мешают роли в сериалах и комедийное амплуа?

В: Здесь много особенностей. Если бы режиссером была я, пригласила бы человека пробоваться вне зависимости от того, какие роли у него за спиной. В моей жизни сейчас нет театра, хотя буквально час назад я отклонила предложение участвовать в одном антрепризном спектакле — поняла, что нельзя печь истории, как горячие пирожки. Надо, чтобы было смешно и хотя бы непошло. А то, что я прочитала, местами для меня неприемлемо. К тому же я очень занята в «Универе» и брать проекты только ради количества не хочу.

Плюс, быть может, иногда я сама не совсем правильно поступаю. Несколько лет назад пробовалась к Павлу Лунгину в «Остров» на роль девочки, которая приходит просить разрешение на аборт. И вместо того чтобы прочувствовать роль, я старалась понравиться Павлу Семеновичу. Этого делать нельзя: мозг начинает совсем по‑другому работать.

А еще я кастинги не люблю. Это большая лотерея. Сталкивалась и с тем, что приходила на пробы, а люди заранее знали, что меня не возьмут. Говорили: «Валь, извини, все хорошо, но сниматься будет племянница продюсера».

«Я КАСТИНГИ НЕ ЛЮБЛЮ. ПОТОМУ ЧТО ЭТО БОЛЬШАЯ ЛОТЕРЕЯ».

C: И все равно эта профессия вам нравится.

В: Да. Я пробовала другим заниматься. На каникулах, например, после первого курса торговала на рынке конфетами…

C: Шоколадными?

В: Там в ларечке много всего было. Я, кстати, таскала из коробок «Рафаэлло», за что до сих пор стыдно. Но и тогда я проводила время с пользой — наблюдала за людьми. И сейчас в «Большой разнице» мне это очень помогает.

C: Мы выяснили, какие проблемы у молодых актрис. Что тревожит вас как женщину? (Валентина задумалась.)

C: Борьба с лишним весом или с его недостатком? Дефицит романтики? Отсутствие детей?

В: Детей я очень хочу. Это не проблема, конечно, но самое большое желание, оно даже больше, чем, скажем, сняться у Вуди Аллена. Хотя я понимаю, что одно другому не мешает.

C: Почему вы про помолвку никому не сказали?

В: Да все само собой произошло.

C: Вы с вашим любимым человеком давно вместе. Я понимаю, вы всегда четко знали, чего хотите от отношений?

В: Это правда. Хотя у меня были свои разочарования, и невзаимная любовь, и страдания. Пока я не встретила того единственного, который сделал меня счастливой. Просто в какой-то момент я поняла, что хочу видеть его отцом моих детей. Эта мысль мне пришла в голову впервые именно с ним.

C: Вы как и где вообще сейчас живете?

В: Раньше жили в маленькой квартирке на улице Лесная, нас просто очень это место устраивало. Но стало тесно, каждому из нас ведь нужно свое личное пространство, у каждого своя жизнь. И мы сняли квартиру побольше.

C: Вы обычно дома питаетесь или в ресторанах?

В: Нет времени дома готовить. Я вот сегодня заглядывала в наш холодильник. Варенье — просто я очень люблю варенье. Лимоны.

C: Просто вы очень любите лимоны?

В: (Смеется.) Да. Минеральная вода. В морозилке — креветки. Все.

C: Креветки без пива?

В: Пива нет. Мне повезло с любимым, он так же, как и я, отрицательно относится к алкоголю. Я борюсь с одной его привычкой — с курением.

C: А как с этим бороться? Сигареты прятать? Скандалить?

В: У нас есть очень серьезная мотивация, о которой я не могу говорить. Он сам все понимает и старается, я на него не давлю. Он не тот мужчина, на которого можно кричать, давить. Он самый мудрый на земле.

C: Передвигаетесь по Москве на чем?

В: Служебный автомобиль, или ловлю попутки. Вот сегодня стою, голосую, останавливается один. «Это что, вы?!» Говорю: «Да я, я». И мне страшно, потому что люди едут, свернув шею, чтобы рассмотреть меня. Говорю: «Вы за дорогой, пожалуйста, следите, прошу».

C: Бесплатно возят?

В: Кто да, кто нет. Вчера вечером бесплатно до дома добралась. Парень такой хороший вез, узбек, кажется. Нет, говорит, не могу, я просто не могу этого сделать! Приятно, конечно. Это человеческая любовь, которой я и живу.

C: Что-нибудь предпринимаете, чтобы вас не узнавали?

В: Пробовала. Зашла в метро в очках на пол-лица. Стою, читаю сценарий — молодец, нашла что читать. Подходит человек: «Вы что думаете, мы вас не узнали?» И я поняла, что все бесполезно.

C: Номер мобильного часто меняете?

В: Нет, мой нынешний номер у меня уже лет 5. Вы знаете, образ все-таки накладывает отпечаток, у меня поклонники очень культурные, цивилизованные, не хамят. Не будут звонить, как некоторым: «Давай я подарю тебе машину, а мы с тобой…»

C: Хм, я вот обнаружил сообщение от вашего поклонника: «Таня, сколько надо взять штук баксов, чтобы с тобой поговорить? Ты замужем, вообще не имеет значения, куда мне ехать? Пиши: Geha@ХХХ.ru».

В: Смешно. Поток сознания. Что ответить этому человеку? Куда ехать? Ну езжайте направо.

C: Блог в Twitter сами ведете или ваш пиар-агент?

В: Сама! Не понимаю, почему некоторые поступают иначе. Ведь люди жаждут общения именно с тобой. И я стараюсь отвечать хотя бы одним словом каждому. Я представляю, что бы со мной творилось, если бы я написала Хью Лори, а он бы мне ответил.

C: А он ведет блог?

В: Не знаю. Стивен Фрай ведет, я читаю. Но по-английски я очень плохо понимаю. (Вытаскивает iPhone, входит в Интернет. — Прим. Cosmo) Вот еще Сашечку Савельеву читаю, Сашу Балакиреву, Сати Казанову… Дмитрия Анатольевича Медведева почитываю, и, кстати, мне кажется, он сам пишет!

C: Вам какая тусовка ближе — музыкальная или актерская?

В: Я не разделяю, хотя с актерами у меня больше общих тем. Но недавно, например, на одном мероприятии разговаривала с Николаем Расторгуевым. Умнейший, интереснейший человек.

C: Свою землячку Тутту Ларсен знаете?

В: Конечно! Она наша, да. Я помню, как первый раз подошла к ней, она еще, кажется, на MTV работала, а я пела в «Девочках». Я сказала, что тоже из Макеевки. Тутта очень талантливый журналист, большой молодец. И еще человек хороший. И то, что она сейчас имеет, награда ей за все переживания.

C: В общем-то это был последний вопрос. Спасибо!

В: Подождите-ка, как это последний вопрос? Куда это вы? Давайте еще поговорим?! C

Андрей Захарьев

ФОТОГРАФ: ПАВЕЛ КРЮКОВ. ПРОДЮСЕР: ЮЛИЯ ТКАЧЕНКО. ВИЗАЖИСТ: НАДЕЖДА КНЯЗЕВА. СТИЛИСТ: ЛАДА АРЗУМАНОВА. НА ВАЛЕНТИНЕ: СЕРЫЙ ТОП, M. RIMER; ЮБКА, A’LA RUSSE; КОЛЬЕ, OASIA; ТУФЛИ, HUGO BOSS. ПЛАТЬЕ И БРАСЛЕТ, TEREXOV

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить